Главная / Неформат

Хроника дня

«Принцип Бенджамена», скелеты и люди-машины: женский день в одесской галерее современного искусства

Брюллов был бы очарован.

До 9 апреля галерея современного искусства NT-art (Лидерсовский бульвар, 5) представляет выставку живописи трёх украинских художниц: Валерии Трубиной, Таи Галаган и Инары Багировой под названием «Classified». Этот цельный, красивый и загадочный проект в канун 8 марта приоткрыл кое-что важное, чего мы, возможно, не знали о наших творческих соотечественницах, и, действительно, может считаться своеобразным «переводом» неких смыслов и текстов.

«Принцип Бенджамена», скелеты и люди-машины: женский день в одесской галерее современного искусства

К сожалению, до Одессы доехала только Инара, остальные участницы присутствовали лишь своими работами. Формальный приём, объединяющий произведения художниц, созданные в течение последнего года, — редуцирование цвета до фотографической чёрно-белой гаммы в серии живописных полотен. Обаяние винтажа и удерживание внимания зрителя, ожидающего какого-то напряжённого триллера, этим приёмом вполне обеспечено. И всё же в поиске тем художницы индивидуальны.

Инара Багирова обращается к сюжетам золотой поры Голливуда, её фотореализм буквально звенит тревогой — первым зрителям более всего понравилась масштабная картина Инары «Принцип Бенджамена» с изображением сидящих друг другу в затылок молодых людей, травмированных и перевязанных в разных местах: кому-то шею, кому-то уши, а кому и глаза повязкой закрыли. Храня интригу, Инара подсказала, что всё дело в фикусе, который держит в руках первых персонаж, это сорт, носящий название «фикус Бенджамена», а что касается «принципа», то тут уж зритель должен подумать…

«Принцип Бенджамена», скелеты и люди-машины: женский день в одесской галерее современного искусства

Киевлянка Инара Багирова окончила Национальный медицинский университет имени Богомольца, обучалась в художественных мастерских Россовой и Колесникова, участвовала в международных и отечественных выставках. И внешне она эффектна не в меньшей степени, чем её голливудские дивы…

Валерия Трубина вдохновляется рентгеновскими снимками, на которых предстают скелеты людей, предметов, цветков — такое и впрямь бывает красивым, хотя пугающая составляющая, разумеется, тоже присутствует. Красота ведь хрупка, даже в основе своей… Валерию называют музой украинского трансавангарда, ведь она, выпускница Луганского художественного колледжа и Киевского художественного института, была участницей знаменитого арт-сквота «Парижская коммуна» в конце 80-х — начале 90-х. Работы Валерии находятся в Киевском Национальном Художественном музее, Третьяковской галерее (Москва), Музее Зиммерли (Нью-Джерси).

«Принцип Бенджамена», скелеты и люди-машины: женский день в одесской галерее современного искусства

Третья участница выставки, киевлянка Тая Галаган, является автором произведений живописи, инсталляций, объектов, видео- и аудиоперформансов. Училась в национальной Академии изобразительного искусства, а также в Саскачеванском университете (Канада). На выставке в одесской галерее видим, как сконструированные ею люди-машины, этакие пост-человеки, ощущают себя в рамках сюжетов классической живописи.

«Принцип Бенджамена», скелеты и люди-машины: женский день в одесской галерее современного искусства

Например, «Охота» представляет нам красивого гуманоида, скачущего в дамском седле на механическом же скакуне, рядом бежит механическая борзая, а трубит и вовсе маленький робот, передвигающийся на платформе… И всё это на фоне пост-гуманистического, пост-жизненного ландшафта. Наверное. Карл Брюллов, чья знаменитая «Всадница» вдохновила Таю Галаган, был бы очарован стройностью конечностей и миловидностью лысой охотницы, но в то же время ужаснулся бы той выжженной пустыне, которая может возникнуть в воображении художницы двадцать первого столетия. Что ж, миром правят мужчины, и не так чтобы очень хорошо, а женщины в основном рефлексируют…

«Принцип Бенджамена», скелеты и люди-машины: женский день в одесской галерее современного искусства

Но всё не так просто. С классическими сюжетами у Таи Галаган особые отношения. В одном из интервью она рассказывает: «В детстве я в основном находилась в доме родителей отца. Моим самым дорогим человеком была моя бабушка, которую я всю жизнь называла "мамочка". Думаю, она во многом повлияла на мою жизнь и профессию, поощряя мой интерес к любому виду творчества. Со своей биологической матерью я виделась только когда она приходила в гости. Возможно, поэтому я для себя романтизировала её личность.

Одно из самых ярких воспоминаний детства — большой календарь, который висел у нас дома над кроватью. Тематикой календаря были женские образы в живописи из коллекции Третьяковской галереи, и в этом календаре был портрет Марии Лопухиной кисти Боровиковского. Моя мама была очень похожа на эту "таинственную, закутанную в полупрозрачную шаль, освещённую тёплым золотисто-зеленоватым светом незнакомку", которую тоже звали Мария. Я была уверена, что это портрет той женщины, от которой я пряталась за шкафом, не выходя на звук своего имени, звучащего из её уст. В её же отсутствие я часто смотрела на портрет Лопухиной, разговаривая с ним, рассказывая о своих детских переживаниях, пока мамы не было рядом».

«Принцип Бенджамена», скелеты и люди-машины: женский день в одесской галерее современного искусства

И поскольку за любым произведением искусства стоит тень его создателя, внимательный зритель может разглядеть за свинцовым ликом героини полотна «Охота» или «Юдифью», чьи золотые локоны (так на оригинале Лукаса Кранаха) стали подобны металлической стружке, грустную маленькую девочку, в классических сюжетах видевшую недодавшую ей любви заботы маму. На этой грустной ноте переходим к следующей картине, а потом возвращаемся к предыдущей, ходим по кругу, любуемся, думаем…

Автор: Мария Гудыма

9
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Новости партнёров: