Главная / Статьи

 

Хроника дня

Аккерманские истории. Часть1: Магала

Из неопубликованных книг «Аккерман и аккерманцы», «Аккерманские истории».

Раньше этот небольшой  район в Белгороде-Днестровском называли Магалой. «Раньше» –  период, о котором старые аккерманцы говорят: «при румынах», а уж вовсе древние – «при царе». И тех и других, увы, с каждым годом становится всё меньше…

Магала объединяет улицы Шабскую, Вольную (сейчас это улица Героев Сталинграда) с прилегающими к ним переулками. Топоним слова «магала» означает слободка, часть пригорода.  Основное население Магалы некогда состояло из отставных солдат, мещан, цыган, даже казаков.

Старожилы рассказывали, что в этих местах, ближе к нынешнему морскому торговому порту, долгое время стоял цыганский табор. Цыгане жили весело, шумно, одним днём. Впрочем, в близлежащих дворах не шкодничали. Это был один из неписаных законов ромов.

Завершением Магалы является карьер. В карьере кололи скальную породу, а после, из глыб, пилили формовой камень, из которого, к слову, пол-Аккермана отстроено. Камень укладывали в специальные подводы – биндюги, и после развозили заказчикам.

Центр

Главная примечательность Магалы, как ни странно, – психбольница. До прихода Советов тут размещалась городская тюрьма. Коренной аккерманец в жизни не скажет: «На Шабской – это там, где порт, мясокомбинат» и т.д. Абориген выдаст: «На Шабской? Это там, где дурдом?». Кстати, во время румынской оккупации Аккерман посещал король Румынии Михаил (Михай). Навещал он и тюрьму. Сия улица ещё при царе-батюшке была вымощена булыжником, который, как говорят, везли аж из Голландии.

Психбольница (к слову, областного подчинения) – своего рода центр Магалы. Большая часть её сотрудников живут рядом. Это удобно, в некотором роде, выгодно. В больнице магаляне, в основном, работают санитарами, фельдшерами. Труд, понятное дело, напряжённый, нервный, но всё же выгодный: отдежурил смену – трое суток дома. Раньше, для снятия стресса, некоторые санитары не проходили мимо «точки», коих здесь было великое множество. Что такое «точка», думаю, известно всякому жителю провинции. По наблюдениям местных жителей, едва ли не каждый пятый взрослый житель Магалы побывал в известном отделении психбольницы по причине неумеренного пристрастия к чарке. Если сложить всё остальное, то становится понятным, почему «жёлтый дом» есть центр Магалы.

Больные в данном заведении – народ тихий, обшарпанный, сам себе на уме, в зависимости от доминирующей идеи. Некоторые здесь находятся по двадцать лет. 

Погожими деньками они прогуливаются по улице Шабской. Магаляне раньше частенько приглашали их к себе домой. Если честно, то не столько из сострадания, сколько по причине хозяйственных проблем. Больной может усердно работать целый день в качестве штукатура, каменщика, плотника, слесаря за… тарелку борща, пачку сигарет и символическую плату с вечной ценой в «пару рублей».

Так было раньше. Изменилось ли что-то в настоящее время – того не ведаю…

Очаг порока

Лет 30-35 назад не меньшей популярностью Магалы пользовалась береговая линия Днестровского лимана, примыкающая к мясокомбинату. День и ночь здесь кипела деятельная, исполненная страстями, жизнь. В несколько рядов тут было понастроено разномастных гаражей, в которых редко когда хранилась чья-то лодка или же автомобиль.

В гаражах можно было приобрести или найти ВСЁ. Здесь продавали  копчёную колбасу, свиную вырезку, говяжий язык, фирменный «забугорный» костюм, запчасти для автомобиля, а, случалось,  и сам автомобиль. В гаражах нередко предлагали такие напитки, от которых гвозди вмиг очищались от ржавчины.

