Главная / Неформат

Хроника дня

«Остановите, вагоновожатый…» Одесский театр поставил Сигарева

Боль отрезанной души.

В Одесском академическом украинском музыкально–драматическом театре имени Васыля Васылько показали на камерной сцене «38» премьеру спектакля «Фантомы» по пьесе «Фантомные боли» российского драматурга Василия Сигарева в постановке молодого киевского режиссёра Татьяны Губрий. Пьеса лидера так называемой «новой драмы» России весьма популярна и ставится по всему миру. Одноактный формат, ёмкие образы и тщательно проработанный сюжет делают её желанной как для академических, так и для любительских театров. Только академические ставят «Фантомные боли» с большим блеском, там актёрам есть где развернуться, и количество текста, как говорится, «роли не играет».

«Остановите, вагоновожатый…» Одесский театр поставил Сигарева

Татьяна Губрий «унаследовала» от своего учителя Стаса Жиркова, год назад поставившего в Одессе спектакль «Она его любила», виртуозное трио блестящих молодых актёров. Мечущийся интеллигент (Вадим Головко), вкусно матерящийся маргинал (Константин Кириленко) и спятившая от несоответствия прозы жизни и поэзии женского предназначения красавица (Марина Климова). Расклад повторился, амплуа «с белой ручки не стряхнёшь и за пояс не заткнёшь». Наверное, театру, берущему в работу ряд пьес, изобилующих обсценной лексикой, уже не стоит позиционировать себя неким «храмом искусства» и «очагом культуры». С другой стороны, без мата некоторые сюжеты будут выглядеть неправдой. Вывод: мат оставить, пафосу поубавить. Пусть театр будет зеркалом жизни, но в глубине этого зеркала может таиться призрак, фантом чистой души, от которой у современного человека осталась, пожалуй, только боль.

«Остановите, вагоновожатый…» Одесский театр поставил Сигарева

«Остановите, вагоновожатый…» Одесский театр поставил Сигарева


Какой трамвай проехался по судьбам героев пьесы Сигарева? Как такое может быть, что в судьбе одной семьи дочь, муж и жена по очереди, в разных ситуациях, гибнут под колёсами трамвая? Бывают такие необъяснимые, жуткие совпадения в жизни. Кто–то скажет: судьба, отзвуки давно минувших дней и грехов предков (кстати, любимая тема украинских театров). Оля, героиня пьесы, отрицает очевидное, повторяя: «В одну воронку бомбы не падают». Ну так ведь она безумна, что с неё взять. Она старается жить прошлым, которое, как выяснилось, было прекрасным, в нём была дочка–малышка Кристина и муж Вова, и если первую потерю Оля ещё как–то может признать (фантом маленькой девочки в начале и в финале бредёт мимо зрителей в луче света), то вторую отрицает, продолжая приходить в депо в ночи Вовиных дежурств со всеми вытекающими для себя последствиями. А попадающиеся под руку мужики по–скотски пользуются обстоятельствами… Меж тем многие вдовы и вдовцы, потерявшие детей
родители проходят стадию отрицания смерти, когда им кажется, будто ничего не случилось, трагедия либо приснилась, либо была инсценировкой в духе голливудского фильма, и через некоторое время умерший опять появится среди живых…

«Остановите, вагоновожатый…» Одесский театр поставил Сигарева

Начинается спектакль не с главных героев, а с видео уличного опроса одесситов самого разного возраста. Отвечают, разумеется, по–русски, ведь только на родном языке ты объясняешь, кого любишь больше всего и что будешь делать, если этого кого–то не станет. Забавно, когда маленькая девочка говорит, что любит «маму и своего парня», а мальчик — «маму и свою девушку». Тот же мальчик объясняет, что в случае потери «поплакал бы и стал жить дальше». С девочками далеко не так просто… И потому, наверное, не дождёмся мы пьесы о безутешном вдовце, оказывающем почести маргинальным дамочкам, поскольку принимает их за свою жену.

Но вот пролог заканчивается, и мы знакомимся с мужскими персонажами. Студент Дима впервые заступает на ночное дежурство в депо и вскоре знакомится со сменщиком, выпивохой и ворюгой Глебом. У Глеба с трамваями проблем нет, как и с совестью, и с душой, хотя некую симпатию он вызывает. Во времена крепостного права таким паны давали батогов, и они забывали о пьянке и воровстве, становились более или менее приличными людьми. В советское время таких окультуривали, образовывали, лечили, снабжали «Моральным кодексом строителя коммунизма», держа в каких-то рамках. А во все другие времена подобные Глебы возвращаются в своё естественное состояние. Высшие силы для таких пустой звук, в иконе видят только латунный оклад, который можно содрать и сдать в металлолом. Ни бога в душе, ни, кажется, уже и самой души.

«Остановите, вагоновожатый…» Одесский театр поставил Сигарева

«Остановите, вагоновожатый…» Одесский театр поставил Сигарева

«Остановите, вагоновожатый…» Одесский театр поставил Сигарева

Дима пробует играть по правилам Глеба и уже напяливает на нос очки погибшего Вовы, чтобы поближе познакомиться с красоткой Олей, но он на самом деле не такой, и с каждым мгновением с него слетает шелуха напускного цинизма. Уже во время рассказа Глеба о гибели Вовы, обставленного под настольный кукольный театр (Константин Кириленко мастерски манипулирует импровизированными куколками со спичечными ножками, периодически поджигая им головы от свечек, что символизирует и смерть, и сумасшествие).

«Остановите, вагоновожатый…» Одесский театр поставил Сигарева

«Остановите, вагоновожатый…» Одесский театр поставил Сигарева

Одинокое ожидание и первое появление спятившей Оли вызывает у Димы не вожделение, а мистический ужас, хотя она красива и провокативна, воркует и ластится к «мужу», даже прикрикнуть может, но не чтобы обидеть, а чтобы утвердить свою власть над ним, убедить себя в том, что контролирует и ситуацию, и свою семью в целом: «Ну и грязь здесь. У тебя сменщики что, не прибираются совсем? Ужас! Язва у тебя! В больницу хочешь лечь? С этим шутить нельзя».

«Остановите, вагоновожатый…» Одесский театр поставил Сигарева

«Остановите, вагоновожатый…» Одесский театр поставил Сигарева

«Остановите, вагоновожатый…» Одесский театр поставил Сигарева

Грязи в этом мире действительно с избытком.
Режиссёр обостряет ощущение нечистоплотной безысходности среды — у Сигарева персонажи выходят помочиться «с крыльца», в одесском спектакле журчат за полиэтиленовой занавеской, туда же Дима в финале и пытается спрятать от Глеба Олю, но ей место не здесь, а на том свете, со своими ангелами. Происходит очередная трагедия, Дима страдает, даже в душе Глеба что–то шевельнётся, а о зрителях и говорить нечего — плачут над судьбами героев и каждый готов остановить этот чёртов трамвай.

«Остановите, вагоновожатый…» Одесский театр поставил Сигарева

«Остановите, вагоновожатый…» Одесский театр поставил Сигарева

«Остановите, вагоновожатый…» Одесский театр поставил Сигарева

Автор: Мария Гудыма
Фото: Пётр Катин

17
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

????????...

Видео

Порты, дороги и децентрализация: новый одесский губернатор дал первую пресс-конференцию

ТАЙМЕР выбрал для вас самые важные моменты первой пресс-конференции нового главы Одесской ОГА Максима Куцего.

Инфографика



????????...