Главная / Неформат

Хроника дня

«Без Пушкина мы были бы совершенно другим народом». День памяти солнца русской поэзии отмечают в Одессе

Прижизненное издание в подарок музейщикам.

10 февраля — день памяти Александра Сергеевича Пушкина, и в нашем городе мимо этой даты пройти невозможно, как и обойти её молчанием. Выстрел Дантеса на роковой дуэли до сих пор рикошетит в каждого культурного человека!

В Одесском музее-квартире А.С. Пушкина открылась экспресс-выставка «Новые ценные поступления», а также состоялось заседание Пушкинской научной комиссии. Также музейщики пригласили в музыкальную гостиную, где романсы на стихи великого поэта исполнили студенты училища искусств и культуры имени К. Ф. Данькевича и Одесской музыкальной академии имени А.В. Неждановой. Член Совета мира Светлана Лукина подарила ноты пушкинских романсов, принадлежавшие ещё до войны её маме – пусть звучит в этих стенах музыка, шуршат нотные листы…

Само собой, несколько залов украсила пушкиниана — портреты поэта работы Божия, Гервица, Гармидера, Шенкера, Ревелиоти, Постеля, Палатникова. В небольшой витринке – трогательный дар одного одесского студента, обнаружившего на даче своего дяди ониксовый бюст Пушкина, дядя сам его изваял, пусть не совсем умело, зато с душой, и камень ценный подобрал…

Ещё один не так давно полученный дар в постоянной экспозиции – рукомойник из Воронцовского дворца.

«Мы сами всегда выстраиваем экспозицию, — говорит директор музея Алла Нирша. – Наш музей – платье не «от кутюр», но индивидуальный пошив своими руками, дом мод, наверное… Подарок Ольги Эммануиловны Оксман просто бесценен, скорее всего, этот умывальный кувшин был сделан для кабинета Воронцова. Конечно, в пару к нему когда-то шёл тазик, но мы им, увы, не располагаем, надеемся, что когда-нибудь получим в подарок. За последние 20 с лишним лет такой статьи, как приобретение музейных экспонатов, у нас просто не было, всё только в дар – и пополнение коллекции, и музей прирастал площадями благодаря дарителям…».

Предполагалось, что в прошлом году на базе одесского музея состоится конференция пушкинских музеев, но по понятным причинам этого не произошло. Завис и вопрос ремонта части музейных помещений, над которыми продолжает протекать некачественно отремонтированная крыша. Зато так называемый «мёртвый сезон» для музея совсем уж таковым не стал: хотя летом туристов было вдвое меньше, чем обычно, сейчас приходят одесситы, заказывают экскурсии. В прошлую субботу Клуб интеллектуальной молодёжи провёл здесь необыкновенное заседание, ребята читали свои произведения и стихи классиков, в первую очередь, конечно, Пушкина.

«К нам тянутся, — радостно констатирует Алла Михайловна. – В наше смутное, неспокойное время, в странном мире нестабильности мы остаёмся местом, где ничего особенно не меняется… Молодые люди читали здесь на днях русскую классику, и чувствовалось, что им, как и другим нашим посетителям, нужен глоток свежего воздуха, невозможно жить в духоте. Сегодня исполняется 178 лет с тех пор, как с нами не стало Пушкина. Когда-то этот выстрел попал в каждого из нас. Без Пушкина мы были бы совершенно другим народом. В нашем музейном доме порой происходят мистические, необъяснимые события, здесь писались строки «Евгения Онегина». Если отблески пушкинского гения рассыпаны по городу, как брызги дивные, то здесь всё это сконцентрировано. И вот сегодня мы открываем выставку одного экспоната, который мы получили в подарок к памятной дате и окружили ещё несколькими, составившими ему достойную компанию…».

Известный краевед Сергей Калмыков нашёл старинный поэтический сборник без титульного листа на кишинёвском рынке: «А поскольку я пикирую на каждый печатный текст, уехал из Кишинёва уже вместе с этой книгой. Пролистал её – трескучая, высокопарная, многословная, витиеватая поэзия. Но вдруг: Дельвиг, Жуковский, Веневитинов, Пушкин! Подарил книгу музею, и сделал это с удовольствием, я-то её уже прочитал, перелистал, рассмотрел. И сегодня, чтобы не приходить с пустыми руками, принёс с собой юбилейную «Литературную газету» 1962-го года – пусть будет в экспозиции!».

Старший научный сотрудник музея Ольга Константиновна Куценко рассказала, что руководством ей было поручено разобраться: что же за книгу с отсутствующим титульным листом подарили Дому Пушкина? И вот что выяснилось. Дар вдвойне ценен, так как датируется 1823-м годом, а это год пребывания поэта в Одессе. Журнал «Новости литературы» выпускался в качестве приложения к газете «Русский инвалид», туда попало только одно стихотворение молодого поэта – «Я пережил свои желанья…». Причём это одна из ранних редакций, отличающаяся от той, которую сейчас воспроизводят в собраниях сочинений.

Первоначально эта «унылая элегия», созданная в лучших традициях романтизма (чувства автора сопрягаются с образом природы, в данном случае это одиноко трепещущий лист), была включена поэтом в поэму «Кавказский пленник», но впоследствии стала отдельным стихотворением, а не монологом героя поэмы. Считается, что в этих строках отражена горечь любовного чувства юного поэта к Екатерине Раевской, отдавшей свою руку другому.

А «в компанию» к подарку Калмыкова музейщики добавили популярное издание Суворина, этот десятитомник на не самой лучшей бумаге изданный, был предназначен для самых небогатых читателей – каждый томик стоил 15 копеек. Дело в том, говорят музейщики, что полвека после гибели Пушкина издательства были вынуждены платить авторское вознаграждение его семье, а зарабатывать на наследии поэта по-настоящему стали в 1887-м году, и тут же тиражи возросли, правда, издания стали более демократичными. Потому что Пушкин, как показывает опыт, нужен богатым духовно людям, не всегда обладающим средствами на роскошные фолианты в ценных переплётах, здесь содержание ценится…

Автор: Мария Гудыма
Фото: Пётр Катин

25
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!

Новости партнёров:

Видео

Лузановка с высоты птичьего полёта

На YouTube-канале «Fly od wings», где выкладываются виды Одессы с воздуха, появился ролик, посвящённый Лузановке и району «Молодой гвардии».