Главная / Неформат

Хроника дня

Скелеты, пытки, индульгенции. Одесситов пригласили на ночь в «Эскориал»

Ну и зачем это ТЮЗу Райхельгауз, спрашивается в задачнике.

Необыкновенный проект «Ночь в театре» состоялся в Одесском ТЮЗе. Штатная полуночница ТАЙМЕРА Мария Гудыма изумлялась ужасам инквизиции.

В назначенный час у театра юного зрителя собралась толпа зрителей, и далеко не только юных. Аншлаг! Ну, зря говорил в разных интервью московский режиссёр Иосиф Райхельгауз, будто публика в Одесский ТЮЗ дорогу забыла. Вот же, всё своими силами, ну разве что нескольких коллег-актёров из украинского театра пригласили и совсем молодых воспитанников студии «Призвание», а так ведь собственный творческий продукт. Да ещё и на солидной драматургии произведённый.

Раз в 20 лет в Одессе ставят Гельдерода! Помнится, в начале девяностых гремел по городу спектакль «Проделка великого Мертвиарха» в постановке театра-студии «Современники», и, чтобы посмотреть мрачное, впечатляющее представление, театралы ездили аж в селекционный институт, где «Современники» обретались. А теперь – самая популярная пьеса бельгийского драматурга Мишеля де Гельдерода «Эскориал», написанная в 1928 году. Как хорошее вино и благородный коньяк, пьесы Гельдерода не стареют, хоть повествуют о совсем уж далёких временах. «Эскориал» приглашает во время царствования Филиппа Второго, со всеми ужасами испанской инквизиции, остротой восприятия жизни. Казалось бы, зачем?

А вот затем, считает художественный руководитель проекта Оксана Бурлай-Питерова, чтобы пережить агрессию и жестокость в театральном зале. А выйти «в мир» уже добрым и чистым, с просветлённой любовью душой. Мысль глубокая! Основоположник театра жестокости Гельдерод (Жан Кокто красиво сказал о нём: «Это алмаз, замыкающий ожерелье поэтов на шее Бельгии. Этот чёрный алмаз отбрасывает жестокие и благородные отблески. Они ранят лишь мелкие души. Другие они зачаровывают») не желал бы другого подхода. Прекрасная до невозможности (таких инквизиторы точно сжигали), с одухотворённым строгим лицом и копной тёмных кудрявых волос, Оксана носилась перед театром в сумерках и незримо руководила участниками пролога. Режиссёр проекта, Тоша Афанасьева, незаметный, но сильный и выносливый маленький солдат искусства, ещё более незримо направляла действо в нужное русло.

Народ в средневековых одеяниях подшучивал над королём, покупал у монаха индульгенции во отпущение грехов, пугался незнакомца в страшной маске, следил за уличным представлением, где работали акробатка, жонглёр и танцор с огнём. А хрупкая девочка душераздирающе кричала: «Не надо огня, хватит, мне больно!»

Подумалось: не зря набросали соломы да с огнями пляшут, не иначе как ведьму сжигать будут, да не перекинулся бы огонь на театр, а то будет ни Райхельгаузу, метящему сюда худруком (видно, плохи у него в Москве дела), ни детям… Но обошлось. Зрителей запустили в фойе – а там новые ужасы. Скелетик бутафорский с раскинутыми руками в клетке крестообразной, висят «повешенные» куклы, лежат «задушенные». Это инсталляция «Орудия пыток» Тараса Пантелейчука и Павла Алексеенко. Немного забавно, что прямо над головой у скелетика оказывается портрет народного артиста (в фойе театра всегда висят портреты труппы), но нас ведь и не обещали напугать до полусмерти. Публику просто необходимо настроить для восприятия главного события - спектакля, который состоится на сцене. Поэтому зритель рассматривает мрачных кукол, слушает заунывный хорал Dies irae («День гнева») в исполнении не менее мрачных монахинь, сочувствует мольбам юной ведьмы, которой не спастись от палача…

