Главная / Неформат

Хроника дня

В Одессе расширили границы джаза: нью-йоркский рэп, русская симфония и лежащие французы

Играть свою музыку — вот что важно.

Odessa JazzFest, впервые прошедший без своего отца–основателя, пианиста и композитора Юрия Кузнецова, завершился. На «экваториальном» концерте в филармонии царил дуэт всемирно известного валторниста–импровизатора Аркадия Шилклопера (Германия) и джазового тубиста Джона Сасса (США).

Виртуозно–ироничный дуэт двух великолепных духовиков, Mini Brass Band, как музыканты сами называют свой проект (Сасс время от времени переключался на чтение рэпа, вспоминая молодые годы в Нью-Йорке), публика не хотела отпускать со сцены. Столь элегантное сочетание валторны (в нескольких пьесах звучал складной альпийский рог, «выраставший» до неимоверных размеров на глазах зала) и тубы появилось благодаря знакомству двух виртуозов в знаменитом австрийском Vienna Art Orchestra. Аркадий Шилклопер — востребованный солист, дающий немало концертов как в родной России, так и по всему миру, в различных составах.

Шилклопер

«Юра был для меня не просто коллегой, он был братом, — произнёс со сцены Аркадий. — Наше общение всегда было тёплым, добрым, я мечтал сыграть с ним дуэтом, но не получилось. Вероятно, сыграю дуэт с ним виртуальным…».

В антракте музыкант рассказал о секрете своего неподражаемого позитива на сцене:

«Думаю, это секрет многих творческих людей, кто–то связывает это с выбросом адреналина в процессе общения с публикой. Я знаю знаменитых классических музыкантов Дениса Мацуева и Валерия Гергиева. Это трудяги, они постоянно находятся на гастролях, успевают при этом заниматься благотворительностью… Мне в чём–то проще, чем им — у меня меньше концертов, к тому же я играю в основном свою музыку, которая написана и рождена мной, а ведь им нужно исполнить своё отношение к замыслу композитора. У меня таких задач нет, создавать музыку помогает не только опыт, связанный с приёмами игры, но и эмоциональный опыт. А бывает, что во время концерта приходит какая–то подпитка из зала – и получается лучше, чем на репетиции!».

На нашем фестивале Шилклопер блестяще выступал с американским музыкантом, но в то же время он ратует за самобытное развитие российского джаза, без копирования американских образцов. В этом нет противоречия.

«Мы с Джоном Сассом исполняет пьесы, в которых есть и элементы афроамериканской культуры — ритм, пульс, грув, свинг. Есть и элементы русского классицизма, тут задействована, в любом случае, корневая культура, — поясняет Аркадий. — С Вадимом Неселовским мы исполняем много пьес с элементами русского фольклора. Я не против традиций, важно, насколько ты эту традицию через себя пропускаешь; не против джаза — против убийства собственной культуры, своеобразия…».

Вместе с самым известным на сегодня джазовым музыкантом из Одессы, ныне проживающим в Штатах пианистом Вадимом Неселовским Аркадий Шилклопер исполнил в память о Кузнецове пьесу «Последний снег». Это произведение написал Неселовский, а Юрий Анатольевич хвалил, говоря, что они с Вадимом «похоже мыслят в музыке».

«Я под его влиянием находился со дня нашего знакомства, я тогда занимался в школе педпрактики при консерватории, — признаётся Вадим Неселовский. — Первое впечатление было таким: неужели на сцену можно так просто одеться: джинсы, свитер, кроссовки? Та одежда, в которой чувствуешь себя свободно? Стал заниматься музыкой не из–под палки, а по–настоящему. Он изменил мою жизнь… Два года назад мы приезжали в Одессу, Юрий Анатольевич был жив и представлял нас на фестивале, что для меня было чрезвычайно важно».

Неселовский на концерте даже спел проникновенную печальную песню на собственные стихи о единении с природой и побеге от суеты, а затем обратил внимание слушателей на то, что мелодия этой песни — не что иное, как поданная в другом ритме тема второй части Четвёртой симфонии Петра Ильича Чайковского. Столь деликатно прикоснуться к русской классике и ввести её в джазовое поле может только большой музыкант. Впрочем, Неселовский само определение «джаз» подвергает сомнению: «Оно нужно тем, кто продаёт музыку, а сегодня благодаря Интернету продавать нечего. Всё доступно – можно расслабиться и получать удовольствие от творчества».

Неселовский

Вот именно джаз и характерен тем, что играют его с удовольствием, без нервов и боязни сделать что–то не то! Публика тоже понимает, что «можно расслабиться». Тепло принимали слушатели международный музыкальный проект Holler My Dear (Австрия — Германия), в особенности — вокалистку и композитора Лауру Винклер, греческий дуэт Flying Jazz, а дуэт французского кларнетиста Самюэля Берто и вокалиста–аккордеониста сербского происхождения Станко Маринковича доказал, что зажигательное исполнение можно демонстрировать даже в лежачей позиции! Трио Infiltrators из Литвы и проект немецкого пианиста Клеменса Орта добавили новых впечатлений, ведь оба эти состава значительно расширяют границы джаза, экспериментируют за их пределами. Всё говорит в пользу того, чтобы 17-й джазовый фестиваль в Одессе состоялся осенью будущего года, публика, исправно заполнявшая концертные залы и ломившаяся на ночные джем–сейшны в Central Bar, доказала: эта музыка нужна, востребована. Своя она.

Винклер


Фото: Пётр Катин.

Автор: Мария Гудыма

12
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!

Новости партнёров:

Видео

Лузановка с высоты птичьего полёта

На YouTube-канале «Fly od wings», где выкладываются виды Одессы с воздуха, появился ролик, посвящённый Лузановке и району «Молодой гвардии».