Главная / Статьи

Хроника дня

Размышления о федерализме


Украинское общество сегодня созрело для конструктивного обсуждения идеи федеративного устройства Украины. Об этом свидетельствует целая серия международных конференций на соответствующую тему, проведённых в Украине за последние полгода.
В период президентства Виктора Ющенко многие из тех, кто занимался фундаментальными исследованиями проблем федерализма, кто мог бы дать показания и противопоказания для федерализации Украины, — предпочли подполье. Само слово «федерализм» по личному наитию обладателя рук, которые «ничего не крали», стало ругательным. Понятие «федерализация» было искусно подменено понятием «сепаратизм». А сепаратизм, как известно, – это преступление против государства. Так, благодаря этой подмене, появился официальный повод для давления на партию «РОДИНА» со стороны высшего руководства страны. Этим тут же лично и уже вполне официально обеспокоились главный пчеловод страны и главный блюститель госбезопасности. Специализацией последнего, судя по количеству внимания, уделённого изучению архивов, была не безопасность страны, а якобы неверное толкование обществом украинской истории.
После смены власти в 2010 году в пользу федеративной Украины стали всё чаще высказываться политики, эксперты, журналисты и различные общественные деятели. Сегодня стало очевидным, что развитие этой идеи в приемлемую для государства Украина форму — единственный выход из тупика противоречий между её регионами. Так сложилось, что, как минимум, 5 из них веками существовали как некая целостность, независящая от смены властей и государств. При этом на востоке страны считают, что украинцев как нацию ничего не объединяет, а на западе ситуация противоположная. Об этом недавно заявил известный украинский социолог Евгений Копатько. Результаты соцопросов, проведённых его компанией «Research & Brаnding Group», одно время предоставлялись совету при президенте Викторе Ющенко.
По словам социолога, проведённый в 2005 году опрос украинцев показал, что идею федерализации поддерживают около четверти граждан. Не поддерживает эту идею примерно половина украинцев. Нюанс в том, что на западе страны идею федерализма поддержали 10% граждан, а на востоке – 30%. При этом многие из тех, кто высказался отрицательно, были просто «не в теме» — что же, собственно, такое федерализм, и с чем его едят. Эту позицию граждан сложно назвать устойчивой, но она, вероятно, в немалой степени отразила события «оранжевой революции».
В качестве яркого примера отношения разных частей Украины к её независимости эксперт озвучил данные, полученные в результате опроса жителей Львова и Донецка в 2010 году.
В ходе опроса выяснилось, что 22% львовян считают, что украинцев объединяет независимость, 13% назвали «оранжевую революцию», 4% — Евро-2012, а 3% убеждены, что таких событий нет. А вот данные по Донецку: 10% — Великая Отечественная война, 4% — независимость Украины, 4% — Евро-2012. Вроде, даже где-то и похоже, но… 65% жителей Донецка считают, что событий, объединяющих украинцев, просто нет!
Один из столпов украинской государственности, историк и публицист первой половины ХХ века Вячеслав Липинский описал попытки искусственного объединения Украины так: «различные модные теперь у нас попытки механического объединения Украины при помощи соборных словесных деклараций только подчёркивают отличия и закончатся увеличением взаимного недоверия и взаимного непонимания». Неправда ли, красноречиво сказано об общих региональных интересах и «целостности», особенно, учитывая, что это сформулировано почти век назад.
Кстати, об интересах. О них трудно сказать лучше, чем в своё время сказал украинский поэт и революционер Павел Грабовский. По его мнению, «самой большой бессмыслицей является та, будто Украина была когда-либо единым неделимым телом с точки зрения национальных интересов и борьбы». Понимание того, что это надо активно обсуждать с исторической, политической, культурной и экономической сторон сегодня, к счастью, есть и на востоке, и на западе страны.