И вот публика допущена в зал, рассаживается по стульям, покуда не выдернутым из пола для удобства гастрольных спектаклей вышеупомянутого Райхельгауза. Ну что ж, присядем напоследок! На сцену проскальзывают скрытые под чёрными трико и белыми масками гибкие бестии, исполняют свой зловещий танец, и мы становимся свидетелями психологического (а в определённый момент – и физического) поединка двух личностей – короля и шута по имени Фолиаль. Сей трагифарс перед нами разыграют в лучших традициях театра представления мощный, фактурный Владимир Питеров (в веке восемнадцатом за роли королей его бы на руках носили и бросали бы к его ногам золотые изделия вкупе с туго набитыми кошельками) и пластичный, нервный, изящный Сергей Фролов (этот блистал бы на площадях для народа, при дворе – для монархов, а церковники прониклись бы к нему ненавистью, ибо человек, демонстрируя свои совершенства, бросает вызов высшим силам).

Да, да, нужно давать возможность тюзовским ребятам ставить и играть «взрослые» спектакли, они делают это вовсе не по-детски, завораживают своей игрой, точностью, чувством стиля. Огромный трон, на котором даже крупный король выглядит скукоженным пигмеем, а шут – неведомо каким ветром занесённым пауком с гибкими лапками… На славу постарались сценограф Ольга Смагина, художник по костюмам Екатерина Пинчук и художник по гриму Людмила Вайновская. Персонажи предельно выразительны, а декораций минимум. Драпировки, герб – вот и всё. Как в драмах из королевской жизни, которые смотрели в самых первых театрах основатели Одессы, начинающие одесситы. Распавшаяся было связь времён вдруг восстановилась, завертелась и пронизала собой лихо закрученный сюжет.

Резиденцию монарха, монастырь-замок Эскориал, куда нет доступа любви и свету, заполняет тьма. Помешанный на религии, чёрной магии, а также пытках Филипп Второй заставляет шута играть фарс, но все ужимки и гримасы ловкого актёра его только злят. Почему бы не поменяться ролями? Пусть шут наденет корону, а король примерит шутовской колпак, пусть разговор пойдёт о королеве, чахнущей от болезни в мрачном замке, пусть будут обнажены все тайные чувства и фантазии…

«Фолиаль (ничего не слышит). Молчи, шут! Я знаю все твои самые мерзкие выходки! Ты готов всё замарать, тебе милы нечистоты, ты любишь карликов и лицедеев, а мрачную утеху находишь в запахе людской плоти, когда она горит, треща и корчась в пламени костра под болтовню твоих попугаев. Твои грехи ужаснут теологов».

Шут проделывает кульбиты, подползает к своему повелителю, покорно подвергается пытке, когда монарх подвешивает его над сценой, а в яростной схватке, кажется, едва ли не готов одержать победу…

А ведь из зала и впрямь выходишь с желанием стать добрее, с ощущением остроты чужой боли, чужого страдания. И с вопросом: а так ли уж нужно отдавать ТЮЗ на откуп Райхельгаузу, не к ночи будь помянут? Вот какие здесь таланты, каждому дай возможность поставить да сыграть, что захочет, к чему душа лежит, и народ валом повалит, что на детские постановки, что на взрослые! Пока ребята планируют показывать «Эскориал» раз в месяц, есть планы и на следующую «Ночь в театре» через год. Но что здесь будет через год – неизвестно пока ни Богу, ни святой инквизиции.

Фото: Пётр Катин

Автор: Мария Гудыма

2 9
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Загрузка...

Видео

Об операции по подъёму Delfi рассказали на специальной пресс-конференции

11 сентября в Одессе состоялась пресс-конференция, на которой представители осуществлявших эвакуацию танкера Delfi компаний рассказали подробности операции.

Инфографика



перекредитування онлайн позик
Загрузка...