Главная / Статьи

 

Материалы по теме

Новости Одессы

Порошенко запретил продавать лес за границу

Мораторий на экспорт леса введён в соответствии с законом «Об особенностях государственного регулирования деятельности субъектов предпринимательской деятельности, связанной с реализацией и экспортом лесоматериалов».

1
Статьи

Аккерманский порт: сорок оттенков бизнеса

Стало ясным, почему все эти годы порт откровенно «опускали», не развивая его площади, не обновляя технику, не проводя необходимые работы по углублению судоходного канала. Всё верно — для того, чтобы существенно занизить его ликвидность!

1
Статьи

Аккерманский порт: сорок оттенков бизнеса

Стало ясным, почему все эти годы порт откровенно «опускали», не развивая его площади, не обновляя технику, не проводя необходимые работы по углублению судоходного канала. Всё верно — для того, чтобы существенно занизить его ликвидность!

1

Хроника дня

Аккерманский порт: сорок оттенков бизнеса

Стало ясным, почему все эти годы порт откровенно «опускали», не развивая его площади, не обновляя технику, не проводя необходимые работы по углублению судоходного канала. Всё верно — для того, чтобы существенно занизить его ликвидность!

Построить порт в устье Днестра советское правительство приняло решение в середине 60-х прошлого столетия. К этому располагали два основных фактора: загруженность Одесского и Ильичёвского портов грузопотоками, в особенности, от малотоннажного флота, и развитие строительства объектов народного хозяйства в соседней Молдавской ССР. Предполагалось наладить туда доставку строительных материалов, леса, технологического оборудования и прочего. Выбор пал на Белгород-Днестровский и правый морской берег от Царьградского гирла, что в посёлке Затока.

Через несколько лет к причалу Белгород-Днестровского порта уже подходил первый сухогруз «Рапотамо» из дружественной Болгарии. А в Затоке был открыт портпункт «Бугаз».

История аккерманского порта показательно противоречива, как и всё в этом странном мире в это не самое лучшее время. С другой стороны, можете не верить, но в 1984-м году порт занимал первое место в бывшем СССР среди подобных по производительности труда. Нынче это понятие стало анахронизмом, но в те годы процент производительности труда определял потенциальную эффективность выполняемых работ и, конечно же, степень классности управления производством.

Думаю, не лишним дать некоторые показатели работы порта. В 80-е годы прошлого века здесь перерабатывали до 800 тысяч тонн леса, свыше 250 тонн металла (в основном, продукция из Италии), до 300 тысяч тонн зерна, а уж цитрусовые, консервированные фрукты и овощи, каучук, кальцинированную соду, барит и прочую продукцию химпрома — так и не счесть. Кстати, работали всего шесть причалов. Устроиться на работу в порт докером для молодого мужчины было пределом мечтаний. Здесь по тем временам была отличная зарплата, предприятие интенсивно строило жильё для своих работников, работала своя база отдыха, крепко на ногах стоял профсоюз.

В настоящее время в порту девять причалов. Но! Металл, зерно, химическое сырьё сюда не доставляют. Перерабатывают только лес. Если выпадает в год отработать 150 тысяч тонн леса, этот год считается весьма удачным. Ощущаете разницу?

У меня нет желания утомлять читателя нудным изложением процесса падения порта, как транспортно-торгового объекта в составе Украины. На фоне всеобщего развала экономики и промышленности это не так уж и уникально.

В последние годы предприятие здорово лихорадит. Упали грузопотоки, не ведутся работы по углублению дна фарватера, зарплата трудового потенциала любого порта – докеров, смехотворна. Едва ли не по нескольку раз в год работяги бунтуют, требуя от руководства эффективного управления и решения своих социальных проблем. Сюда не раз и не два приезжали важные персоны из министерств. Что-то обещали, сулили, но… сами понимаете, чего сегодня стоят посулы сановников. Примечательно, что и местная власть Белгорода-Днестровского, на территории которого расположен торговый порт, выбирает весьма осторожную политику взаимоотношений с руководством предприятия.

И вот – весть, которая снова сотрясла портовиков. Все значимые объекты предприятия переданы в аренду двум неким компаниям. Тут я вынужден сделать необходимое отступление.

Год-два назад в Белгород-Днестровском торговом порту пошли серьёзные разговоры о том, что поскольку предприятие не обладает достаточными средствами для своего развития, хорошо бы реализовать программу концессии. В двух словах, концессия – это форма договора о передаче в пользование комплекса прав, принадлежащих правообладателю. В данном случае государственному предприятию, каким является порт. Передача в концессию осуществляется на платной основе на определённый срок. Разница между передачей в аренду объекта и концессией заключается в гарантиях концессионера выполнять условия договора, предусматривающего финансирование программ развития не только своего бизнеса, но и интересы второй стороны. То есть, порта. Как-то так.

