Главная / Неформат

Хроника дня

«Никого не жалко, никого…» В Одесской русской драме появилась эксцентричная комедия о лицемерии

Здорово, когда трагедий не дают!

В Одесском академическом русском драматическом театре состоялась премьера комедии Александра Островского «На всякого мудреца довольно простоты». Режиссёр Евгений Резниченко попробовал старую добрую комедию нравов скрестить с итальянской commedia del arte — получилось отлично. Ничего странного в таком симбиозе нет, сам драматург мечтал в конце жизни написать феерию в духе Гоцци, просто не хватило уже ни времени, ни сил. Искрометные монологи дополняются физическими действиями, точно раскрывающими истинный смысл происходящего, спектакль разыгрывается в высоком темпе по режиссёрской партитуре, актёрское мастерство позволяет виртуозно существовать в таких условиях.

«Никого не жалко, никого…» В Одесской русской драме появилась эксцентричная комедия о лицемерии

С детских лет Островский познакомился с итальянским народным театром в балагане Лачинио в ярмарочных городках на Девичьем Поле или на гулянье «Под Новинским», ему была близка эстетика театра Петрушки, скоморошьих игр и погудок, отсюда и подача образа, и вкрапление простонародного говора. Наконец, Александра Николаича не зря окрестили «русским Мольером», тоже черпавшим вдохновение в комедии масок!

И совсем не случайно художник–постановщик Олесь Макухин лишает сцену удушающего быта, оставляя на ней только основные цвета комедии масок — белый, чёрный и красный. Несколько мобильных платформ и кресел разного фасона — вот и все декорации. Главное здесь — молодой герой, который мечтает занять достойное место в жизни, то есть взобраться на кресло побогаче и посолиднее. А пока его основное место обитания — убогий стульчик у скромного пианино, которое служит ему ещё и письменным столом. Здесь он хранит, словно ноты, свой дневник, в котором изливает желчь на мир, заставляющий его подхалимствовать, «подхалюзничать», как говаривали во времена Островского, когда хочется глумиться…

«Никого не жалко, никого…» В Одесской русской драме появилась эксцентричная комедия о лицемерии
Егор Глумов (Владимир Лилицкий)


Жанр сатиры не предполагает идеалов, тут «никого не жалко, никого — ни тебя, ни меня, ни его». Егор Глумов получил идеального исполнителя в лице Владимира Лилицкого, это ясноглазое и светловолосое создание милой улыбкой способно обмануть кого угодно, только это на самом деле отнюдь не болонка, а белый волк, хищник, вскормленный такой же с виду безобидной маменькой (заслуженная артистка Украины Светлана Горчинская). Он отомстит и «наехавшим» на него в духе «братков» из уже наших девяностых Курчаеву и Голутвину (Ярослав Белый и Евгений Меркулов), и способному выбесить любого своими поучениями дядюшке Нилу Федосеичу Мамаеву (Альберт Каспарянц). Но не все его «противники» так уж просты.

«Никого не жалко, никого…» В Одесской русской драме появилась эксцентричная комедия о лицемерии
Маменька Глумова (заслуженная артистка Украины Светлана Горчинская)

«Никого не жалко, никого…» В Одесской русской драме появилась эксцентричная комедия о лицемерии
Курчаев и Голутвин (Ярослав Белый и Евгений Меркулов)

«Никого не жалко, никого…» В Одесской русской драме появилась эксцентричная комедия о лицемерии
Дядюшка Мамаев (Альберт Каспарянц)

«Никого не жалко, никого…» В Одесской русской драме появилась эксцентричная комедия о лицемерии

Крутицкий (заслуженный артист Украины Юрий Невгамонный) — человек старой закалки, сочинитель трактата «о вреде реформ вообще» (и правильно, ну их, реформы-то, надоели!). Жеманный и бонтонный, он даже фразу «Переменять легко. Вот возьму да поставлю всю мебель вверх ногами, вот и перемена» произносит, складывая губы трубочкой, чтобы получилась «мё–ёбель». Он, конечно же, застал ещё век восемнадцатый, и хотел бы задержать его, всё же было так элегантно и мило, кипела молодая кровь, и помещицу Турусину до сих пор видит в своих воспоминаниях легкомысленной красоткой, а не крепко пьющей сумасбродной старухой. Крутицкий далеко не дурак, он без розовых очков воспринимает грубую лесть и постоянные лобызания ручек (однако ж, постоянно их протягивает для новых лобызаний), на которые щедр Глумов: «Что уж очень бранят молодёжь! Вот, значит, есть же и из них: и с умом, и с сердцем малый. Он льстив и как будто немного подленек; ну, да вот оперится, так это, может быть, пройдёт. Если эта подлость в душе, так нехорошо, а если только в манерах, так большой беды нет; с деньгами и с чинами это постепенно исчезает. Родители, должно быть, были бедные, а мать попрошайка: "У того ручку поцелуй, у другого поцелуй"; ну, вот оно и въелось. Впрочем, это всё–таки лучше, чем грубость».