Среди строений с постоянно распахнутыми дверями бродил хмельной, почти разбойничий дух порока. Тут вы имели шанс (по тем временам) выиграть «Волгу» и спустить всё – до изношенных носков. Здесь за три (тех самых «советских»!) рубля вам дарили мимолётную любовь, а за четверной – лихо излечивали её грустные последствия посредством пары уколов. Среди гаражей слонялись барыги, воры, браконьеры, кидалы, опера, и, понятно, – лохи.

Конец лихой жизни гаражей положили два фактора – гнев жён хозяев и гостей злополучных гаражей, да и «новые» времена. Первые, отчаявшись, сожгли пристанище порока, а вследствие прихода второго фактора, грянул жёстокий кризис: мясокомбинат задышал на ладан, спекуляция узаконилась, а дешёвой водки стало, хоть залейся.

Сегодня, за исключением пары десятков, береговые гаражи являют унылое зрелище: груды битого камня, стихийные свалки. В уцелевших гаражах – от бывшего мясокомбината и почти до Пятого причала – обретаются, главным образом, браконьеры. Жизнь их беспокойна, тревожна. Оно и понятно, органы рыбоохраны усилили контроль за лиманом. Браконьер сбывал рыбу перекупщикам на городском рынке и заезжим «коммерсантам» из Одессы.

Когда случается удача, вечерами из гаражей над седым лиманом несётся лихая песня, сотканная из грубых, хриплых голосов, беззлобный лай гаражных собак и доносится дразнящий запах наваристой юшки.

Конец «Александровских» казарм

Ещё одна достопримечательность Магалы – воинская часть. Теперь уже бывшая.

В начале XIX столетия здесь размещался полк Российской империи. В 1821-м году российский император Александр І издал Указ об укреплении южных рубежей державы, в том числе и Бессарабии. Согласно царскому повелению, в Аккермане решено было построить казармы для солдат и офицеров гарнизона. Правда, строительство казарм было начато примерно в 1828-м году и длилось почти до конца тридцатых годов позапрошлого столетия.  В народе казармы метко окрестили «Александровскими»…

Воинская часть за годы «незалежности» расформировалась. Брошенные казармы, складские помещения какое-то время охранял не особо бдительный наряд солдат, потом – гражданские. В итоге, всё, что можно было, то разграбили местная пьянь или же хозяева подворий в округе. Где  ранее располагался хоздвор военных, нынче огромный пустырь, поросший бурьяном. Строения казарм почти разрушены. В том числе, и пожаром. Его природа, по утверждению большинства аккерманцев, отнюдь не стихийного начала. Тут приложилась чья-то рука. Говорят, что сама территория части продана, причём, не единожды.

Одно время ходили робкие слухи о том, что на месте казарм будет то ли лицей закрытого типа, то ли увеселительный центр с аттракционами, но есть большие сомнения на сей счёт…

Эх, улица, улица…

Глубокой осенью 2004-го года улицу Шабскую, словно огромную, длинную змею, решительно рассекли траншеи. Ревели экскаваторы, сталкиваясь, звенели трубы, беззлобно матерились рабочие – это меняли коллектор на радость местным жителям Магалы. Кроме того, одновременно проводили газопровод. После работ свято обещано было улицу, которая в советский период времени была одной из основных транспортных артерий Белгорода-Днестровского, закатать в асфальт, как и было до начала работ. Шли годы. «Оказалось», что газопровод проложили не так, а канализацию – из бракованных труб. Кстати, никого за это не наказали, хотя все «герои» строительства по сей день здравствуют и весьма процветают.

А улица – вся в глубоких рытвинах, точно после военных действий, она являет собой жалкое зрелище. Редкий таксист проезжает по Шабской, не помянув крепким словцом городские власти последних трёх созывов. А уж, что говорят магаляне …

Но это уже совсем другая история.

Владимир Воротнюк

4
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!

Новости партнёров:

Видео

Лузановка с высоты птичьего полёта

На YouTube-канале «Fly od wings», где выкладываются виды Одессы с воздуха, появился ролик, посвящённый Лузановке и району «Молодой гвардии».