Главная / Статьи

Хроника дня

70-летию начала героической обороны Одессы посвящается. Крепости на колёсах


Наряду с тачанкой и пулемётом «Максима», бронепоезд стал одним из символов Гражданской войны и победы РККА. «Мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит на запасном пути…» — пели советские люди в предвоенное время. Тем не менее, в эпоху моторов, танков и скоростной авиации бронепоезд выглядел анахронизмом.
И, тем не менее, как показало начало Великой Отечественной войны, бронепоезда ещё рано было списывать со счетов. Правда, вернуться к идее их использования пришлось не от хорошей жизни. Огромные потери в боевой технике и вооружении в начале войны, невозможность их быстрого пополнения из-за эвакуации предприятий заставили командование армии искать выход из столь сложной ситуации.
Аналогичная ситуация сложилась и в начале битвы за Одессу. В самом начале обороны города у Отдельной Приморской армии не было технически исправных танков. Первые шесть отремонтированных танков БТ-7 были направлены на линию фронта только 7 августа.
Об участии бронепоездов в обороне Одессы написано немало страниц. Но, тем не менее, как в мемуарах, так и в специальной литературе присутствует немалая путаница, которая касается как количества бронепоездов, так и их непосредственного участия в боях. Дело в том, что кроме номеров «крепостей на колёсах» встречаются и названия «Черноморец» и «За Родину!». Называются разные цифры. Одни говорят о пяти, другие – о четырех бронепоездах, действовавших под Одессой.
Начнём с того, что сооружение бронепоездов началось в августе 1941 года совместными усилиями рабочих завода имени Январского восстания и железнодорожников депо Одесса-Товарная и Одесса-Сортировочная. При изготовлении бронепоездов возникло большое количество проблем – не хватало материалов, кислорода, необходимого для сварки бронелистов, инструмента. И, тем не менее, рабочие справились с задачей. Если верить советской литературе, то первый бронепоезд №22 был передан защитникам города 11 августа, а уже 18 августа якобы уже принял участие в боях бронепоезд №21.
Более поздние источники указывают на то, что первым был бронепоезд №21, который был передан командованию Отдельной Приморской армии 20 августа 1941 года. Позже был передан и бронепоезд №22. Этот факт подтверждается воспоминаниями Григория Пэнэжко, который принимал участие в ремонте танков на заводе Январского восстания и в танковых боях при обороне Одессы, а также и воспоминаниями бывшего секретаря Котовского райкома ВКП(б) В.Р. Вышинского, комиссара бронепоезда №22.
В частности, Григорий Пэнэжко упоминает, что к 20-м числам два бронепоезда находились в разной степени готовности, однако более подготовленным к боевым действиям был бронепоезд №21 «Черноморец», принявший участие в налёте на станцию Карпово.
Всего в Одессе было построено три бронепоезда, что подтверждается и донесением о боевом составе Приморской армии, датированном 30 сентября. В нём указывается, что в составе армии находятся:
«Бронепоезд №21 – 110 человек, 2 45-мм и 2 76-мм орудия, 12 станковых пулемётов.
Бронепоезд №22 – 118 человек, 4 45-мм орудия, 12 станковых и 1 ручной пулемёт.
Бронепоезд №23 – 137 человек, 2 45-мм орудия, 8 станковых и 4 зенитных пулемёта».
Кроме трёх построенных бронепоездов №№ 21, 22 и 23 в сентябре 1941 года началась бронировка ещё двух — №24 и №25. Например, по состоянию на 1 октября состав №24 был следующим: «104 человека, 39 обычных и 3 автоматических винтовки. Но до конца обороны Одессы №24 и 25 не были закончены. В переписке по тылу Отдельной Приморской армии, сказано:
«При эвакуации из Одессы приведено в негодность: бронепоездов действующих – 3, не действующих – 2». Причём, скорее всего, бронепоезда были действительно уничтожены, так как в докладе начальника железнодорожной службы штаба 11-й немецкой армии (ноябрь 1941 года) говорилось, что при взятии Одессы захвачено два бронепоезда – один в 1,5 км, а второй – в 1,3 км севернее города, причём оба состава характеризуются как «уничтоженные и сгоревшие».
