Главная / Статьи

 

Хроника дня

БПП: период полураспада

Главная опора президента в парламенте и одна из двух «ног» провластной коалиции, Блок Порошенко, стоит на пороге больших потрясений.

БПП: период полураспада

Особо монолитной структурой Блок Порошенко не был никогда. В Украине вообще не много «зрелых» политических проектов, а БПП и вовсе был создан за считанные месяцы. И это было непросто: следует помнить, что Порошенко в своё время надолго пропал с горизонта украинской политики, резко «вынырнув» из небытия лишь в ходе «Евромайдана». И если стать любимцем украинской публики удачливый политик может буквально за месяцы, то создание сплочённой команды верных соратников — дело куда более долгое. Именно поэтому действительно «своих» людей в парламенте у Порошенко — раз, два и обчёлся. Среди них можно назвать Ирину Фриз, Игоря Грынива, Нину Южанину и нескольких других.

В основном же Блок Порошенко состоит из групп и «подфракций», члены которых ориентируются прежде всего на собственные интересы. В своё время эти интересы совпали — и возник БПП.

Анатомия Блока Порошенко

К настоящему моменту из «президентской рати» уже «дезертировали» несколько группировок, вставших под знамёна Порошенко в 2014-м году. К примеру, можно назвать группу Коломойского  (Андрей Денисенко, Виталий Куприй, Александр Дубинин и другие), отколовшуюся от БПП  в период обострения отношений между президентом и Коломойским в 2015-м году.

Другой пример — группа «антикоррупционеров-реформаторов» (Найем, Лещенко, Залищук), фактически отмежевавшихся от Порошенко, хотя и остающихся формально в составе пропрезидентской фракции.

БПП: период полураспада

В настоящий момент фракционная структура БПП выглядит примерно следующим образом.

  1. Собственно «люди президента»: вышеупомянутые Фриз, Грынив и т.п. У них действительно есть общее политическое прошлое и связи с Порошенко на личном уровне, так что на этих людей президент может рассчитывать практически в любой ситуации (в тех пределах, в которых это вообще возможно в украинской политике).
  2. Группа Кононенко-Грановского (Алексеев, Березенко, Тригубенко, Арьев, Саврасов и другие). Их верность Порошенко определяется совместными бизнес-интересами лидеров группы и главы государства — а это наиболее надёжный фундамент для долговременных союзов на отечественном политическом Олимпе.
  3. «Винницкая» группа Владимира Гройсмана (Домбровский, Заболотный, Мельничук, Ткачук и другие). С Порошенко «винницких» роднит «происхождение»: хотя Порошенко и является «биологическим» уроженцем Болграда, его политической отчизной является именно Винницкая область. «Винницкие» давно и всерьёз конфликтуют с группой Кононенко-Грановского. На протяжении долгого времени президент выступал арбитром в этом конфликте, не давая ему разгореться уж слишком сильно, но и не позволяя полностью погаснуть.
  4. Небольшая, но влиятельная «медицинская группа» во главе с Глебом Загорием и Ольгой Богомолец связана с президентом постольку, поскольку это позволяет её лидерам контролировать распределение бюджетных потоков в сфере здравоохранения.
  5. УДАР Виталия Кличко мы упоминаем последним вовсе не потому, что эта группа обладает меньшим значением, чем прочие. Напротив, именно УДАР в некотором роде является становым хребтом БПП — недаром Виталий Кличко занял пост формального лидера БПП после поглощения УДАРа президентской «Солидарностью» в августе 2015-го года. Пробыл им он, правда, не долго, сложив с себя полномочия в мае 2016-го года в связи с избранием мэром Киева.
  6. Помимо чётко очерченных групп, перечисленных выше, в БПП также существует обширное «болото» из числа мажоритарщиков, баллотировавшихся под знамёнами Блока Порошенко. В качестве примера можно привести одесских нардепов Дмитрия Голубова и Александра Урбанского. Первый, имеющий давние и крепкие связи с мэром Одессы Геннадием Трухановым, получил статус «кандидата от БПП» в рамках предвыборных договорённостей Труханова с Администрацией Порошенко. После победы Голубов дисциплинированно вступил в БПП, однако «верным порошенковцем» его не назовёшь: он часто голосует вопреки партийной дисциплине.  Ещё более яркий пример — Александр Урбанский, избранный в Измаиле. Он вообще шёл в Верховную Раду под знамёнами «Сильной Украины», оказавшись единственным депутатом от этой политсилы в Верховной Раде. Один в поле не воин, и Урбанский примкнул к БПП сразу после выборов — а его брат Анатолий был избран депутатом Одесского облсовета от БПП и вскоре после этого возглавил областное депутатское собрание.

