Главная / Новости

 

Хроника дня

Украинские программисты написали игру про концлагерь: в ней можно играть за эсэсовцев и отправлять евреев в газовые камеры

Компьютерная игра «Cost of Freedom», действие которой разворачивается на территории нацистского концентрационного лагеря Аушвиц, ещё до своего выхода успела вызвать целый ряд скандалов.

Игра представляет собой сессионный онлайн–симулятор. В нём игрокам предлагается выбрать свою сторону: играть ли за нацистских надсмотрщиков, управляя эксплуатацией и уничтожением заключённых, либо же, наоборот, играть за заключённых, которым предстоит выживать, а также готовить и осуществлять план побега.



«В игре присутствует система крафта, сбора предметов, различные варианты побега и уникальный геймплей, основанный на борьбе умов противоборствующих команд», — описывают своё творение авторы игры, украинская компания Alien Games.



Выход игры запланирован на декабрь 2018 года, но ещё до него она успела оказаться в фокусе целого ряда скандалов.

Так, многих возмутила возможность играть за надсмотрщиков–эсэсовцев, и, в частности, собственноручно отправлять людей в газовые камеры или казнить их иным способом. В Израильских СМИ уже появляются публикации, называющие такую идею разработчиков аморальной и антигуманной.

Однако ещё больше возмущены поляки. Дело в том, что в игре и сопутствующих материалов Аушвиц неоднократно называется польским концлагерем, что, по мнению польского правительства, оскорбляет достоинство польского народа. В связи с этим польские правоохранители уже открыли уголовное дело.

11
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в
Гварнарытус Ахтармерз Гварнарытус Ахтармерз

Какая не полит корректная игра, срочно ССовцев заменить на УПАшников а евреев на большевистских учителей и инженеров, и весь цивилизованный мир останется доволен.

Ответить +2
Робов Олег Робов Олег

Причем сдесь венреи вапще?
Гессписал кстати что евреи сами растстрпеливали и уничтожали своих согрждан, но кроме евреев в концлагкерях томилось очень много людей и других национальнстей. .

Ответить +3
Робов Олег Робов Олег

Задачей фашистских концлагерей было уничтожить личность. Тех, кому повезло меньше, уничтожали физически, кому «больше» – морально. Даже имя человека переставало здесь существовать. Вместо него был только идентификационный номер, которым называл себя в своих мыслях даже сам заключенный.

Ответить +3
Робов Олег Робов Олег

Имя было отнято, как и все то, что напоминало о прошлой жизни. В том числе одежда, которая была на них, когда их привезли сюда – в ад. Даже волосы, которые сбривали и у мужчин, и у женщин. Волосы последних шли на «пух» для подушек. Человеку оставался только он сам – голый, как в первый день творения. А спустя какое-то время и тело изменялось до неузнаваемости – худело, не оставалось даже небольшой подкожной прослойки, формирующей естественную плавность черт.

Но перед этим людей несколько дней везли в вагонах для скота. В них негде было даже сесть, не говоря уже о том, чтобы лечь. Их просили взять с собой все самое ценное – они думали, что их везут на Восток, в трудовые лагеря, где они будут спокойно жить и трудиться на благо Великой Германии.

Будущие узники Освенцима, Бухенвальда и других лагерей смерти попросту не знали, куда их везут и зачем. После прибытия у них отбиралось абсолютно все. Ценные вещи нацисты забирали себе, а «бесполезные», такие как молитвенники, семейные фотографии и проч. , отправлялись на помойку. Затем новоприбывшие проходили отбор. Их выстраивали в колонну, которая должна была двигаться мимо эсэсовца. Тот мельком осматривал каждого и, ни говоря ни слова, показывал пальцем либо налево, либо направо. Старики, дети, калеки, беременные женщины – любой, кто выглядел болезненным и слабым, – отправлялись налево. Все остальные – направо.

Ответить +3
Робов Олег Робов Олег

«Первую фазу можно охарактеризовать как «шок прибытия», хотя, конечно, психологически шоковое воздействие концлагеря может предшествовать фактическому попаданию в него, – пишет в своей книге «Сказать жизни «Да!». Психолог в конц­лагере» бывший узник Освенцима, знаменитый австрийский психиатр, психолог и невролог Виктор Франкл. – Я спросил у заключенных, уже давно находившихся в лагере, куда мог подеваться мой коллега и друг П. , с которым мы вместе приехали. – Его послали в другую сторону? – Да, – ответил я. – Тогда ты увидишь его там. – Где? Чья-то рука указала мне на высокую дымовую трубу в нескольких сотнях метров от нас. Из трубы вырывались острые языки пламени, освещавшие багровыми всполохами серое польское небо и превращавшиеся в клубы черного дыма. – Что там? – Там твой друг парит в небесах, – прозвучал суровый ответ».

