Главная / Неформат

Хроника дня

«Розы не пахнут, не греют шубы…». В Одесской русской драме поставили Цветаеву

Для знатоков и не только.

В репертуаре Одесского академического русского драматического театра  особое место по праву заняла «Метель» по драматическим поэмам Марины Цветаевой «Метель» и «Казанова» в постановке Ришата Гали (Уфа, Варшава) — одна из самых громких и противоречивых премьер сезона.

История возникновения этого спектакля восходит к жаркому июлю, когда на базе Одесского академического русского драматического театра прошёл Первый международный фестиваль современной режиссуры «Встречи в Одессе» (Одесса — Тель-Авив — Львов — Варшава — Москва — Уфа — Алма-Аты). Молодые режиссёры из разных театров и стран приехали в Одессу и в течение пяти дней одновременно вели работу над четырьмя спектаклями с артистами нашей труппы.  Спектакли вошли в репертуар, а наибольшие споры вызвала «Метель».

 

Ришат Гали — режиссёр несомненно одарённый, тонко чувствующий музыку и поэзию, выступил здесь и как автор сценической версии, сценографии, музыкального оформления. Балетмейстер Юлия Пурина помогла ему довести замысел до совершенства, так как часто непроявленное в репликах артисты танцуют. Перво-наперво зрителя начинает кружить знаменитый вальс Георгия Свиридова из Музыкальных иллюстраций к пушкинской повести    «Метель»  (в этом произведении, несомненно, запечатлена формула русской музыки), на сцене меж тем при раздвинутом занавесе застынут молчаливые персонажи, среди которых будет даже статуя. А оживать они будут вместе с боем старинных часов, ведь новогодняя ночь сулит чудесные превращения…

 

Ироничный Трактирщик (Михаил Игнатов) появится с граммофонной трубой в руках, самолично проверит наличие пыли на каминной доске, поставит пластинку с танго «Утомлённое солнце», а она поначалу будет заедать, и танец юного, кудрявого, потрясающе пластичного Торговца (Альберт Солдатов) напомнит движения сломавшейся заводной игрушки… Аутентичные башкирские песни также прозвучат, в них, на слух нашего зрителя, присутствует экзотика и тайна, они отзываются в студёной атмосфере новогодней ночи, объединившей случайных, чужих друг другу людей, обещанием нездешнего счастья.

 

Хрупкая куколка в парике и с веером покачивается в кресле-качалке. Анна Дьяченко (Старуха) хриплым голоском погружает нас в свои размышления, которые, очевидно, разделяла и помешанная на старине Марина Ивановна:

Розы не пахнут, не греют шубы…
А кавалеры-то стали грубы!
Ихних речей и в толк не возьму!

Но стоит ей окунуться в свои воспоминания поглубже, и они словно выталкивают её иной, помолодевшей, с серебристым смехом, гибкими движениями обольстительной герцогини, видавшей застолья, где окружена она была любовником и мужем, поклонниками и обожателями, хотя в свете придерживалась обращения строгого… Красивейшую ожившую статую играет Яна Слупская (Дама), и оторопь берёт от мрачного предчувствия, когда Торговец и Охотник (этого брутального персонажа по очереди играют Александр Суворов и Ярослав Белый) цинично обсуждают её стати. Охотник в начале и в финале спектакля будет шутливо целиться, словно из ружья, деревянной клюкой в зал, и такое ощущение, будто выстрел уже прозвучал — там, в далёком прошлом, которое является нам странным сном сквозь дуновение метели (а может быть, вечности).

 

Заслуженный артист Украины Сергей Поляков (Таинственный господин) обольщать будет Даму чувственным танцем и льстивыми речами. А дальше, словно что-то сломается, возникнет иная реальность, где возможны несправедливые не то худсоветы, не то популярные ещё совсем недавно по историческим меркам «товарищеские суды», вынесенный Старухой портрет Сталина в малиновом пиджаке, безумный хохоток читающей стихи с разрозненных листов Дамы (в спектакле также использованы фрагменты пьесы Анны Ахматовой «Энума элиш. Пролог, или Сон во сне»). Как известно, это произведение было написано Анной Андреевной  после того, как она вышла из больницы, победив брюшной тиф («Всё почему-то стало мне казаться родом драматического действия, и я написала «Энума элиш»). Отсюда совсем не случайный мотив бреда, сплава фантазий и видений. 

 

В данной постановке использован художественный метод, к которому наша публика не вполне привыкла. Это pastiche (пастиш), постмодернистский ход, делающий  цельное произведение некой конструкцией, состоящей из зашифрованных отрывков различных произведений разных авторов. В определённой степени такое попурри адресовано знатокам первоисточников, но не только им, ибо разные стили, ритмы и цитаты внятны человеку, хотя бы немного знакомому с эпохой, он найдёт в чём-то подтверждение своим размышлениям о предмете, с чем-то не сможет согласиться. Несколько разных театральных стилей внутри одного спектакля, сменяясь за одно действие, увлекут и очаруют. Дама бредит, но как прекрасен её бред:

Всё кончено. Корабль идет ко дну,
И маски прочь —
и я с тобой в плену.
Ещё я слышу свежий клич свободы,
Мне кажется, что вольность мой удел,
И слышатся «сии живые воды»
Там, где когда-то юный Пушкин пел…

 

Внезапно, без предупреждений, будет убран не то, что объявленный анахронизмом занавес, но даже задник, обнажены театральные кулисы со всей машинерией, а окончательно вышедшие из ролей артисты забубнят по кругу, словно заевшая пластинка: «Шашлык, грибочки, пивасик… А ко мне вчера тёща приехала». Между отправными точками спектакля столько наплетено кружев актерских, интонационных, пластических, такой вокал выдаст Трактирщик (как бы опера не переманила!). Судьба мятущейся души художника, «особость» его существования — все с великолепной лаконичностью явлено на сцене.

Конечно, об этом спектакле будут спорить, но иное суждение лучше попридержать или сразу выбрать для просмотра что-нибудь попроще, благо репертуар театра и это позволяет.

Автор: Мария Гудыма
Фото: Снежана Павлова

6
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!

Новости партнёров:

Видео

Лузановка с высоты птичьего полёта

На YouTube-канале «Fly od wings», где выкладываются виды Одессы с воздуха, появился ролик, посвящённый Лузановке и району «Молодой гвардии».