Главная / Неформат

Хроника дня

«Спасёшь меня и включишь свет». Одесский Театр «На Чайной» общается с потусторонним миром

Неудавшееся самоубийство и чудеса любви.

Театр «На Чайной» (Карантинная, 21/1) даёт по воскресеньям дневной моноспектакль «Хороший год», напоминающий спиритический сеанс. Штатный медиум ТАЙМЕРА Мария Гудыма буквально поселилась в зале.

Эта небольшая, но очень эмоционально насыщенная одноактная постановка, в которой блистает артист Пётр Липинский – чудо режиссёрского театра. Большое достижение даже на фоне творчески успешного коллектива. Спектакль по пьесе канадского драматурга, актёра и режиссёра (интересно, что он родился в семье переселенцев с Украины, делал резонансные постановки по Гоголю и Тургеневу) Мориса Панича «Соглядатай» поставил  режиссёр Олег Шевчук.  Название «Хороший год» подсказала прекрасная песня из репертуара Фрэнка Синатры When I Was Seventeen, постоянно звучащая в спектакле. Хотя нельзя сказать, что у героя, когда ему было 17, «был хороший год», скорее хорошим годом стал тот, который он проживает за час с небольшим на глазах зрителей.

Канадские критики называют Мориса Панича автором «чёрных комедий, балансирующих на грани между надеждой и отчаянием». Режиссёр в корне изменил интригу популярной пьесы и превратил семейную драму в поистине волшебную историю, из «почти монодрамы» в монодраму. Если в оригинале   банковский служащий Кэмп заботится о своей угасающей тётушке Грейс, которая всё время присутствует на сцене, но в большинстве случаев молчит, то в одесском варианте иная ситуация. Всё уже произошло. Племянник не успел застать тётю в живых, он заботится о похоронах, избавляется от ненужных вещей (лицо приходится замотать шарфом, ведь у него аллергия на пыль), разбирает бумаги и обращает свои монологи к той, с кем не успел объясниться при жизни. Это снимает бытовую шелуху и поворачивает историю к куда более интересным горизонтам, к зыбкой грани двух миров, где хочется общаться с дорогими людьми, покинувшими нас.

«Ты мне снилась. Как ты приезжаешь к нам на такси. Никто ко мне на такси до сих пор в жизни не приезжал. Выгружаешь свои ножки на тротуар. Ножку за ножкой, так изящно. Вытаскиваешь руку из машины и терпеливо ждёшь помощи водителя. И причёска. Когда ступаешь на землю. Твоя причёска. Такие дикие, роскошные чёрные волосы. Я хочу подбежать к тебе и причесать их. Ты, казалось мне, приехала спасти меня от моего детства, лишенного красоты и изящества. Но я ошибся. Ты смотрела на меня так, словно я был табуреткой. Я, разумеется, не мог и мечтать о том, чтобы ты любила меня…».

Но если при жизни тётушка так и не сумела оставить для племянника на заднем сиденье такси «несколько сантиметров» и увезти с собой в какую-то гораздо более достойную жизнь, подальше от равнодушных родителей, преподавателя французского (вечно пьяного румына, бившего своими толстыми красными ручищами ребёнка по лицу), то после смерти она, оказывается, очень добра к Кэмпу, и дело не только в найденном завещании на его имя.

 

Герой обращает свои монологи к пустой тётушкиной кровати, застеленной пледом (однажды он достанет из пакета новое постельное бельё, но так и не решится сделать ложе своим, спрячет простыни и наволочки обратно). Не зря говорят, что год после смерти душа покойного где-то близко. В своеобразном спиритическом сеансе важную роль играет маленький транзистор – откликаясь на реплики парня, вдруг перескакивает на другую волну и передаёт кантри-песенку Camptown Races – сама по себе бессодержательная песенка, об ипподроме длиною в пять миль, но для Кэмпа она знаковая. Именно её он играл тёте на аккордеоне в тот памятный приезд. Такая музыкальная весточка придёт ещё не раз. И не случайно тот же транзистор, он же и кассетник, «зажуёт» кассету с погребальной музыкой, когда Кэмп станет репетировать надгробную речь, сравнивая тётю с догоревшей свечой, – это немного пошлое и напыщенное сравнение явно не нравится покойнице…

Не раскрывая интриги блистательно переиначенного сюжета, нельзя не упомянуть, что транзистор голосом тётки поздравит парня с Рождеством, когда он на наших глазах, угостившись виски и наплясавшись в одиночку в колпаке Санты, совершит рискованную во всех смыслах попытку самоубийства со словами: «Я трус. Я боялся темноты вплоть до совершеннолетия. И я всегда верил в то, что ты придёшь ко мне, спасёшь меня и включишь свет». Люстра, бра и торшеры тоже говорят тут своим языком, далеко не всегда подчиняясь пытающемуся то включить, то выключить свет Кэмпу. Есть и наполовину условное окно, на раму которого герой повесит объявление о продаже квартиры. Целый год, как выяснилось, хороший год его удерживала здесь любовь. Что будет с ним дальше? Возможно, продаст недвижимость и уедет, возможно, передумает и останется, наконец, познакомится с собственными племянниками, которые наверняка где-то есть (обзавестись своими при такой роскошной мизантропии, а также возможных последствиях перенесённой в детстве свинки проблематично). Во всяком случае, смешав прах из погребальной урны с землёй в цветочном горшке, он не спешит уходить, оставляя финал открытым.

Заключительный монолог, составленный из различных реплик Кэмпа, актёр произносит, сидя в кресле-качалке совсем близко от зрителя, в пространстве между сценой и первым рядом. Зал обычно начинает всхлипывать на словах о том, как грустно быть соглядатаем смертей, как хорошо было бы уйти из жизни вместе с дорогим человеком, впрочем, герой мог бы и молчать, одним лишь взглядом объясняясь с публикой. Пётр Липинский – из Питера, профессиональное образование получил в Новосибирске, а в одесском театре, влившись в ряды «чайников», буквально творит чудеса в ряде постановок, а особенно в моноспектакле. Хотите, чтобы вам душу вывернули наизнанку и заставили поверить в любовь, которая сильнее смерти – посмотрите, переживите «Хороший год».

Фото: Снежана Павлова.

Автор: Мария Гудыма

6
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!

Новости партнёров:

Видео

Лузановка с высоты птичьего полёта

На YouTube-канале «Fly od wings», где выкладываются виды Одессы с воздуха, появился ролик, посвящённый Лузановке и району «Молодой гвардии».