Бронепоезда были подвижным резервом Приморской армии. Причём они активно использовались не только для артиллерийской поддержки войск, но и осуществляли рейды вглубь румынской обороны.
Первый такой рейд совершил 22 августа бронепоезд №22. «Крепость на колёсах» состояла из обшитого бронёй паровоза серии ОД, двух обшитых бронёй полувагонов, на бортах которых были размещены станковые пулемёты, и на краях платформы 4 пехотных орудия на колёсах. В середине — один полувагон для экипажа и две открытые платформы со шпалами и мешками с песком.
В этот день чрезвычайно сложная обстановка сложилась в Западном секторе обороны, где против 95-й советской дивизии действовали четыре дивизии румын. Из захваченной накануне станции Выгода противник вдоль железной дороги пытался прорваться дальше на юго-восток. Батальонный комиссар В.Р.Вышинский был вызван к командиру 95-й дивизии В.Ф.Воробьёву, где ему был вручён приказ: «Батальонному комиссару тов. Вышинскому. Немедленно убыть ст.Дачная, встретить бронепоезд и вместе с ним выдвинуться до 3 будки и уничтожить огнём противника ударом в тыл и фланги в направлении 103,7 хут. Шевченко и вдоль железной дороги на ст. Выгода. Действовать смело и решительно, не боясь окружения. Доносить всеми средствами через 2-3 часа. Взять с собой железнодорожную летучку. Воробьёв. Мельников. 14 час. 15 мин. 22 августа 1941 г.».
Бронепоезд №22 под командованием Вышинского и командира лейтенанта Белякова без особых помех проследовал вдоль станции Дачная и пересёк линию фронта. Румыны не додумались разобрать пути и поплатились за это.
«На параллельно проходящей дороге – вспоминал Вышинский – увидели крупную воинскую часть – несколько тысяч вражеских солдат и офицеров, стоящих на коленях (видимо, проходило богослужение или принимали присягу перед боем). Справа под лесопосадкой обнаружили полевую кухню и возле неё солдат немецкой технической части.
Бронепоезд высадил десант из 80 автоматчиков, которые заняли круговую оборону, после чего открыл артиллерийский и пулемётный огонь. Эффект был ошеломляющим. Неприятельские части понесли большие потери.
Уходить бронепоезду пришлось под сильным артиллерийским огнём. С воздуха атаковали пять бомбардировщиков. Бронепоезд сумел благополучно вернуться к своим. Потери составили семь убитых (среди них командир бронеплощадки младший лейтенант Николай Дихтяренко) и 22 раненых.
На следующий день подвиг бронепоезда №22 повторил бронепоезд №21 «Черноморец». Впрочем, ему пришлось решать более широкую задачу. На станции Карпово после отступления оттуда советских войск застрял эшелон с поврежденными танками, которые были крайне необходимы Одессе. Сержант Зубов, ранее сопровождавший этот эшелон, был в разведке и принёс сведения о том, что эшелон по-прежнему на станции.
Бронепоезд №22 под командованием лейтенанта Кирпина вышел в свой первый рейс ещё не конца оборудованным. Полностью бронированным был только паровоз. Пульмановские платформы остались с непокрытым верхом. Бронёй защищены только борта и орудия.
В помощь был придан танковый взвод под командованием политрука Ивана Кривули. Бронепоезд подошёл к станции и открыл огонь, в то время как советские танки вышли в тыл к румынским частям. «Услышав шум наших танков позади себя, – вспоминал Г.Пэнэжко – румынские солдаты, занимавшие район станции, замерли на месте, притаились в окопчиках, канавках, зданиях. Пехотинцам Бобковского (командира пехотной части, приданной бронепоезду – А.Ф.) оставалось только вылавливать их. Они загоняли пленных на бронеплощадки». Количество пленных быстро возрастало и вскоре их стало в четыре раза больше, чем команды бронепоезда.
