Главная / Неформат

Хроника дня

«Союз нерушимый…». В Одесской русской драме – новый «Лист ожидания»

Если женщина в постели хороша и горяча – это личная заслуга Леонида Ильича.

В Одесском академическом русском драматическом театре заново поставили спектакль по пьесе известного одесского драматурга Александра Марданя «Лист ожидания». Штатные романтические особы ТАЙМЕРА Мария Гудыма и Оксана Солопова восторгаются новой версией.

Десять лет назад на этой же сцене российский режиссёр Иосиф Райхельгауз поставил эту же пьесу с Геннадием Скаргой и Татьяной Марковой. Затем возникла череда конфликтов с дирекцией театра, режиссёр требовал снять своё имя с афиши, в общем, создалась невозможная ситуация и неважно уже, по чьей вине.

Важно, что написанная одесситом Марданём пьеса оказалась востребованной театром вопреки всему (а география постановок «Листа ожилания» поражает воображение) и волшебно резонирующей с нашими печальными буднями. К счастью, сыскался режиссёр, нашедший набор профессиональных «отмычек» к этому тексту. Режиссёром новой версии спектакля стал заслуженный деятель культуры Польши, художественный руководитель Польского театра в Москве Евгений Лавренчук. Напомним, в Одессе он создал резонансные постановки «Сумерки богов» (2006) и «Танахшпиль» (2008).  Будем надеяться, «Лист ожидания» окажется далеко не последней работой Евгения на одесской сцене.

История, герои которой, встречаясь всего лишь раз в году, проносят свою любовь через всю жизнь, воспринимая свои чувства как «туфли на высоком каблуке, а не домашние тапочки». Что-то в этом есть; не одна любовная лодка разбилась о быт, и, может быть, случай не зря разводил героев во времени и пространстве, когда складывались ситуации, при которых они могли вступить в законный брак.

Женатый одессит Костя (заслуженный артист Украины Сергей Поляков) и замужняя москвичка Вера (Ольга Салтыкова) позволили курортному роману стать чем-то большим, но… не семьёй в обычном понимании этого слова.  Жизнь побросала их – познакомившись в советской Ялте, они изменяются в эпоху крутых перемен, оказываются в разных странах, но неизменны только тёплые чувства между ними и желание Кости осыпать любимую лепестками роз, куча которых, весьма напоминающая сердце, является почти единственной декорацией (сценограф постановки – заслуженный деятель искусств Украины Григорий Фаер).

Рядом с ними на сцене присутствует некто третий, не обозначенный в пьесе случай, то ли лукавый Купидон, то ли «слуга просцениума» (Максим Козловский). Он иронично комментирует действие пантомимой и танцем, подает необходимые предметы, его подзывают, когда нужно запустить игрушечный вертолёт (ими в перестройку торгует на стамбульском рынке Вера) или проиллюстрировать хныканьем трогательную историю о детских годах Вериного сына. Студент театрально-художественного училища поистине стал актёрским открытием года, настолько интересно и ярко проявляет себя в компании опытных коллег. Шикарная, женственная, аристократичная Вера во все эпохи и вопреки всем модным веяниям сохраняет безумную притягательность для Константина – кажется, будто артист ничего и не играет, для его героя так естественно любить эту женщину, что гримасы и ужимки ничего бы не доказали. Доказывает своё право на неё Костя своей надёжностью и редкой способностью брать на себя мужскую ответственность в любой сложной ситуации. Вроде той, когда сыну Веры грозит тюрьма, и мы слышим телефонные переговоры Кости (о, в пьесах Марданя всегда присутствуют незримые телефонные собеседники и раздаются неожиданные рингтоны, но таков уж интонационный словарь эпохи!), в том числе на «фене»… Костя прост, открыт, надёжен.

Кстати о рингтонах. Герои пьесы Марданя и тем более спектакля Лавренчука отнюдь не воюют со своим прошлым, и не случайно телефон Веры издаёт мелодию «Боже, царя храни», а Костин взрывается гимном «Союз нерушимый», который в начале их романа каждый день в шесть утра звучал по радио. Собственно, их любовный союз как раз и оказался нерушимым. Пережив страшное 11 сентября 2001-го года (Костя находился в Нью-Йорке, и влюблённые яростно пытаются друг другу дозвониться, утопая в клубах дыма, заполонивших стену), они уже точно не расстанутся никогда. И прокричат в трубки обоюдное: «Я люблю тебя!».

Но дело даже не в словах, сказанных лично или по телефону.

Бытовые реплики (ну надобно же о чём-то говорить) часто проговариваются артистами словно второпях, а истинный план действа в сияющих улыбках, которыми Вера и Костя истинно общаются даже в моменты споров и конфликтов. Слова неважны; говорят тела и мимика. Костя может даже в отсутствие Веры продекламировать достаточно спорное утверждение, пришедшее из советского фольклора: «Если женщина в постели хороша и горяча – это личная заслуга Леонида Ильича», и это не резанёт слух пошлостью. Что прошло, должно быть мило, советские интеллигенты относились к символике и вождям без фанатизма, достаточно иронично. Флагов на себя не напяливали – подобные мещанские ухватки клеймил сам Маяковский в своё время: «И мне с эмблемами платья, без серпа и молота не покажешься в свете! В чём сегодня буду фигурять я на балу в Реввоенсовете?».

И всё же одно красное платье в спектакле будет (в пьесе платье было сиреневым, но красный – цвет любви, страсти, и в то же время это цвет флага родины героев). Платье из воздушных шариков так соблазнительно облегает фигурку Веры в трико, что, не возлагая ответственности на Леонида Ильича, Костя щелчками избавится от каждого шарика и увлечёт свою фею на ложе из лепестков…

Однако «клубнички», тоже вроде бы того же цвета, вы здесь не найдёте. Дело не только в телесной гармонии, Костя, конечно, сражён, но, главное, доверительность в общении с Верой зашкаливает. С другими такого контакта нет. С другими людьми ритуальность общения соответствует тону. Косте необходимо позвонить жене, и он натянуто репетирует свою реплику «А-алло! А-алло!» ещё до того, как возьмёт телефонную трубку. Там – долг, здесь – счастье, от которого невозможно отказаться. И кто без греха, кто бросит камень?  Забавно наблюдать, как пожилые зрительницы после спектакля стараются утащить с края сцены бутафорский розовый лепесток на память, значит, о «Листе ожидания» хочется вспоминать…  

Мария Гудыма.

Автор: Мария Гудыма

17
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!

Новости партнёров:

Видео

Пожар в Балаклее: преддверие ада

Жители Харьковской области активно выкладывают видео пожара на складе боеприпасов в Балаклее, что под Харьковом. Зрелище и правда пугающее.