Главная / Неформат

Хроника дня

Так какое кино мы потеряли? Размышления по поводу готовящейся приватизации Одесской киностудии

Новость о грядущей приватизации Одесской киностудии, как всегда, застала кинематографистов врасплох (хотя речь об этом идет уже практически все последнее десятилетие) и породила новую серию стонов и плача по «кино, которое мы потеряли», хотя подобных «страданий» была уже тьма тьмущая. Но в этих воплях как-то затерялась суть дела: а что, собственно говоря, мы теряем? На этот вопрос решил ответить журналист Александр Галяс, чей материал мы и публикуем ниже.

blak86291
Новость о грядущей приватизации Одесской киностудии, как всегда, застала кинематографистов врасплох (хотя речь об этом идет уже практически все последнее десятилетие) и породила новую серию стонов и плача по «кино, которое мы потеряли», хотя подобных «страданий» была уже тьма тьмущая. Но в этих воплях как-то затерялась суть дела: а что, собственно говоря, мы теряем? На этот вопрос решил ответить журналист Александр Галяс, чей материал мы и публикуем ниже.

«Штатные плакальщики» наплодили множество мифов, главный из которых – горячая любовь советского народа к фильмам Одесской киностудии. (О постсоветском речи не идет ввиду фактического отсутствия предмета для разговора). Из чего вытекает другой миф - о том, что фильмы нашей студии приносили, дескать, баснословные доходы в бюджет государства. Выводы из этого следуют сами по себе: «курицу с золотыми яйцами» резать нельзя ни в коем случае, а напротив, надо подпитывать ее как можно большим количеством «кормов» в виде бюджетных ассигнований.

Небольшое отступление. Некоторые товарищи в своей апологетике доходят просто до абсурда. Так, один местный деятель, по недоразумению считающийся «киноведом», вознес до небес сорокалетней давности фильм «Один шанс из тысячи» - на том основании, что одним из авторов сценария и художественным руководителем постановки был Андрей Тарковский.

Между тем, фильм этот, если чем и выдающийся, то разве что количеством несуразностей, о чем остроумно писал Игорь Манцов. (Впрочем, уровень знаний указанного выше «киноведа» выдает хотя бы такой «пассаж»: по его утверждению, фильм «Фотографии на стене», снятый на студии в 1977 г., был «положен на полку», потому что эмигрировал автор сценария Анатолий Алексин, между тем, как этот «эмигрант» в 1978 г. был удостоен Государственной премии СССР).

Однако оставим пока в стороне вопрос об апологетах, равно как и о творческих потенциях штатных режиссеров студии и об их способности нести эти самые «золотые яйца». Обратимся к истории, точнее, к исторической статистике, ибо цифры, как известно, в отличие от мнений, аргумент более весомый – «тому що» реальный… Попытаемся же при помощи реальных данных разобраться в том, насколько советский народ любил фильмы Одесской киностудии.

Цифры против мифов
Не так давно я обнаружил замечательный документ: список фильмов, шедших в советском кинопрокате в послевоенные годы, с указанием количества зрителей, посмотревших каждый из фильмов (хотя правильнее было бы говорить о количестве проданных билетов). Статистика в те годы велась более или менее точная, поэтому в целом ей можно доверять. С некоторыми, правда, уточнениями.

Первое: за рамки разговора придется вывести телевизионные фильмы («Место встречи изменить нельзя», «Д’Артаньян и три мушкетера», «Приключения Электроника» и др.), которыми чаще всего аргументируют свою точку зрения создатели мифа о «всенародной любви». Среди этих лент есть действительно очень популярные, однако в то время, когда на всю огромную страну было всего два общесоюзных телеканала, практически любой телефильм был обречен на зрительское внимание.

Второе. Учет количества посещений велся только по первому году демонстрации фильма. Но на порядок цифр это большого влияния не оказывает.

Третье. Для сравнения я взял период с 1955 по 1990 гг. - с момента выхода на экраны первого фильма обновленной Одесской киностудии до фактического развала советской киностатистики. Для «чистоты эксперимента» сравниваться будут исключительно ленты советского производства, хотя значительную часть поступлений от кинопоказа приносили как раз иностранные ленты. Среди 100 самых кассовых картин советского кинопроката – 39 зарубежные. Более того, в абсолютных лидерах ходят вовсе не «Пираты ХХ века» (86,7 млн.), как это принято считать, а мексиканская «Есения» (91,2 млн.).