БПП: период полураспада
Александр Урбанский

В товарищах согласья нет

Межгрупповые конфликты — общая беда всех партийных проектов «лоскутного типа». Именно они в своё время сгубили и «Нашу Украину» Ющенко, и Партию регионов, в 2012-м году поглощавшую другие проекты буквально пачками. Судьбу Партии регионов в этом смысле можно считать хрестоматийной: при внешне внушительном «номинальном» числе соратников и сторонников, политсила распалась буквально в одночасье после того, как единственный объединяющий фактор — президент Янукович — исчез с экранов радаров.

Аналогичная ситуация существует сегодня и в БПП: составляющие партию группы влияния постоянно конфликтуют друг с другом. Так, «винницкие» постоянно грызутся с группой Кононенко, «медики» воюют за распил бюджетов с министром здравоохранения Ульяной Супрун, которую Порошенко вынужден поддерживать из-за того, что за ней стоят заокеанские друзья украинского режима, и так далее. Одно время внутрипартийные конфликты даже были в каком-то смысле на руку Порошенко: выступая в них «стоящим над схваткой» арбитром, тот мог избегать чрезмерного усиления той или иной группы, обеспечивая себе безусловный контроль над политсилой в целом — так же, как это в своё время делал Виктор Янукович.

Однако сегодня, когда политические позиции президента слабеют, а внутрипартийные конфликты разгораются с новой силой, межгрупповая борьба начинает угрожать уже самой целостности БПП — и всей политической конструкции, на которой держится режим Порошенко в целом.

Классическим примером в этом смысле является политика «винницких» и их лидера — премьера Владимира Гройсмана, который в последнее время активно ведёт переговоры с политическими игроками за пределами БПП. Причём речь идёт не только о соратниках по коалиции — «Народному фронту», но и вчерашних союзниках, а сегодняшних конкурентах главы государства: «Самопомичи» и «Батькивщине». Сложно сказать, являются ли эти переговоры следствием значительного охлаждения отношений между Гройсманом и Порошенко, наметившегося летом 2016-го года и с тех пор всё усугубляющимся, или его причиной. Однако факт остаётся фактом: сегодня Гройсман чем дальше, тем больше ведёт себя так, как будто планирует или, по крайней мере, допускает разрыв с БПП. По словам одного из приближённых Гройсмана, тот  «понимает, что с багажом прошлого и фамилией звезду с неба не схватит, однако хочет быть в будущем значимой политической фигурой». Если это так, то все политические пируэты Гройсмана (вроде персонификации пенсионной реформы) могут быть направлены на решение одной простой задачи: застраховаться на случай резкого и непредсказуемого изменения политического  ландшафта типа досрочных выборов или импичмента Порошенко.

БПП: период полураспада

Ясно одно: на человека, который будет идти с Порошенко до конца и станет подавать ему патроны при обороне последней баррикады, Гройсман явно не похож.

То же самое касается и «болота»: от разрозненных и неорганизованных депутатов вряд ли можно ожидать некоего коллективного демарша против Порошенко (на то они и разрозненные и неорганизованные). Однако можно не сомневаться: если в стане президента что-то пойдёт не так, подавляющее большинство депутатов предаст его не слишком задумываясь — так же, как предали в своё время соратники по ПР Виктора Януковича, массово голосовав за его отстранение от должности.

Но (как и в случае с Партией регионов) для того, чтобы внутренние деструктивные процессы вылились в открытую дезинтеграцию БПП, необходим некий мощный толчок. И не исключено, что он придёт оттуда, откуда его Порошенко вовсе не ожидал получить.

Удар в штангу

Политическая партия УДАР Виталия Кличко является одним из наиболее давних и надёжных союзников Порошенко и важнейшей составляющей пропрезидентского блока. Слившись с БПП, «УДАР» снабдил «президентскую рать» разветвлённой сетью штабов и партийных ячеек (чего так не хватало БПП на местных выборах 2015-го года). Надо сказать, что уже тогда далеко не все члены УДАРа (особенно на местах), были рады такому «ходу конем»: к примеру, одесская организация УДАРа, связанная с экс-мэром Одессы Эдуардом Гурвицем, категорически не пожелала иметь дело с местным «порошенковцем» Гончаренко и фактически прекратила своё существование.

В качестве компенсации УДАР получил 30% мест в списках новой партии на местных выборах 2015-го года, а после отставки правительства Яценюка в апреле 2016 и формирования новой коалиции между БПП и «Народным Фронтом» — ещё и должность первого вице-спикера, доставшуюся «ударовке» Ирине Геращенко.

Однако бывший столь прочным на протяжении долгого времени союз сегодня дал трещину. По данным наших источников, в последних числах июля к одному из руководителей БПП Сергею Березенко пожаловали «переговорщики» от УДАРа, которые в ультимативной форме потребовали усилить их представительство в исполнительной власти. О самих министерских портфелях, правда, речь не шла, но на предоставлении УДАРу постов ряда заместителей глав министерств и ведомств «ударовцы» настаивали категорически.

