Главная / Новости

 

Хроника дня

Новоодесская прокуратура вместо апелляции на решения райсуда обращается в другой райсуд

Роман Стефанчишен, президент сельскохозяйственного холдинга «Фанчи Инвест», на пресс-конференции в агентстве «Интерфакс-Украина» рассказал о том, как уже три года развивает своё предприятие в условиях непрекращающегося противостояния с коррумпированными правоохранителями.

Унаследовав в январе 2014 года предприятие отца, на котором работали 60 сотрудников, в августе 2014 года Стефанчишен основывает «Фанчи–Инвест». В настоящий момент на нём заняты 300 сотрудников, продукция экспортируется в Германию, Чехию, Литву, Турцию, Казахстан. Среди налогоплательщиков района предприятие на первом месте. Но развиваться приходится в условиях постоянного давления со стороны местных правоохранительных органов.п

Началось всё с покупки новоодесским прокурором Олегом Наливайченко автомобиля у Владимира Стефанчишена, отца Романа. Прокурор купил автомобиль в рассрочку, однако полностью его так и не оплатил. 

«После этого начались массово неприятности. Приблизительно раз в две недели постоянно были какие–то проверки, приходили документы, возбуждались уголовные производства... Районные царьки шокированы тем, что кто–то против них может выступить, оказать сопротивление», рассказывает Роман Стефанчишен.

Интересным «ноу-хау» новоодесской прокуратуры, рассказал Стефанчишен, стала отмена неудобных решений райсуда не через апелляцию, а через соседний районный суд.

«Прокуратура на местах творит такие бесчинства, что дело возбуждено по надуманным обстоятельствам в одном районе, а санкцию на обыск берут в другом районе. Подчинённая Наливайченко сперва обратилась на санкцию за проведением обыска в Вознесенский суд, суд отказал, обосновав в мотивирующей части это отсутствием оснований. Данное постановление не обжалуется. Обойдя законодательное поле, сотрудница прокуратуры берёт разрешение в Новоодесском суде у судьи Баранкевич, которая по сути является работником их системы», — отметил он.

В других случаях, по словам Стефанчишена, речь идёт даже не о злом умысле, а о банальной некомпетентности.

«Они дают запросы в сельский и поселковый совет относительно разрешительных документов на строительство и подрядчиков, которые выполняют эти работы. Вдумайтесь, насколько правоохранительная система в этом случае даже не в курсе, что подавать надо в ГАСК или инженерный центр, если есть сомнения, что предприниматель что–то незаконно строит. Я вступил в права и владею этим с 2014 года, а они, зная, что я юрист, подают запросы по времени приобретения этого земельного участка за 2011-2012 годы, когда даже ещё мой покойный отец не владел этим участком», — отмечает президент холдинга. 

При этом Роман Стефанчишен отмечает, что долгая борьба приносит свои плоды и правоохранительные органы на национальном и областном уровне помогают ему в восстановлении справедливости. Однако поломать коррупционные связки на местах очень непросто.

«Мной были написаны жалобы, следует отметить, ГПУ действовала законно и обоснованно, возбудив дело против руководителя, идёт расследование. Генеральная инспекция Генеральной прокуратуры ведёт следствие... Изменения на самом деле есть. Гораздо лучше стали работать в этом направлении областные органы правопорядка прокуратура, полиция. Но на местах настолько привыкли чувствовать себя безнаказанно, что... Вместо того, чтобы заниматься реальными незаконными делами (как добыча песка; в районе нет ни одного законного карьера, но только я знаю четыре незаконных места добычи песка; как воровство труб иллюзия думать, что начальник полиции и прокурор не видят, как бульдозеры копают трубы), местные правоохранители пользуются, что высшее руководство до них не может дотянуться», — уверен он.

2
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Новости партнёров:

Видео

Как это было: дебош участников АТО в одесском парке и их усмирение

12 октября трое пьяных мужчин в камуфляже в парке Шевченко цеплялись к прохожим и всячески провоцировали конфликт. Наконец, они своего добились, но результаты оказались не в их пользу.