«Никого не жалко, никого…» В Одесской русской драме появилась эксцентричная комедия о лицемерии
Крутицкий (заслуженный артист Украины Юрий Невгамонный) и Мамаев (Альберт Каспарянц)

Век девятнадцатый слишком груб и прагматичен для Крутицкого: «Никакой поэзии нет, никаких благородных чувств. Я думаю, это оттого, что на театре трагедий не дают». Знал бы он, каково одесским театралам двадцать первого века при наличии изобилия трагедийных, мрачных, переполненных заупокойными вибрациями спектаклей (особенно украинский театр в этом изощряется)… Трагедии вроде бы есть, а благородные чувства всё так же в дефиците.

«Никого не жалко, никого…» В Одесской русской драме появилась эксцентричная комедия о лицемерии

К слову о чувствах. Клеопатре Львовне Мамаевой, молодой тётушке Глумова (Ольга Салтыкова), невыносимы мысли о старости. Слово «старуха» она неспособна произнести с первого раза, её трясёт от отвращения! И неважно, что постоянный поклонник Городулин (заслуженный артист Украины Сергей Поляков) уверяет в неувядаемости её красоты. Одного такого мало, «очень чувствителен стал недостаток в обожателях», так почему бы не приблизить к себе юного блондина, вошедшего в дом на правах мужнина племянника? Тем более маменька его нашёптывает о достоинствах Егорушки–Жоржа, увлекая Клеопатру Львовну в ритме танго, договаривая страстными па то, о чём намекает на словах… Отсюда лёгкое своевольничанье с текстом: она зайдёт позднее, «мы ещё потанцуем… потолкуем о Жорже».

«Никого не жалко, никого…» В Одесской русской драме появилась эксцентричная комедия о лицемерии
Клеопатра Львовна (Ольга Салтыкова)

«Никого не жалко, никого…» В Одесской русской драме появилась эксцентричная комедия о лицемерии
Городулин (Сергей Поляков)

«Никого не жалко, никого…» В Одесской русской драме появилась эксцентричная комедия о лицемерии

«Никого не жалко, никого…» В Одесской русской драме появилась эксцентричная комедия о лицемерии

«Грешить и каяться» мечтает богатая невеста Машенька (Анастасия Швец), которой не обрести свободу до замужества (вот такой парадокс!), и у неё своя тётушка есть, нагрешившая немало Турусина (заслуженная артистка Украины Юлия Скарга).

«Никого не жалко, никого…» В Одесской русской драме появилась эксцентричная комедия о лицемерии
Турусина (заслуженная артистка Украины Юлия Скарга) и Машенька (Анастасия Швец)

Подкупленная Глумовым пророчица Манефа (Надежда Машукова) напоминает всех экстрасенсов с современных телеэкранов сразу, довериться ей можно только с пьяных глаз, а Турусина как раз то и дело вытаскивает фляжку с горячительным из сумочки... Определившись с помощью Манефы с выбором жениха для племянницы, Турусина предложит ей чаю. «Чаю?» — с удивлением и не по тексту переспросит наглая бабища. Ах, нет, конечно же, водки! Ещё один привет от народной комедии — образ дворового человека Турусиной (Максим Козловский), у парня проблемы с речью, поэтому докладывает хозяйке о приезде гостей при помощи транспарантов с надписями «Крутицкий», «Уродливый» (в смысле юродивый) и так далее.

«Никого не жалко, никого…» В Одесской русской драме появилась эксцентричная комедия о лицемерии

«Никого не жалко, никого…» В Одесской русской драме появилась эксцентричная комедия о лицемерии

Машенька (Анастасия Швец)

«Никого не жалко, никого…» В Одесской русской драме появилась эксцентричная комедия о лицемерии
Манефа (Надежда Машукова) и Глумов (Владимир Лилицкий)

«Никого не жалко, никого…» В Одесской русской драме появилась эксцентричная комедия о лицемерии

«Никого не жалко, никого…» В Одесской русской драме появилась эксцентричная комедия о лицемерии

Дворовой человек (Максим Козловский)

В общем, если вы надеетесь подремать в тёплом театральном зале под классический текст, ничего у вас не получится, всё внимание будет приковано к сцене и тому, что на ней происходит. А в нашей русской драме, видимо, слава Создателю, закончилась эпоха пренебрежения Островским. Будет что посмотреть!

«Никого не жалко, никого…» В Одесской русской драме появилась эксцентричная комедия о лицемерии

«Никого не жалко, никого…» В Одесской русской драме появилась эксцентричная комедия о лицемерии

«Никого не жалко, никого…» В Одесской русской драме появилась эксцентричная комедия о лицемерии

«Никого не жалко, никого…» В Одесской русской драме появилась эксцентричная комедия о лицемерии

«Никого не жалко, никого…» В Одесской русской драме появилась эксцентричная комедия о лицемерии

Автор: Мария Гудыма
Фото: Пётр Катин

23
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

????????...

Видео

Спасатели работают на месте пожара в Одессе

На улице Троицкой, 25 продолжают разбирать завалы на месте пожара в доме Асвадурова, где находились экономико-правовой колледж и ряд других организаций.

Пожар на Троицкой

Инфографика



????????...