Ответить +3
Робов Олег Робов Олег

Робов Олег, Новоприбывшие не знали, что те, кому указали следовать «налево», были обречены. Им приказывали раздеться и пройти в специальное помещение – якобы для того, чтобы принять душ. Никакого душа, конечно, там не было, хотя душевые отверстия для видимости вмонтированы были. Только через них шла не вода, а засыпаемые нацистами кристаллы циклона Б – смертельно ядовитого газа. Снаружи заводили несколько мотоциклов, чтобы заглушить крики умирающих, но сделать это не удавалось. Через какое-то время помещение открывали и осматривали трупы – все ли были мертвы. Известно, что поначалу эсэсовцы не знали точно смертельную дозу газа, поэтому засыпали кристаллы наугад. И некоторые выживали, испытывая страшные муки. Их добивали прикладами и ножами. Затем тела перетаскивали в другое помещение – крематорий. Через несколько часов от сотен мужчин, женщин и детей оставался лишь пепел. Практичные нацисты все пускали в дело. Этот пепел шел на удобрения, и среди цветов, краснощеких помидоров и пупырчатых огурцов то и дело находили непрогоревшие фрагменты человеческих костей и черепов. Часть пепла высыпали в реку Вислу.

Ответить +3
Робов Олег Робов Олег

Робов Олег, Франкл: «В аномальной ситуации именно аномальная реакция становится нормальной. И психиатры могли бы подтвердить: чем нормальнее человек, тем естественнее для него аномальная реакция, если он попадает в аномальную ситуацию, – к примеру, будучи помещен в психиатрическую лечебницу. Так и реакция заключенных в концлагере, взятая сама по себе, являет картину ненормального, неестественного душевного состояния, но рассмотренная в связи с ситуацией, она предстает как нормальная, естественная и типичная».
Всех больных отправляли в лагерный госпиталь. Пациентов, которым не удавалось быстро встать на ноги, убивал врач-эсэсовец инъекцией карболовой кислоты в сердце. Нацисты не собирались кормить тех, кто не мог работать.

Ответить +3
Робов Олег Робов Олег

Робов Олег, Вся душевная жизнь сужается до довольно примитивного уровня. «Психоаналитически ориентированные коллеги из числа товарищей по несчастью часто говорили о «регрессии» человека в лагере, о его возвращении к более примитивным формам душевной жизни, – продолжает автор. – Эта примитивность желаний и стремлений ясно отражалась в типичных мечтах заключенных. О чем чаще всего мечтают заключенные в лагере? О хлебе, о торте, о сигаретах, о хорошей горячей ванне. Невозможность удовлетворения самых примитивных потребностей приводит к иллюзорному переживанию их удовлетворения в бесхитростных грезах. Когда же мечтатель вновь пробуждается к реальности лагерной жизни и ощущает кошмарный контраст между грезами и действительностью, он испытывает что-то невообразимое». Появляются навязчивые мысли о еде и не менее навязчивые разговоры о ней, которые очень сложно остановить. Каждую свободную минуту узники стараются общаться на тему еды, о том, какие любимые блюда были у них в былые времена, о сочных тортах и ароматной колбасе.

Ответить +3
Робов Олег Робов Олег

Робов Олег, В психологии существует специальный термин, описывающий симптомокомплекс тех, кто прошел через фабрики смерти, – синдром концентрационных лагерей. Он относится к одному из вариантов так называемого посттравматического стрессового синдрома (ПТСР). Часто расстройство приобретает хронический характер с определенным набором признаков: астения, головная боль, головокружение, депрессия, тревога, страхи, ипохондрия, снижение памяти и концентрации внимания, нарушение сна, кошмарные сновидения, вегетативные нарушения, затруднения в межличностных контактах, утрата активности и инициативы. Но главным симптомом считается чувство вины оставшегося в живых.

Ответить +3
Сагайдак Анна Сагайдак Анна

Пардон, а это не попадает под действие закона, по которому на 9 мая шмонают на предмет георгиевских ленточек? "Об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов в Украине и запрете пропаганды их символики". Это не пропаганда нацистов?

Ответить +1
Гварнарытус Ахтармерз Гварнарытус Ахтармерз

А что у нас работают законы? Вычеркните из списка нацисткие.

Ответить +1

????????...

Видео



????????...