Львовский историк Василий Расевич, который некогда работал советником вице-премьера при президенте Кучме, однажды признался одному из информагентств, что репрезентанты Западной Украины вообще никогда не отмечали, что имеют свой региональный интерес. Эти люди, по словам историка, были «очарованы идеей» великой Украины соборной, поэтому «были готовы на любые уступки, любой ценой, но чтобы Украина оставалась в дальнейшем таким же большим и соборным государством».
В действительности, то, что мы сегодня имеем — это нонсенс, минимум в юридическом плане. По Конституции, Украина – унитарное государство, но с Крымской Автономией. Нет уж, позвольте, в унитарном государстве не может быть автономии, или оно имеет признаки федерализма. Тут, как выразился по этому поводу львовский историк, уж извините, нужно либо крестик снять, либо трусы надеть. А проблема русского языка, разные взгляды на историю, разные, в конце концов, потенциалы регионов? Получается, что Украина не просто имеет признаки федерации. Она имеет ВСЕ признаки федерации! Политическая элита не хочет этого видеть, потому что при существовании федеративных округов или земель исчезает прямая подчинённость региональной элиты центру. С тем, что это важно и нужно, думается, на местном уровне согласятся во всех регионах.
Директор Украинского филиала Института стран СНГ Владимир Корнилов на конференции по проблемам федерализма, недавно состоявшейся в Одессе, в своём докладе утверждал, что тема федерализма сегодня широко обсуждается в обществе потому, что были нарушены правила украинской государственности, заложенные в Украину её отцами-основателями. Основной целью украинских автономистов, ставших в 1917 году «самостийныками», был перевод на федеративную модель Российской империи, в которой Украина становилась бы субъектом федерации. Вплоть до конца 1917 года ленинская политика сводилась к тому, что территория Украины, само собой, без Галичины и Закарпатья, рассматривалась большевиками как три разных региона: Донецко-Криворожская область, Юго-западная область и Юг. После долгих попыток притянуть к себе Херсонскую губернию с Одессой и Крымом – большевистский проект «Украина» — Смольный дал добро на отдельное существование от Украины этого региона.
Донецко-Криворожская республика, объединяющая сегодняшнюю территорию Донецкой, Луганской, Харьковской, Днепропетровской, Сумской, Запорожской, части Херсонской и даже Ростовской областей, также не признавала себя составной частью Украины. В итоге были образованы несколько советских республик и, вплоть до вторжения немцев, советское правительство признавало их как отдельные государственные субъекты, входящие в советскую федеративную Россию.
Основатели советской Украины, в первую очередь, Николай Скрипник, который позже стал идеологом советской украинизации, приложили максимум усилий, чтобы убедить Донбасс объединиться с ЦК Украины. На четвёртом съезде советов в Донецко-Криворожской области Николай Скрипник заявил, что автономия региону необходима, но как часть Украинской федерации. 3 апреля 1918 года руководство советской России, заслушав доклад Скрипника, официально приветствовало создание федеративной Советской Украины.
Таким образом, Донецко-Криворожская республика согласилась войти в состав Украины на жёстких условиях: Украина остаётся составной частью Советского Союза, не носит характер национальной республики, имеет федеративное устройство, в котором область сама определяет свои отношения и Москвой, и с Киевом.
Более того, существует немало документов центрального руководства России и советской Украины, обещающих жителям Донецко-Криворожского бассейна и другим регионам референдум по поводу самоопределения. Граждане должны были определиться, к какой из республик – Российской или Украинской — они себя относят. Но условия, на которых Донбасс стал частью Украины, не были выполнены, а референдум не состоялся.
Размышляя на тему оптимального для Украины государственного устройства, историк и украинский политический деятель первой половины прошлого века Михаил Грушевский писал: «мы признаём федеративные формы наиболее совершенным способом государственного союза с интересами свободного и естественного развития национальной жизни. Будет ли Украинская республика формально называться федеративной или нет, фактически она всё равно должна организовываться как федерация своих фактических республик – громад».
