Главная / Неформат

Хроника дня

«Сила любви, помноженная на хрупкую массу тела тёти Раи...» В Одессе снова ставят Яблонскую

Найден четвёртый закон Ньютона.

Театр-студия «Тур де Форс» подготовил премьеру спектакля «Четвёртый закон Ньютона, или Монологи бессознательного», которая состоялась на сцене Еврейского культурного центра «Бейт Гранд». Штатный физик ТАЙМЕРА Мария Гудыма незаметно для себя оказалась лириком.

Спектакль посвящён светлой памяти одесского драматурга Анны Яблонской, одно время бывшей актрисой театра «Тур де Форс», которая 24 января 2011 года погибла в результате теракта в аэропорту Домодедово в Москве. У её наследия сложная и странная судьба. В крупных театральных центрах России ценят, ставят, адекватно воспринимают.

Руководитель театра «Тур де Форс» Наталья Князева

В Украине – то сложно, то мрачно, то ненормативная лексика мешает. Но ведь не в каждой пьесе Анны эта пресловутая лексика есть, только там, где имеются люмпенизированные персонажи. Кто-то даже утверждал после её гибели, что не следовало уроженке Украины писать по-русски и получать награды в Москве – как вам такое мракобесие? Приходится также слышать, будто не стоит обращаться к её наследию на гребне интереса после гибели, надо чего-то там выждать и переждать.

А ещё на днях убило интервью с одним московским режиссёром, бывшим киевлянином – он собирается ставить пьесу «Язычники» (Одесса этой зимой видела антрепризный спектакль «Террористы», поставленный по ней Сергеем Проскурнёй), но при этом собирается убрать «80 процентов мата». Дело вроде бы благое и направленное на чистоту нравственности, только в чём же будет конфликт? В приличную семью приедет благочестивая бабушка, и с чем ей там бороться, в чём будет суть её претензий? Зачем перевоспитывать и без того благостных родственников? Вроде бы хвалят драматурга, а как до дела – не подходит, это уберём, там подчистим...

Лукавство некое имеет место, так ведь? Пожелаем режиссёру удачи, а в качестве радостной новости заметим, что Одесский украинский музыкально-драматический театр имени Василько также планирует постановку по Яблонской. Художественный руководитель театра, народный артист Украины Игорь Равицкий выбрал пьесу «Семейные сцены», написанную Яблонской года за два до гибели.

«Почему эта пьеса? – размышляет Игорь Николаевич. – Я прочёл практически все пьесы Яблонской. Мы здесь, в театре, не знали о ней, сама она себя у нас не заявляла. Присмотрелись к её творчеству лишь после её гибели. На меня произвели впечатление её «Чацкий», «Утюги». «Семейные сцены» прочёл этим летом – вещь показалась глубокой, с интересными характерами. И дело там не в матерной лексике и не в смаковании жестокости. Я воспринял пьесу как размышление о вечных страданиях славянского народа, который... уж как влезет куда, так замучит себя и остальных. Я выбрал первый, предварительный вариант пьесы. Компактный, чёткий, эмоциональный и с юмором. Мне интересен главный герой – человек, прошедший горячие точки. В пьесе мир дан глазами именно такого героя, искорёженного, приученного жить войной. И нет в этой пьесе чёткого расклада на «хороших» и «плохих», как практически нет его и в жизни!»

А ещё в Москве бывший одессит Валерий Сторчак мечтает поставить «Видеокамеру» Яблонской, написанную белым стихом, пьесу ироничную и остроумную. Что касается одесского театра «Тур де Форс», где Анна начинала свой театральный путь, была актрисой, тут отношение особое. При жизни автора ставили пьесу «Дверь» о метаниях женской души. «Четвёртый закон Ньютона» – последняя пьеса, написанная Анной Яблонской, которую она незадолго до трагедии принесла в театр. Пьеса имеет вид четырёх отдельных монологов, а уж режиссёр Князева расписала все реплики по разным персонажам, создала партитуру из восклицаний, стонов, щелчков выключателей, танцевальных па, мелькающих на экране видеокадров, а главное – поисков крайне важных вещей, если словом «вещи» можно обозначить гармонию со своим «я».

«Спектакль о том, как проложить дорожку к свету, когда в душе тьма, – пишется в аннотации к представлению. – Каждый персонаж прорывается через пелену страха, боли и непонимания, чтобы продолжать жить. А вам трудно жить? Трудно ли вам ходить по замкнутому кругу? Трудно ли чувствовать только ненависть? Трудно ли любить? Трудно ли определить смысл жизни? Как это – начать жить за час до смерти? Что бы вы сказали, если бы молчание могло говорить? Представьте тёмный коридор, заполненный хламом. Что это за коридор? Для некоторых – это жизнь, коммунальная квартира, где ругаются соседи, гадят коты, воет собака, и всё это при свете тусклой лампы бытия. Это место обитания душ, которые ищут Решения. Что может спасти, если становится всё темнее и темнее? Зажгите лампочку в коридоре своего бессознательного. Спектакль – эксперимент. Спектаклю – размышление».

Трагическое мироощущение автора здесь проявилось весьма ярко, по сути, это лебединая песня Яблонской, её последние, так уж получилось, слова, обращённые к публике. И мороз бежит по коже, когда внимаешь мрачным пророчествам умирающей Собаки, которую Любовь Агрест играет, лёжа на куче тряпок на авансцене: «Эти люди смогли выжить здесь, а я не смогла... Я счастлива, что умираю своей смертью, хотя и прожила чужую жизнь». Менее печальные перспективы у героев Константина Писарева (Миша-алкаш), Кристины Протас (Рая, жена Миши). Собственно, эти двое и олицетворяют тот самый неизвестный мировой физике четвёртый закон Ньютона, гласящий: «Сила любви, помноженная на хрупкую массу тела тёти Раи, может вытащить стокилограммового мужа из-под тачки с арматурой». В остром диалоге с дядей Изей, то есть с самим Исааком Ньютоном, находится сапожник Веня (Сергей Марков); печалится о своей детсадовской любви, обнаружить которую отчаянно боялся, даже снежки бросал прямо в милое личико, прямо в очки, его сын Лёва (Евгений Громов).

На сцене витает и образ Иисуса Христа (Сергей Бозенюк), мечутся танцующие японки, словно ветви сакуры, полные цветов, тут же вполне прозаические соседи, душа умершей бабушки... Всех секретов раскрывать не будем, а мораль этого удивительного спектакля такова, выражаясь словами одного из персонажей: «Люди – очень хрупкие экспонаты». Наталья Князева считает, что любить своих близких следует, пока они живы, торопиться сказать слова любви и подкрепить их делами – самое правильное. И потому начатое «за упокой» представление заканчивается вовсе не мрачно, гимном любви. А физика и законы Ньютона с их прелестными двусмысленностями насчёт взаимодействия тел (в наше время учёные считают более правильным заменить термин «тело» другим: «материальная точка») приобретают несвойственную им пронзительную нежность, без которой выжить в этом мире очень, очень трудно. Следите за афишами, пока спектакль молод, жив, энергичен...

Фото: Пётр Катин

Автор: Мария Гудыма

6 8
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Новости партнёров:

Видео

Бандитский налёт на «7-й километр»: опубликовано видео

В распоряжении редакции ТАЙМЕРА оказалась любительская видеозапись вооружённого ограбления киевских предпринимателей на промрынке «7-й километр» утром 10 июля.

1