Главная / Статьи

Хроника дня

В Украине резко возросло количество попрошаек: милостыню теперь просят пенсионеры и шахтёры


Зазеркалье жизни

Его называют Косолапый. За странную вихляющую походку и вечные костыли. Веселый, говорливый мужичок неопределенного возраста. Ему может быть и тридцать, и сорок, и пятьдесят. На самом деле, Косолапому 35. Детдомовец. Родился и вырос в Балте. Инвалид с детства. Вот и вся история…

Попрошайничает он уже лет шесть с перерывами — когда нет работы. До недавнего времени работа была – на одесской киностудии. Наш собеседник двигал декорации, убирал территорию, — в общем, участвовал в культурной жизни страны. Но с нового года кинофабрика практически остановилась, и Косолапому пришлось вернуться на улицу.

- А что делать? – мужичонка задорно подмигивает в фотокамеру. – Ежели пенсия такая, что только на хлеб и сигареты хватает. А я ногами болею. Чашечка с 12 лет нарушена. Поясница болит и левая рука парализована. Это ведь воровать грех, а побираться нет. Старцы святые к хорошему человеку обращались – и ничего. Не воспрещается.

За день так можно насобирать гривен тридцать. Но это если повезет. Обычный «заработок» — 10-15 гривен. В месяц получается 400-500 – немногим меньше пенсии по инвалидности…

На мизерную пенсию жалуется и «коллега» Косолапого Михаил. Он подвизался на ниве попрошайничества не так давно – три месяца назад. Бывший афганец. Там, «за рекой», на границе с Индией, потерял ногу. Сегодня получает в месяц полтысячи гривен. Еще летом этого худо-бедно, но хватало на жизнь, сейчас же…

- Как начал платить за коммунальные услуги, понял – помру с голоду, — по лицу одноного стекают слезы. – Вы мне все равно не поверите, но было очень тяжело. Я вот мог бы, чтобы разжалобить награды одеть – Красную звезду, две медали «За отвагу», но не могу. Ей богу, не могу. Стыдно…

Кстати, вы знаете, сколько лет «бабушкам», которые протягивают руку на церковных папертях? Мы не нашли никого, старше 50-ти! Глядишь: старая карга, лет на 70-т тянет, а ей по паспорту 38…

Валентине – пятьдесят пять, полгода до пенсии. Бывшая учительница лишилась квартиры из-за козней деверя. Родственников нет, помочь некому. Потынялась два месяца, а потом поняла: еще чуть-чуть и придется отдавать богу душу.

- А что делать? – говорит, щурясь от яркого солнца, женщина. Для обитательницы дна она очень грамотно излагает свои мысли, чувствуется – белая косточка, интеллигенция. – Да, было стыдно. Да… Но пришлось. Я и сплю тут, у церкви.

«Соседка» Валентины по «точке» назвать свое имя отказалась – боится цыган. Утверждает: представители этой национальности ограбили ее и отобрали паспорт. Теперь женщина вынуждена побираться:

- Я ехала в Одессу, чтобы восстановить паспорт, который у меня украли в Москве, когда я там работала, - рассказывает бездомная. - А они меня ограбили, правда, отправив после этого в больницу. Там я пролежала до конца осени. Но что толку? Кололи только обезболивающее, никаких лекарств не давали. Да, вы сами посмотрите! – Попрошайка разворачивает тряпки, которыми прикрыты ее ноги. Господи, думаю, да у нее гангрена – конечности черные, а запах… В общем, без срочной госпитализации женщина точно не жилец.

На паперть выходят пенсионеры и шахтеры

По словам президента благотворительного фонда «Дорога к дому» Сергея Костина, за последние месяцы количество бездомных и попрошаек на улицах Одессы выросло в разы. Причем, большей частью новички – пенсионеры и… шахтеры.

- Очень много дончан, — говорит общественник. — Закрылось огромное количество предприятий, а это промышленный регион. Все они относительно прилично одетые, но быстро сходятся с нашими бездомными, те им указывают адреса, места, где можно получить пищу и одежду. Донецк в основном, Херсонская область, Луганская.

Самое страшное, уверены общественники, то, что «на дно» сейчас попадает та прослойка населения, которая в более благополучное время вполне могла продержаться без подаяний. Другими словами, если раньше побирались и бомжевали те, кто не хочет работать, то теперь, – те, кто хочет, но не может. А ведь кризис только начинается…

- Весной мы ожидаем волны мигрантов с востока и севера Украины, - отмечает Костин. — Одесса превратится в город бездомных.

Хорошо от этого будет только криминальным структурам. Попрошайничество – это ведь такой же бизнес, как, скажем, проституция. Здесь своя иерархия, график работы, лидеры и исполнители, сферы влияния. Новичок, решивший постоять с протянутой рукой в подземном переходе у железнодорожного вокзала, не согласовав этот вопрос с другими просящими и с «крышей», рискует нарваться на серьезные неприятности.

- Сложно сказать, какие там обороты, — говорит сотрудник уголовного розыска Одессы Виктор. – Но, думаю, в год несколько миллионов есть.

Милиция ничего не знает

Кстати, официальные милицейские инстанции увеличения числа бездомных в упор не замечают.

- Никакого всплеска в связи с кризисом нет, — заявила «Таймеру» начальник центра общественных связей горУДВ Татьяна Хмельницкая. – Не знаю, откуда такие данные у «Дороги к дому».

Лукавят, ох лукавят милиционеры. Хотя бы потому, что собственной базы данных по бездомным у них нет, и они пользуются материалами «Дороги к дому». Впрочем, от того, признают в УВД факт увеличения количества бомжей и попрошаек или нет, сама ситуация не изменится.

«Матерей» с детьми в переходах не будет

17 февраля Президент Украины Виктор Ющенко подписал закон «О внесении изменения в раздел II Закона Украины "О внесении изменений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Украины относительно использования ребенка для попрошайничества».

Теперь настоящие или мнимые матери, просящие милостыню с ребенком на руках, рискуют лишиться свободы на срок до трех лет.

Фото — Алексей Кравцов.

1
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Новости партнёров:

Видео

Как это было: дебош участников АТО в одесском парке и их усмирение

12 октября трое пьяных мужчин в камуфляже в парке Шевченко цеплялись к прохожим и всячески провоцировали конфликт. Наконец, они своего добились, но результаты оказались не в их пользу.