Четвертое. Понятно, что по сравнению с сегодняшней посещаемость старых фильмов «зашкаливает». Но надо иметь в виду, что картины, на которые было продано менее 10 млн. билетов, становились фактически убыточными. Дело в том, что, помимо «чистых» затрат на производство фильма (которые составляли в среднем 400-450 тысяч рублей), куда больших расходов требовало содержание гигантской киносети. Особенно это касалось сельских киноустановок, «планово-убыточных» по советской терминологии. Так что, вопреки мифу о якобы огромных прибылях советского кинематографа, были годы (например, 1978-й), когда его государству приходилось дотировать.

А теперь – к делу
Апологеты утверждают: фильмы Одесской киностудии били рекорды посещаемости. Статистика же заставляет сделать несколько иные выводы.

Самая кассовая картина нашей студии – это «Опасные гастроли» Георгия Юнгвальд-Хилькевича (36,9 млн. зрителей). Но среди советских лидеров проката она находится всего лишь на 110-м месте! И добро бы, впереди были исключительно картины москвичей и ленинградцев; тут, как говорится, ничего не попишешь – столица она и есть столица (хоть «первая», хоть «вторая»). Но в том-то и дело, что «боевики» вполне успешно снимались и в провинции.

Так, в активе Свердловской киностудии сразу два фильма, которые привлекли свыше 50 млн. зрителей: «Сильные духом» (55,2 млн) и «Трембита» (51,2 млн). Столь презираемая многими киевская студия (помните поговорку: «Фильмы делятся на три категории - хорошие, плохие и киностудии Довженко»?), тем не менее, выпустила четыре «боевика» посещаемостью свыше 40 млн: «Чрезвычайное происшествие» (47,4 млн), «В бой идут одни старики»» (44,3 млн), «Голубая стрела» (44,2 млн) и «Их знали только в лицо» (43,7 млн). Но и этого мало. «Шлягеры» умудрялись выпускать и такие маломощные (по сравнению с Одесской) киностудии, как Таллиннская («Последняя реликвия» - 44,9 млн) и Рижская («Двойной капкан» - 42,9 млн).

Ладно, могут заметить апологеты, в конце концов, «попасть в десятку» - по теории вероятностей – может даже новичок, а вот стабильно выпускать «кассовые» картины – это уже показатель класса. Увы, но и тут одесским кинематографистам похвастать нечем.

Снова обратимся к сравнению со студиями-«провинциалами». Свыше 30 млн зрителей за 35 советских лет собрали семь фильмов Одесской киностудии. Киевляне за тот же термин выпустили 20 лент со схожими показателями, белорусы – восемь, рижане – пять.

Свыше 20 млн зрителей (показатель средний, но все-таки довольно приемлемый) собрали 19 одесских лент, 42 киевских, 12 белорусских, 8 рижских и (приготовьтесь, товарищи!) целых 15 грузинских, хотя даже в самые «урожайные» периоды на «Грузия-фильм» снималось не более 10 картин за год, и традиционно эта продукция считалась у нас «несмотрибельной»…

Еще один характерный показатель: в «десятку» лидеров советского кинопроката за указанные 35 лет входило всего 10 фильмов нашей студии: 2 - в 1950-е гг., 1 – в 1960-е, 5 – в 1970-е, и 2 – в 1980-е. Самые высокие достижения - пятые места «Тени у пирса» (1955) «Опасных гастролей» (1970) и «Десяти негритят» (1989).

Полагаю, что приведенных данных вполне достаточно для того, чтобы развеялся миф о якобы выдающейся «смотрибельности» фильмов одесских кинорежиссеров и грандиозной популярности снятых ими лент. Против цифр, как говорится, не попрешь.

Но если одесские кино-«яйца» не были «золотыми» в советские времена, когда действовала отлаженная система подготовки кадров и снималось достаточно большое количество фильмов, то что тогда говорить о нынешних реалиях?! Финансировать студию в прежних объемах государство не может, да и не будет. Тем более, что мастера, умевшие снимать «кассовое» кино, либо уехали в другие города и страны, либо «ушли в лучший из миров». А те, кто остались, да простится мне прямота, к новым форматам кинопроизводства, к новой технике никак не приспособлены.

Конечно, оппоненты могут возразить, что кинематограф – не только производство, но еще и искусство. И на Одесской киностудии снято немало высокохудожественных фильмов, которые, не имея успеха у массового зрителя, высоко ценятся знатоками. Можно же, в конце концов, по примеру скандинавов или прибалтов, снимать «фестивальное» кино – для престижа страны. Разговор об этом – в следующем нашем материале

1
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

????????...

Видео



????????...