Идея заинтересовала порт. Однако случилась традиционная смена руководства предприятия. На смену Олегу Манитенко пришёл новый начальник порта некий Сергей Сечкин, который до сего был в замах руководителя порта.

Надо сказать, что среди претендентов стать концессионером вызвалась серьёзная группа турецких компаний с опытом работы по переработке леса и, что немаловажно – с солидным капиталом. Примерный срок предлагаемого сотрудничества – 49 лет. Другими словами, в течение 49 лет порту обеспечивалась гарантия стабильной работы. Заметим, что почти 90% экспортёров Белгород-Днестровского порта являются именно турки.

Планировалось, что министерство инфраструктуры Украины занялось бы изучением проектов кандидатов в концессионеры, их предложениями по улучшению качества работы порта. И ещё одна немаловажная деталь. В условиях договора с концессионерами был забит пункт о социальных гарантиях трудовому коллективу предприятия (зарплата, адекватные пенсии, больничные, отпуска и прочее). Казалось, сама удача распростёрла свои объятия портовикам. Видно, надо было креститься…

Не сложилось.

Я не знаю, что там получилось, но руководство порта внезапно охладело к теме концессии. Могу лишь предположить. Неожиданно стал интересен вариант сдачи в аренду государственного недвижимого имущества порта. Ясно, что к тому подтолкнули объявившиеся желающие. Дальше всё пошло как по маслу. Порт заявил о желании провести оценку госимущества предприятия. Некая организация «Экспертиза» оценила его аж в 29 миллионов гривен. (В порядке сравнения – 60 тысяч квадратных метров бетонных плит, которыми выложены портовые площадки причалов оцениваются в пределах 20 миллионов гривен). 

Стало ясным и то, почему все эти годы порт откровенно «опускали», не развивая его площади, не обновляя технику, не проводя необходимые работы по углублению судоходного канала. Всё верно — для того, чтобы существенно занизить его ликвидность! На  этом не раз заострял внимание общественности бывший заместитель начальника порта Олег Коваль.

На арену выступили две отечественные фирмы, страстно пожелавшие взять в аренду портовые производственные площади. «Ривер-Транс» и «КД-Транс». Отметим, как штрих: уставной капитал «Ривер-Транса» «впечатляет» — 2050 гривен. А представительский офис компании находится в уездном Аккермане, в черте парка Победы, меж художественной мастерской и покосившимися домишками, в какой-то комнатушке. Не, ну не турецкий размах, ясдело, но разве ж, в этом есть сермяжная правда?

В январе порт уже заключил договор о передаче в аренду своих потенциалов. Кстати, сам факт с сотрудниками порта широко не обсуждался. Всё прошло в узком кругу, «по-родственному».

Что же пообещали арендаторы портовикам, кроме как «верой и правдой»?

Арендная плата в 600 тысяч гривен за месяц (400 тысяч «КД-Транс» и 200 тысяч  «Ривер-Транс»). Для примера: в настоящее время только портпункт «Бугаз» даёт порядка 250 тысяч долларов США за месяц. Но весь прикол в другом.

Две упомянутые фирмы непосредственно связаны с николаевской компанией «Орексим», которая недавно пообещала портовикам и зерновой терминал, и лесоперерабатывающее производство, и дноуглубление, и зарплаты и ваще – молочные реки с кисельными берегами. А схема проста и незамысловата, как принцип работы примуса. Головная николаевская компания будет вкладывать деньги в свой же бизнес, то есть, в «Ривер-Транс» и «КД-Транс» для его развития. А те крохи, что перепадут от аренды портовикам – 600 тысяч пойдут не куда-нибудь, а на развитие порта, на решение текущих проблем предприятия, зарплаты, закупку техники и прочее. В масштабах порта, даже такого захудалого, каким стал Белгород-Днестровский, это – мелочь на празднике жизни арендаторов.

И ещё один существенный момент. Новые хозяева уже заявили портовикам, чтобы те особо не размышляли, а переходили к ним на работу, мол, плату и прочее гарантируем. Правда, на два года. А что будет дальше с людьми, остаётся догадываться. И, как говорят, определили дату, мол, до 16 февраля. Дальше Сезам закрывается.

Что ж, хочу новым хозяевам портовых площадей и имущества напомнить известную перефразированную мысль: если вы, ребята, пристально всматриваетесь в наш порт, не забудьте, что и те, кто живёт на аккерманской земле, также пристально всматривается в вас. Точнее, в ваши аппетиты.

Владимир Воротнюк

1
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!

Новости партнёров:

Видео

«Нулевой тайм»: одесские футбольные фанаты атаковали болельщиков «Манчестер Юнайтед»

Вечером 8 декабря перед матчем луганской «Зари» и «Манчестер Юнайтед» на одесском стадионе «Черноморец», в парке Шевченко колонну британских болельщиков атаковали местные футбольные хулиганы.