Ремонтники отремонтировали сто метров разрушенных железнодорожных путей, после чего эшелон с повреждёнными танками прицепили к бронепоезду и двинулись назад. Возле Выгоды пришлось остановиться. Немецкая авиация сбросила несколько бомб, которые разворотили путь и повредили насыпь. Было решено отвести бронепоезд в сторону лесопосадки, замаскировать зеленью и подключить к работе всех, на кого хватит инструмента. Ремонт пути, по подсчётам, должен был занять около восьми часов. Уже начало светать. Вражеские самолёты при свете дня могли обнаружить и атаковать бронепоезд. Пэнэжко отправился на командный пункт 161-го полка и попросил вызвать истребители. Под прикрытием самолётов путь был отремонтирован и бронепоезд вернулся в Одессу с эшелоном повреждённых танков, часть которых вскоре была отремонтирована и направлена на линию фронта.
Бронепоезд «За Родину!» (речь идёт, скорее всего, о бронепоезде №23) под командованием лейтенанта М.Р. Чечельницкого участвовал в боях на ближних подступах к Одессе. Зоной его действия был участок от 1-й заставы до Сухого Лимана и Татарки (Южный сектор обороны), где он поддерживал 2-ю кавалерийскую дивизию полковника П.Г. Новикова. Базировался бронепоезд на 2-й заставе.
Бронепоезда участвовали во всех крупных боях на одесском плацдарме. В мемуарах иногда встречаются упоминания о десятках подбитых вражеских танков, уничтоженных полках и батальонах. «Сухопутные броненосцы» действительно были серьёзной проблемой для румын, это признают и румынские источники. Однако, учитывая основной калибр орудий (76 и 45 мм), вряд ли можно говорить об использовании бронепоездов против танков противника. Тем более, что они были уязвимы для артиллерийского огня и авиации.
Нередко им доводилось попадать под массированный артобстрел или бомбёжки, нести потери. Во время наступления советских войск в Восточном секторе 22 сентября немецкая авиация накрыла бронепоезд «За родину!». Прямым попаданием бомбы были разбиты контрольная площадка и паровоз.
В октябре, когда началась постепенная эвакуация советских войск из Одессы, бронепоезда №22 и «За Родину!» поддерживали огнём части на восточном берегу Сухого лимана. В одном из боёв «За Родину!» попал под серьёзный артобстрел. Один из снарядов угодил в бронеплощадку и вывел из строя расчёт 76-миллиметровой пушки. Загорелись ящики с боеприпасами. Бойцы Дикий, Мишкин, Люсюк кинулись к ним и с риском для жизни сбросили их с платформы, предотвратив взрыв. Военфельдшер Ф. Большаченко и медсестра Литвиненко пробрались из своего вагона на бронеплощадку и вовремя оказали раненым первую помощь. Снарядом пробило тендер, вытекала вода. Машинист М.Я. Богатов, более тридцати лет проработавший на транспорте, сумел экономно расходовать воду. Расстреляв боеприпасы, бронепоезд отошел к 1-й заставе. Потом на буксире его отвели на ремонт.
5 октября румынские части захватили Болгарские хутора. Бронепоезд «За Родину!» один отбивал их атаки. 9 октября М.Р. Чечельницкий получил от командира 2-й кавалерийской дивизии П.Г. Новикова приказ: «Прикрывать отход дивизии. Отход состоится с наступлением темноты 15 октября. Экипаж бронепоезда будет отходить последним». 16 октября бронепоезд вышел на однопутную ветку. После выполнения задания здесь, в районе 3-й заставы, он должен был быть взорван. Всё личное оружие и одиннадцать пулемётов сняли с бронеплощадок.
Бронепоезд №22 расстрелял боезапас по врагу и также был взорван.
Так закончился славный путь одесских «сухопутных броненосцев». Они были важным подспорьем в нелёгкой обороне Одессы, восполняя нехватку танков и играя роль подвижного резерва, направляемого на наиболее опасные участки фронта.

Артём Филипенко

1
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Новости партнёров:

Видео

Интервью с адвокатом директора лагеря «Виктория» Петроса Саркисяна

Игорь Карпов рассказал, что директора «Виктории» обвиняют в невыполнении предписаний ГСЧС, но пожар возник не из-за этого.