Главная / Неформат

Хроника дня

Обзор одесских кинопремьер: «Одержимость»

Музыку для свободных людей невозможно сыграть из-под палки.

В агоре «ГиппоКампус» одесситы увидели фильм-драму «Одержимость» (США, 2014) режиссёра Дамьена Шазеля, нашумевшее кинопроизведение, которое оценили, прежде всего, музыканты. Потому как нужно обладать слухом и слушательским опытом, чтобы оценить наиболее драматичные моменты.

Например, когда консерваторский преподаватель Теренс Флетчер, которого играет брутальный интеллектуал Джонатан Кимбл Симмонс («После прочтения сжечь»), в очередной раз прерывает репетицию студенческого джаз-бенда. «Это ты не в тональности?!» — с интонацией взбешенного капрала орёт учитель тромбонисту, а тот в полнейшем ужасе обливается слезами, увалень здоровый, и признаёт вину. Но имеющий уши да слышит: тромбонист не сфальшивил ни на йоту! Флетчер гонит бедолагу прочь из коллектива, не только из зала (кажется, вот-вот раздастся высокопарное: «Вон из искусства!»), а потом разъясняет златокудрому красавчику саксофонисту: «Это ты, Эрикссон, был не в тональности, а Метц играл правильно, но не услышал этого, а это ещё хуже!». Эрикссон довольно ухмыльнётся и продолжит репетицию. Где же справедливость?

А нет её.

В музыке прав тот, кто играет лучше. «Но разве это не субъективно?» — выясняют по ходу действия далёкие от музыки персонажи.  

«Нисколько», — отрежет 19-летний ударник Эндрю, которого играет Майлз Теллер («Захватывающее время», «Дивергент»). Джаз сродни точным наукам, при всём богатстве вариантов, так-то. Все оценки объективны. Бадди Рич – кумир студента-барабанщика, он  одержим им, но… слегка. Флетчер – тот одержим джазом, как дьяволом. Эндрю, как выяснится позже, с ним одной крови, но пока об этом не знает. В отличие от лысого накачанного брутала, способного выделиться из любой толпы, он с виду обычный среднестатистический юноша, в меру смазлив, смахивает на молоденького Элвиса даже. Покатые плечи, мягкие черты лица. Фильм сделан добротно: в отличие от многих других, типажи подобраны восхитительно. Вот сидит Эндрю рядом с джентльменом средних лет в кинотеатре, и не нужно никаких слов, чтобы понять: перед нами отец и сын. Об этом черты лица говорят, телосложение, посадка головы, манеры.

Поначалу внимание Флетчера (в его студенческий состав не так-то просто попасть, маэстро сам ведёт отбор) парню льстит, он даже осмеливается приударить за симпатичной девушкой, на которую давно глаз положил. Провинциалочка из Аризоны (играет её Мелисса Беноист) тоже не прочь отведать пиццы в компании Эндрю, но дальше этого дело не идёт. Давление, которому молодого музыканта подвергает его наставник, слишком велико. Тут не до любви. «Даже когда я буду с тобой, стану думать только о барабанах», — честный парень, правду сказал. Любой творческий человек мог бы под этими славами подписаться, только «барабаны» и «тараканы» у каждого свои.

«Одержимость» Флетчера проистекает от уверенности, будто он точно знает, откуда берутся гении. Мечтает вовремя запустить тарелкой в голову «своему Чарли Паркеру, которого пока не встретил». Тарелка полетит-таки на первой же совместной репетиции в голову Эндрю, но тот увернётся, а зритель ахнет. В «Одержимости» всё снято вблизи, максимально натуралистично и некомплиментарно по отношению к музыкантам, мы видим, как музыка рождается в каплях пота и даже крови (палочками можно растереть руки во время занятий, а на ответственное выступление прибежать, чудом выжив в автокатастрофе, с разбитой головой). Как духовики буднично вытряхивают на пол слюну из мундштука. Как становится реальностью самый жуткий сон любого музыканта: концерт начался, а ноты исчезли, да это бы ещё полбеды, объявляют неизвестное произведение, которое ни разу не репетировал! Вот где саспенс!