Спустя более полувека размышления на эту тему продолжали оставаться актуальными.
«Я думаю, что в дальнейшем мы придём к идее федеративного устройства Украины. Эта идея не будет работать на развал Украины, потому что речь идёт не о федерации национальной, иначе мы будем иметь замену этого московского опостылевшего нам централизма на киевский централизм. Это будет широкое самоуправление и некоторые проблемы, в том числе культурно-языковые, будет легче решить в пределах земли федеративной. И много будет проблем снято. Это будет служить, как показывает опыт и США, и ФРГ, только укреплению украинского государства и его широкому разнообразию», — писал в 1990 году Вячеслав Черновол. Знал бы основатель Народного Руха Украины, что пройдёт всего лишь 15 лет, и за подобные слова его вчерашние соратники будут возбуждать уголовные дела.
Исследуя возможность федерализации Украины, многие эксперты сегодня норовят подогнать эту модель под одну из существующих и успешно действующих в развитых странах моделей федерализма. Кроме того, звучат мнения о гибриде, о том, чтобы объединить в Украине лишь некоторые черты того или иного федеративного государства. Безусловно, федеративная модель России не является абсолютным образцом для Украины. Так же как не подходит Украине и модель федеративной Германии в целом. Но отдельные элементы этих моделей подходят Украине как нельзя лучше. Например, в части преодоления исторических противоречий можно взять пример с Германии. Там есть Бавария и Мекленбург, у которых противоречий не меньше, чем у Галиции с Восточной Украиной. Выделение в отдельное почти государство — в федеральную землю – сняло многие проблемы между этими регионами ФРГ.
Нельзя также в размышлениях о федерализации обойти один деликатный момент, который вызывает у националиста-радикала такую же реакцию, как красная тряпка у быка. Не секрет, что федеративная Украина была бы очень интересна России. Интересна не потому, что тогда у меньшего брата можно будет оттяпать Крым или вообще весь юго-восток. Для России соблюдение прав русскоязычных украинцев – принципиальный вопрос. За процессами в Украине там следят с интересом потому, что в состав унитарной Украины входит, по сути, субъект федерации – Крым. А у других регионов права, вытекающие из этого статуса, отсутствуют. Кроме того, Россия имеет определённые обязательства перед Крымской автономией. А, учитывая, что в Украине всегда были и будут политические силы, намеревающиеся забрать у Крыма его статус, восточным соседям особенно важно, чтобы соблюдались права жителей автономии.
Как бы там ни было, но федеративные идеи в головах главных украинских управленцев сегодня, мягко говоря, занимают странные и противоречивые позиции. Как ещё можно назвать то, что за идею федерализации Украины последовательно высказывается вице-премьер по региональной политике. Не оппозиционер с мегафоном, не эксперт в телевизоре, а вице-премьер по вопросам региональной политики Виктор Тихонов!
«Я убеждённый сторонник децентрализации власти и федерализма... Практика показала, что существующая модель не соответствует современным задачам. Сколько бы мы ни говорили о стремлении стать в один ряд с развитыми странами Европы, если не будем ничего менять, то вряд ли достигнем положительных сдвигов», — заявил вице-премьер весной 2010 года в интервью одному из еженедельников. При этом он успел уточнить, что это его собственная позиция. Но, учитывая, чьими устами она была высказана, есть основания надеяться, что когда-то она таки будет воплощена в жизнь.
На это заявление Тихонова через некоторое время лично отреагировал Виктор Янукович. В интервью одному из украинских изданий он заявил: «Украина — унитарное государство. Точка. Унитарное и демократическое. И это предполагает больше прав регионов. Создан Совет регионов, который будет активно работать над административно-территориальной реформой. Последняя, естественно, подразумевает значительное увеличение прав и полномочий местных органов власти. Важно, чтобы система обеспечивала максимальное соблюдение прав и обеспечение потребностей каждого гражданина».
