Главная / Неформат

Хроника дня

Прекрасный сон смешного человека. Одесский «Театр на Чайной» поставил Достоевского

Как хороши люди, когда они безгрешны.

Такое впечатление, что сейчас начнется сеанс магии, причем белой: зрителей рассаживают по кругу, следя, чтобы он непременно замкнулся, раздают тонкие свечи, посреди сценической площадки расстилают квадрат простыни… На самом деле это в Одесском «Театре на Чайной» готовится представление моноспектакля «Сон смешного человека» по одноименной новелле Федора Михайловича Достоевского. Известный фантастический рассказ русского классика инсценировал Игорь Коршунов, бывший актер Одесского ТЮЗа, работающий теперь в Подмосковье. В роли «смешного человека» выступает молодой киевлянин Игорь Аронов, живущий сейчас в Одессе. В нашем городе он был представлен ранее в спектакле «Что случилось в зоопарке» по Эдварду Олби, в постановке актера Санкт-Петербургского «Театра на Фонтанке» Артура Литвинова, и такого феерического безумца Джерри, какого он создал, еще поискать среди массы сценических интерпретаций популярной пьесы.

В Киеве Игорь Аронов, воспитанник театральных студий, играл некоторое время в театре «Черный квадрат» и в независимой антрепризе Ивана Орленко «Макбет: Шекспир против Ионеско». Моноспектакль «Сон смешного человека», который с интересом воспринимает прежде всего молодежная аудитория (среднее поколение зрителей – такие противные скептики!), рождался постепенно: сначала идею высказал приятель Игоря, потом он сам пытался делать моноспектакль и играть его на публике, позже появился его тезка Коршунов, который сумел добавить важные вещи и при этом не подавить актерскую индивидуальность исполнителя. Оба Игоря решили: на этот спектакль билеты продаваться не будут, вход для всех зрителей свободный.

Зрители как зрители: где-то там снаружи остались еще беспокоящие их заботы, они перешептываются между собой, шутят по поводу доставшихся им свечей. Но вот из-за портьеры появляется актер – весь в белом, босиком. Шепотом просит кое-кого сдвинуть стулья, чтобы круг окончательно замкнулся (и впрямь тут какая-то магия!), а затем начинает свой монолог вполголоса, доверительно: «Я смешной человек. Они меня называют теперь сумасшедшим. Это было бы повышение в чине, если б я все еще не оставался для них таким же смешным, как и прежде. Но теперь уж я не сержусь, теперь они все мне милы, и даже когда они смеются надо мной - и тогда чем-то даже особенно милы. Я бы сам смеялся с ними, - не то что над собой, а их любя, если б мне не было так грустно, на них глядя. Грустно потому, что они не знают истины, а я знаю истину. Ох как тяжело одному знать истину! Но они этого не поймут. Нет, не поймут.

А прежде я тосковал очень оттого, что казался смешным. Не казался, а
был. Я всегда был смешон, и знаю это, может быть, с самого моего рождения. Может быть, я уже семи лет знал, что я смешон. Потом я учился в школе, потом в университете и что же - чем больше я учился, тем больше я научался тому, что я смешон. Так что для меня вся моя университетская наука как бы для того только и существовала под конец, чтобы доказывать и объяснять мне, по мере того как я в нее углублялся, что я смешон. Подобно как в науке, шло и в жизни. С каждым годом нарастало и укреплялось во мне то же самое сознание о моем смешном виде во всех отношениях. Надо мной смеялись все и всегда. Но не знали они никто и не догадывались о том, что если был человек на земле, больше всех знавший про то, что я смешон, так это был сам я, и вот это-то было для меня всего обиднее, что они этого не знают, но тут я сам был виноват: я всегда был так горд, что ни за что и никогда не хотел никому в этом признаться».

Смешки и перешептывания стихают – хочется внимать этому голосу, сопереживать этому вовсе не смешному, а очевидно чуткому и ранимому человеку. Не актеру, нет, человеку, ибо Игорь перевоплощается в своего героя сходу и убедительно, нет зазора между исполнителем и персонажем, достоевщина сидит в нем глубоко, крепко. Потом, после спектакля артист расскажет, что знакомиться со многими сочинениями Федора Михайловича принялся уже далеко не в школьном возрасте (а классики вовсе не для подростков писали, они имели в виду взрослого читателя), что мечтает принять участие в спектакле по «Бесам» и сыграть в нем, разумеется, Ставрогина. Почему бы и не сбыться его мечте?

Актер выразителен до кончиков пальцев ног; вроде бы тихий голос обволакивает, завораживает. Дикция Игоря Аронова не просто безупречна, полная иллюзия речи человека из века девятнадцатого (вот так в образе Джерри из ««Что случилось в зоопарке» он тихо ронял реплику: «Я ведь сумасшедший», а у всех сидящих в зале от ужаса перехватывало дыхание). И в жизни Аронов не перегружает лексикон модными словечками, не засоряет речь жаргонизмами, не коверкает ее, а все это помогает перевоплощаться на сцене так, чтобы самый злой критик не мог фыркнуть: «Не верю!». Ему следует осторожнее быть с современными пьесами. Особенно с теми, авторы которых научились (порой весьма правдоподобно) имитировать искренность, этот во все времена ходовой товар. А подлинная откровенность, увы, осталась только в текстах классиков.

По сценическому пространству ходит человек в белом, присаживается на квадрат простыни, заворачивается в нее, распластывается на полу, словно пытаясь заснуть, и говорит – негромко, проникновенно. А публика видит отчаявшегося героя, и заплаканную девочку, вцепившуюся ему в рукав с просьбой помочь, и комнату, в которой он собирался свершить самоубийство, и, конечно же, его удивительный сон, в котором привиделся «смешному человеку» мир людей, не знавших греха, добрых и прекрасных. А затем – пробуждение с осознанием того, что жить все-таки стоит в нашем несовершенном мире, хотя бы для того, чтобы помочь маленькой девочке в слезах… В финале герой при помощи огромных старомодных каминных спичек помогает каждому зрителю зажечь свечу, и магический круг замыкается кольцом огоньков, очищающих душу каждого.

«Из миров Толстого и Достоевского мне, филологу по образованию, всегда был ближе второй, - комментирует зрительница Ирина Денисова. – Поэтому сегодняшний спектакль мне словно бальзам на душу. Русские классики сегодня в определенной степени утратили былую популярность, а ведь это несправедливо, их наследие – живой источник. Хорошо, что есть такой актер, который в наше время этим живет. С нетерпением буду ждать «Бесов» с Игорем в роли Ставрогина».

Следующее представление состоится 30 июня. Не пропустите!

img_0235

img_0224

img_0177

img_0216

Мария Гудыма
Фото из личного архива Игоря Аронова

4
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Загрузка...

Видео

Об операции по подъёму Delfi рассказали на специальной пресс-конференции

11 сентября в Одессе состоялась пресс-конференция, на которой представители осуществлявших эвакуацию танкера Delfi компаний рассказали подробности операции.

Инфографика



перекредитування онлайн позик
Загрузка...