Главная / Новости Одессы

Хроника дня

Пишоновская башня: жилой дом продолжает уходить в катакомбы

Вот уже 30 лет, рискуя жизнью, держат круговую оборону между чиновничьим равнодушием, бюрократизмом и одесскими подземельями больной диабетом инвалид 2-й группы, ветеран труда Станислав Положай и его супруга Марина Ивановна, ветеран Афганистана.

Находящиеся под угрозой обрушения руины, назвать их домом не поворачивается язык, снова атакованы катакомбами. На этот раз, под землю ухнул палисадник, и квартира под номером 5, в которой, к слову, нет отопления, буквально зависла над пропастью.



Напомним читателям: ветхое строение на Пишоновской 32 было признано аварийным ещё в 1985 году. По закону, супругам Положай обязаны были выделить жилплощадь из фонда мэрии города, но вместо этого предложили «пожить в гостинице». Когда пенсионеры отказались, резонно мотивируя отказ тем, что условия в гостинице не подходят инвалиду, передвигающемуся на костылях, и сослались на часть 1-ю статьи 110-й ЖК Украины, ЖСК подал на жильцов исковое заявление в суд за отказ выселяться из аварийной квартиры. Заседания и вынесение решения постоянно переносятся. «Ближайшее заседание намечено на 11-е сентября», — говорит Марина Ивановна, — «милости просим, приглашаем всех журналистов города в Приморский суд. Заседание открытое, тяжба продолжается».

В январе этого года, кусок асфальта, вплотную примыкающий к квартире 5, провалился в катакомбы, на что ЖЭК оперативно отреагировал, прислав к провалу машину с песком. Но спелестологи (специалисты по катакомбам) сказали, что если в подмываемую грунтовыми водами промоину насыпать песку, то абразивная водно–песчаная смесь может окончательно разрушить своды подземелья и тогда обрушение всего строения – неминуемо.



Денег на ремонт в ЖЭКе нет, резервов для выделения Марине Ивановне (ветерану Афганской кампании) и Станиславу Положай (инвалиду 2-й группы, ветерану труда, ребёнку ВОВ) отдельного жилья, у мэрии не нашлось. Отписок, на разного размера бумажках с печатями и автографами чиновников всех рангов, накопилось столько, что этой кипой можно подпирать аварийную стену.

 «Начиная с Порто–Франковского ДЭЗа, кому только мы не жаловались!» — продолжает Марина Ивановна, — «представители ЖЭКа только ходят и интересуются: «Сколько лет дедушке осталось»? Смотрят, что он больной и на костылях. А я им отвечаю: «Не дождётесь, у нас в семье все долгожители, в сто одиннадцать лет у него отец умер! Не спрашивайте, сколько лет, спросите себя, сколько денег вы на нашем несчастье отмыли»! Козловский Александр Маркович, из городского управления ЖКХ, был здесь. В Приморской райадминистрации я уже всех знаю! Управление инженерной защиты, МЧС, которые сказали, что здесь вообще находиться нельзя! После того, как в 2012-м году произошло обрушение несущей стены. Нас тогда вывезли в гостиницу «Центральная», где через сутки моему мужу стало плохо (нет кухни, скорая не едет, да и мы не туристы в родном городе)! И после этого случая мы вернулись на Пишоновскую, где выживаем.

Никто нас не слышит! Немного помог с документами Сергей Кивалов. Благодаря ему, Азаров побывал у нас с командой ещё при Гурвице, в 2010-м году. Челядь, тогда помню, записала всё; потом какие–то люди приходили, смотрели, качали головами и уходили. На этом всё. Мэр Костусев, который был у нас в квартире, перед выборами, много чего обещал, нас не слышал. Смотрю — избрался, сдвигов нет. До Труханова я вообще достучаться не могу! Обращалась в Совет Ветеранов Афганистана и генерал Ермаков имел беседу лично с Геннадием Трухановым, — в ответ отговорки и никакой конкретики. Я ходила к Михаилу Ильичу Кучуку, который обещал мне торжественно и клятвенно, как когда–то пионеры, «мы вам дадим всё»! Дал, как выяснилось, только обещания! Тут сменилась власть, и пришёл, не помню, как точно, боюсь ошибиться с фамилией, некий Малхази Чхартишвили, так кажется…Тоже заходил, важный такой, намекал на возраст Станислава Ивановича, а потом сказал: « 48 тысяч и завтра ты будешь жить вон там» (показывает на высотку-новострой). Обо всём этом я написала в отдел по борьбе с коррупцией. Жаль, не было такой суммы! Эх, я б дала, мечеными купюрами.

Вице–мэр Орловский в 2007-м году подписал бумагу о том, что квартира аварийная. С этой бумагой я пришла в Порто–Франковский ДЭЗ и попросила справку об аварийности дома. Справку мне дали такого содержания, что дом ветхий от 1985-го года, а квартира не аварийная. Представляете? Начальник ЖЭКа нашего, Сташенчук боится ко мне заходить. Он огромный, как два привоза, когда идёт, — земля дрожит. И гонцы от него приходят, таких же героических пропорций,  каждый год, в «не аварийной квартире» поверх трещин в стенах «маячки» клеить. Так я им сказала, — пускай на свою «зеркальную болезнь» маячки наклеят. У нас унитаз на верёвках держится! На двух метрах, как на кладбище, стоит газовая плита,  маленький столик, умывальник и горшок для дедушки и для меня. Кухни, по плану, у нас нет, туалета нет, ванной нет, отопления нет. Крючков Леонид Яковлевич, из строительной компании Стикон приходил, оценить смету ремонтных работ. Как увидел наш дом, испугался и говорит: «Тут надо выиграть тендер». Вот, к кому ещё не ходила, так это к Вадиму Чёрному, но у него со своей ямой в центре проблем полно, наверняка.

Из новой власти мы дошли до Шмушковича, 21-го июля я у него была, посочувствовал. На следующий день я посадила Станислава Ивановича, своего, в такси, и мы поехали на приём к товарищу Саакашвили. Были на приёме у товарища Жмака Владимира Николаевича. На данный момент, Микаэл Николозович Саакашвили с командой, — единственные, кто нас услышал. На основании нашей жалобы дело передано в прокуратуру. И говорят, что генеральный прокурор Шокин уже занимается. Вора надо, где держать? Правильно, в тюрьме! Сколько денег отмыто–перемыто.

Страшно, конечно. Всё это может сложиться в один прекрасный день, как карточный домик, но жить-то где–то надо. Ждём решения суда. А этих депутатов…у нас их 150, а надо оставить 50, а сто – выкинуть! Крук, депутат по нашему округу, вообще не работает. Там семейный подряд, семейный круг Круков у кормушки, а Славик песни про Одессу поёт! Сколько раз приходила в его офис на морвокзале – закрыто.

Светлана Викторовна Осауленко, когда–то была председателем Приморской райадминистрации. Сейчас она в Морской партии. Ну, вы же пиаритесь на стариках, малоимущих и детях войны. Сделайте же для них что–нибудь! Ноль! Мы ничего лишнего не просим. Всё, что мы просим, нам по закону полагается! Я знаю, что суд на нашей стороне. Нет такого закона, чтобы инвалид, ветеран труда, ребёнок войны жил на улице»!

5
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!

Новости партнёров:

Видео

Лузановка с высоты птичьего полёта

На YouTube-канале «Fly od wings», где выкладываются виды Одессы с воздуха, появился ролик, посвящённый Лузановке и району «Молодой гвардии».