Казалось бы, вот-вот мечта Эндрю осуществится, он уже в постоянном составе лучшего в стране оркестра, но «подставы» Флетчера становятся всё более жестокими. Первые репетиции, на которых он часами добивался от Эндрю и его конкурентов по палочкам идеально войти в заданный темп, покажутся курортом. Но джаз – музыка свободных (может быть, потому, что изобретён рабами), из-под палки джазу не научишься. В какой-то момент музыку подменяет желание Эндрю добиться успеха, ставшее опасной для него и других людей  одержимостью. Безжалостный наставник продолжает подталкивать его всё дальше и дальше — за пределы человеческих возможностей, унижает сравнением с другими, снова сажает «на скамейку запасных», и Эндрю падает духом. Наверное, он посредственность и нового Бадди Рича из него не выйдет. Хорошо ещё, что дело не дошло до петли, как у неизвестного ему Шона Кэйси, о котором Флетчер проливает скупую мужскую слезу, лицемерно (а, может быть, спасая остатки собственной психики) утверждая, будто этот гениальный, воспитанный им буквально из ничего музыкант погиб в автомобильной катастрофе. Хорошо ещё (забегаем вперёд!), что Эндрю не подсел на наркотики, как соученик Таннер, ударник, которого маэстро не ставит в грош (рыжий и крепкий потомок ирландцев О’Коннолли, взятый дирижёром в коллектив исключительно в качестве стимула для Эндрю, не рефлексирует, у него здоровая натура, непробиваемая, и ему светит, наверное, работа в рок-группе, то, чем пугает своих студентов ехидный наставник).

Мы видим, как парень остервенело бросается на Флетчера, вцепляется ему в горло прямо на ответственном концерте, затем возвращается к отцу (мама давным-давно покинула их, сбежала, насмехается жестокий учитель, думала, что выходит за Юджина О’Нила, а рядом оказался простой преподаватель колледжа! Дж. К. Симмонсу не так уж трудно было наполнить до краёв сарказмом свои издевательские фразы – он сам сын преподавателя колледжа и наверняка в его жизни был кто, пытавший заставить комплексовать по данному поводу. Вообще-то ему не привыкать играть одержимых субъектов, от полицейского психиатра до заключённого-неонациста, но даже на таком фоне кинокритики признали роль Теренса Флетчера его лучшей работой. Фильм получил Гран-при в категории «драматический фильм» и приз зрительских симпатий фестиваля Санденс, США, 2014, премию «Золотой глобус» за лучшую роль второго плана (Дж. К. Симмонс), премию «Оскар-2015»: номинации в категории лучший фильм, лучшая роль второго плана (Дж. К. Симмонс), лучший адаптированный сценарий, лучший монтаж и монтаж звука.

Картина, конечно, имеет роскошный финал (о нём речь впереди), но не менее хороша сцена, где Эндрю, уже покинувший консерваторию и ведущий образ жизни обычного парня (даже с подружкой вздумал помириться, но она уже другого нашла, не судьба), заглядывает в джаз-клуб, где за фортепиано играет блюз Теренс Флетчер, он ведь и сам большой музыкант. Тёплый взгляд парня замечательно заполняет экран и мы, видя, как готов он примириться со своим мучителем на почве музыки и любви к ней, начинает подозревать: неспроста же его так мучили, Флетчер же присмотрел своим зорким соколиным взглядом парнишку, репетировавшего с необыкновенным  драйвом, история будет иметь продолжение…

Само собой, происходит примирение, строятся новые планы. Новый концерт, новая «подстава», новый уход со сцены в соплях… новое возвращение и вне всяких объявлений (власть над оркестром иногда берут, никого не спрашивая!) бешеное соло в вечнозелёном «Караване». Снова капли пота, крови, и вдруг оказывается: бунт помог получить признание учителя, дирижёр ударнику всё-таки нужен, два больших музыканта начинают дышать в одном ритме, начинают действовать совместно, слушать друг друга, ибо они уже равны… Триумф! Наверное, наставник был во всём прав.

Но сколько же было у Флетчера вот таких погубленных Таннеров и Кэйси? Этот вопрос остаётся за рамками фильма – щемящей блюзовой нотой послевкусия, оставленного «Одержимостью».

Автор: Мария Гудыма

9
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!

Новости партнёров:

Видео

«Нулевой тайм»: одесские футбольные фанаты атаковали болельщиков «Манчестер Юнайтед»

Вечером 8 декабря перед матчем луганской «Зари» и «Манчестер Юнайтед» на одесском стадионе «Черноморец», в парке Шевченко колонну британских болельщиков атаковали местные футбольные хулиганы.