Спикер парламента Владимир Литвин в одной из своих статей на тему федерализма также высказался за то, что быть Украине унитарной…пока, а там видно будет.
«Украина пока не готова не только к кардинальной — и, кстати, совсем недешёвой — ломке формы государственного устройства, но и к непредвзятому восприятию аргументов «за» и «против» отхода от закреплённого Конституцией унитаризма», — пишет глава Верховной Рады. Вместе с тем, спикер подчёркивает необходимость общественной и научной дискуссии относительно усовершенствования формы правления.
«Ведь, очевидно, что унаследованная от СССР внутренняя организация государства вошла в глубокое противоречие с вызовами времени и реалиями общественного бытия. Мировая практика доказывает, что федерализм — это не только эффективный инструмент территориальной организации, но и своеобразный механизм предотвращения конфликтов между частями государства. Нет никаких оснований делать из федерализации «страшилку» по примеру той, которая ещё недавно запускалась в политический оборот. Ведь в федерациях сегодня живут более 2 млрд. людей на пяти континентах, и среди наиболее развитых в экономическом отношении государств мира три — США, Канада и Германия — являются классическими федеративными образованиями», — пишет Владимир Литвин.
Такая позиция украинского руководства – задвинуть тему федерализации в долгий ящик, по мнению депутата Госдумы РФ Константина Затулина, сегодня «удивительна вдвойне». Эйфорию, которую переживает сегодня украинский президент и его окружение в связи с победой на зимних выборах, по мнению политика, сродни той, которую испытывала Россия в начале 90-х годов прошлого века. Тогда полученную власть хотелось сделать ещё полнее. Так возникла иллюзия, что чем больше полномочий ты соберёшь в одних руках, тем проще и легче будут решаться вопросы.
Но, давайте-ка задумаемся вот над чем. Леонид Кучма, закончивший своё президентство довольно слабо, как президент имел определённые полномочия. После «оранжевой революции» эти полномочия президента были урезаны. Даже страшно себе представить, какие идеи своей больной головы воплощал бы в жизнь Виктор Ющенко, имея полномочия Леонида Кучмы. Ведь даже без них главный пчеловод страны за время своего президентства умудрился так её взбудоражить, что следующе выборы «продул» с разгромным счётом.
После победы на выборах Виктору Януковичу было просто необходимо вернуть себе часть полномочий, чтобы в Украине была политическая стабильность. Следует отметить, что с точки зрения стабильности президент уже обладал к моменту своего избрания всем необходимым. Согласитесь, сложно себе представить, чтобы у президента Яковича были такие отношения с премьером Азаровым, как у президента Ющенко с премьером Тимошенко.
И вот, политреформа отменена. Президенту возвращены все полномочия, которые были у главы государства до 2004 года. Подобные процессы — это глубоко внутреннее дело Украины, и никто со стороны сегодня не имеет права осуждать или хвалить её за такой шаг. Но усиление властных полномочий ни в коем случае не должно привести к возникновению у президента и его окружения иллюзии, что с помощью этих мер сделано всё необходимое и достаточное.
Тут было бы не лишним отметить, что в партии президента сегодня есть разные взгляды на федерализацию. Но когда-то, когда она ещё не была у власти, а находилась в глухой оппозиции, идея федерализации Украины стояла в её программе одним из первых пунктов. Расширение компетенции, полномочий регионов и так далее, откуда, вероятно, и одноимённое название партии. Но, придя к власти, никто уже не хочет федерализации. А зачем, если в руках есть власть абсолютная…

1
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Новости партнёров:

Видео

Как это было: дебош участников АТО в одесском парке и их усмирение

12 октября трое пьяных мужчин в камуфляже в парке Шевченко цеплялись к прохожим и всячески провоцировали конфликт. Наконец, они своего добились, но результаты оказались не в их пользу.