Главная / Неформат

Хроника дня

Русская литература на грани нервного срыва? Отнюдь нет, полагают в Одессе

Интернет книге не помеха, считают российские писатели.

В рамках Одесского Международного Литературного фестиваля в Золотом зале Литмузея состоялась беседа «Современная литература на грани нервного срыва (способна ли литература ответить на вызов времени)». Штатная филологическая дева ТАЙМЕРА Мария Гудыма проявила интерес к обсуждаемой теме.

Главный редактор московского литературного журнала «Октябрь» Ирина Барметова, начиная разговор, посетовала, что издатели сейчас холодны к жанру рассказа (а ведь русская литература богата прекрасными образцами этого жанра), его можно встретить только в «толстых» журналах, не симптом ли это, один из многих, конца литературы? Писатель, историк и сценарист Леонид Юзефович «заглотнул крючок», сходу ответив возможным оппонентам, для которых русская литература давно уже закончилась: «У Достоевского есть один большой недостаток: он ничего не написал о нашем времени. Сейчас другая жизнь, другой мир. Есть у нас совершенно замечательный писатель Александр Терехов, есть Алексей Иванов из Перми, чьи романы я перечитываю по два-три раза, есть Андрей Дмитриев, присутствующие здесь Александр Архангельский и Ада Самарка».

Ирина Барметова

Леонид Юзефович

«Сейчас безумная мода на поэзию, — утверждает поэт Андрей Родионов. — Это я могу сказать по впечатлениям от городов в России, в которых я выступал, делал поэтические спектакли. Надо учитывать, что поэзия сейчас живёт в основном в Интернете, в социальных сетях, а журнальная публикация стала статусной вещью».

Андрей Родионов

«Я глубоко убеждена, что пока существуют «толстые» журналы, ничего плохого с русской литературой не случится, — говорит поэтесса Ольга Ильницкая. — С журналом «Октябрь» я сотрудничаю более двадцати лет, и замечу, что здесь работают не просто с текстами, а с авторами. Хороший русский язык сейчас сохраняется только в «толстых» журналах, в Интернете господствует какое-то вавилонское смешение, а когда становится плохим язык, становится плохим и человек...». 

Ольга Ильницкая

«Процент талантливых людей всегда постоянен, — дополняет молодой прозаик Ада Самарка. — Позади трёхмиллионные тиражи «Юности» времён Советского Союза, но талантливый прозаик по-прежнему найдёт способ написать хорошую книгу, раскрыть личную тему, если человек искренен, душой пишет, его произведения будут востребованы. Сейчас уже существуют клубы людей, собирающихся, чтобы послушать музыку на кассетах, возможно, и с бумажной книгой когда-нибудь так же получится».

Ада Самарка

Издатель и филолог Полина Лаврова переехала в Киев из Санкт-Петербурга, руководит издательством Laurus, и сделала необычайно ценные наблюдения: «Двойственное ощущение от русской литературы  Украины. В основном она ориентирована на Москву. Писатели стараются, чтобы действие происходило в неком усреднённом городе, многие уходят в фантастику, а она безнациональна. Между тем игры с языком, живым, пусть и содержащим украинизмы, очень интересны, на такую литературу мы надеемся».

Полина Лаврова

«Полтора года назад во время встречи с писателями в Украине я услышал фразу: «Вы хотите, чтобы мы были провинциалами», — вспоминает писатель Андрей Дмитриев. — Но ведь писал Маркес о своей Колумбии...Сегодня писатели предоставлены сами себе, своей экзистенции, своей фрустрации. Страна на грани нервного срыва, а литература не вполне с ней в этом совпадает. Есть политизированные ребята вроде Захара Прилепина, барахтающиеся на поверхности мейнстрима. Что-то такое сейчас происходит, что не вполне понятно, но если вы меня успокоите, я буду благодарен...».

Андрей Дмитриев

Интересно высказался поэт и литературовед Игорь Волгин, доктор филологических и кандидат исторических наук, автор исследований о Достоевском: «Наблюдаем не просто распад культурного пространства бывшего СССР, распался русский мир. Под угрозой оказался язык: «Сникерсни в своем формате», — о чем свидетельствует эта порча языка, если не о нравственном разложении? Мировой истории не существует без Толстого и Достоевского — носителей русского языка. Интерес к поэзии сегодня близок к нулю как общественное явление. Времена Евтушенко были таковы, что поэтическое слово совпало с общественными ожиданиями. Подобное в обозримое время не предвидится. Интернет — возможность самовыражения, но и огромная помойка, об Интернете, считаю, гениально написал ещё Пушкин: «Тятя, тятя, наши сети притащили мертвеца!»...  Но поэзия — пресволочнейшая штуковина: существует — и ни в зуб ногой! Стихотворные строчки вошли в наши гены. Пока живо поэтическое слово — жив народ. И поэт в России больше, чем поэт, и журнал в России больше, чем журнал. Вспомним, что священники службу творят, даже когда храм пуст, и Блок читал лекцию одному матросу, сегодня читателей может быть меньше, завтра — больше, читатель может умереть, но и возродиться».

«Умереть может только то, что живёт, — добавляет литературный критик Александр Архангельский. — Не сомневаюсь, что выживут и проза, и поэзии. Интернет — это просто средство доставки, как машина, привозящая мороженое, ведь нет смысла рассуждать, что лучше, машина или мороженое. Сегодняшние электронные книги — только промежуточный вариант, прогресс не стоит на месте. В разгар мирового кризиса Саркози на 40% увеличил финансирование культуры: он же не сумасшедший, он прагматик. Ведь музей, хотя и не приносит прибыли, но привлекает в город туристов с деньгами!».

«Фраза «На грани нервного срыва» — это стремительно становящийся штамп, — полагает поэт, переводчик и критик Лев Оборин. — Перед нами достаточно удобная речевая конструкция, наподобие той, что бытовала чуть раньше: «На льду». Можно согласиться с Александром Архангельским, что Интернет лишь среда, а наполняют его люди. Все разговоры о падении нравов и конце литературы мне представляются алармистскими. Я много раз думал о том, как современной литературе развиваться после нулевых, когда герой чуть ли не каждого романа совершал уход от реалий тем или иным образом. Думаю, сегодня она находится в точке ненаблюдаемости, откуда свету никогда не дойти до края Вселенной, и функция литературного критика, да и читателя, сводится к тому, чтобы не отрицать огульно, не разобравшись. О какой смерти литературы тогда можно говорить?».

Автор: Мария Гудыма
Фото: Пётр Катин

1 9
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

????????...

Видео

Брифинг одесской полиции по поводу убийства Дарьи Лукьяненко

20 июня глава одесской полиции Олег Бех провёл брифинг для СМИ, в котором рассказал о её поисках, расследовании и уликах против главного подозреваемого.



????????...