БПП: период полураспада

После некоторых раздумий Банковая ответила не менее категорично: «всё дело в том, что в дилижансе свободных мест, представьте, нет». При этом в окружении президента вполне обоснованно отметили, что все обязательства перед УДАРом у президента выполнили сполна, да ещё в придачу закрывают глаза на махинации Кличко с землёй в Киеве. Однако эти аргументы соратникам Кличко убедительными не показались: было заявлено, что, если «скромные» требования УДАРа не будут удовлетворены, то тот начнёт процесс «развода» с БПП и восстановления партии под её собственным именем. В числе прочего УДАР, дескать, заберёт обратно партийные ячейки в регионах, которыми в своё время «великодушно» усилил пропрезидентскую политсилу. «Большому кораблю — большое плаванье», — ответили на Банковой. После чего стороны взяли краткий (в политическом смысле) тайм-аут и договорились не выносить сор из избы. То есть, никаких утечек в СМИ, пока не будет оформлен официальный «развод».

Оно и понятно: весть о том, что Порошенко лишился своего ключевого союзника, контролирующего к тому же столицу Украины, может стать как раз тем самым толчком, который запустит лавинообразный процесс дезинтеграции БПП и приведёт в самом скором будущем к досрочным выборам — как минимум, парламентским, а возможно и президентским тоже. А это не выгодно ни БПП, который вообще стремится оттянуть момент выборов, ни УДАРу, который может банально не успеть подготовиться к кампании и в итоге проиграть её.

Мотивы

Почему же УДАР решил порвать с Порошенко — а главное, почему решил это сделать именно сейчас? На этот счёт существуют различные мнения.

Одной из версий является недовольство «ударовцев» ходом переговоров о «большом объединении» Блока Порошенко с «Народным фронтом» с целью формирования «единой центристской проевропейской политсилы», которая пойдёт на следующие парламентские выборы и поддержит Порошенко на выборах президентских. Данное объединение сулит обеим силам определённые выгоды, однако оно сопряжено с немалыми сложностями: в частности, БПП придётся предоставить «фронтовикам» определённое количество мест в проходной части избирательных списков, которая, к слову сказать, вряд ли будет слишком обширной. Но для того, чтобы «взять на борт» утопающих в море негатива «фронтовиков», БПП придётся кого-то с этого борта ссадить. И в УДАРе небезосновательно опасаются, что «большое объединение» будет происходить не в последнюю очередь за их счёт.

БПП: период полураспада

Другая версия включает внешнеполитический фактор. Согласно ней, и в Европе, и в США окончательно разочаровались в Петре Порошенко и ассоциируемой с ним конструкции власти в Украине в принципе, и активно проводят «кастинг» на будущего нового «проевропейского» главу государства. Причём, как поговаривают, в Вашингтоне наиболее удачной кандидатурой считают именно Кличко, которому уже рекомендовали держаться подальше от тонущего «судна» Петра Порошенко — что он, вообще говоря, и делает. К примеру, недавно Кличко раскритиковал решение Порошенко лишить гражданства Михаила Саакашвили — возможно, это один из случаев того, когда «шило» закулисных договорённостей на секунду выглянуло из мешка.

К слову сказать, перспектива увидеть Кличко кандидатом в президенты должна пугать Банковую даже больше, чем перспектива раскола по партийной линии. Ведь это нарушит всю тщательно выстаиваемую систему позиционирования, которая должна принести Порошенко победу. Согласно ней, в центре украинского политического Олимпа находится «европеец», либерал, патриот и талантливый управленец Пётр Алексеевич, которого со всех сторон окружают популисты (Тимошенко), замаскированные агенты Кремля («Оппозиционный блок»), безответственные бездарности (Садовый, Саакашвили), а также маргинальные радикалы (все остальные). Появление Кличко в качестве альтернативного кандидата напрочь ломает эту стройную картину. Вполне очевидно, что и Кличко, и Порошенко будут бороться за голоса одних и тех же избирателей, что существенно уменьшит шансы действующего президента даже выйти во второй тур выборов.

Поэтому вовсе не исключено, что на Банковой всё-таки попытаются отговорить УДАР от «развода». Другой — найдутся ли у людей президента для этого достаточно убедительные аргументы? Всё это мы, по всей видимости, узнаем в самом скором времени.

Авторы: Руслан Бизяев и Юрий Ткачёв
6
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Новости партнёров:

Видео

Как это было: дебош участников АТО в одесском парке и их усмирение

12 октября трое пьяных мужчин в камуфляже в парке Шевченко цеплялись к прохожим и всячески провоцировали конфликт. Наконец, они своего добились, но результаты оказались не в их пользу.