Главная / Статьи

Хроника дня

Дальницкие карьеры: чем живёт главная свалка Одессы?

Несколько дней назад в интернет-пространстве была предпринята попытка раздуть очередной скандал вокруг полигона ТБО-1 «Дальницкие карьеры». Бдительные граждане и пришедшие им на помощь журналисты жалуются на страшную вонь и пожары на территории свалки, расположенной под Одессой. Интересно только, что нюх и зрение у них обострились аккурат накануне выборов.

Чего только не рассказывали на протяжении последних 10 лет местные журналисты впечатлительным зрителям и читателям об этом месте: и бомжи здесь обитают, и пожары постоянно, и вонь тут несусветная, и более страшные вещи…  Ну, а поднять столь животрепещущую тему в нынешнее нестабильное время, да ещё в преддверии местных выборов – вообще отличная идея, впрочем, не особо оригинальная. И вот – над свалкой летают беспилотники, а в СМИ появляются громкие заголовки.

Корреспонденты ТАЙМЕРА решили самостоятельно проверить, как обстоят дела на таком важном объекте. 



 

Только факты

Свалка в Дальницких карьерах образовалась ещё в 1968 году, в 1974 году на неё появились документы, согласно которым была изъята  и передана в постоянное пользовании Одесского городского совета часть земель Овидиопольского и Беляевского районов.

Территория нынешнего полигона твёрдых бытовых отходов составляет 96,2 гектар, работа ведётся на 60,4 га на территории Овидипольского района. Сюда свозят мусор из Одессы, Ильичёвска и близлежащих сёл.

Свалка разделена на 18 площадок. Пока на двух идёт работа – остальные выравниваются, потом машины переходят на следующие участки.

На ныне неиспользуемой территории более чем в 30 гектар планируется построить мусоросортировочный комплекс с первичной переработкой и организовать новую свалку по всем существующим законам и нормативам, только для прессованного мусора после сортировки. Есть также план использовать прессованные тюки мусора, в которых уже не происходят химические процессы, как альтернативное топливо.

В прошлом году предприятие заплатило в бюджет Беляевского и Овидиопольского районов более 3 миллионов гривен экологического налога, в этом – уже 1 миллион 750. Это не считая остальных налогов, которые оно платит, как и все другие предприниматели.

Не так страшен чёрт, как его малюют…

Признаемся честно, готовились мы к поездке на свалку не без содрогания – особенно учитывая некоторую брезгливость, как у большинства городских жителей, и чувствительное обоняние. На деле всё оказалось гораздо спокойнее.

Экскурсию нам провела главный специалист по охране окружающей природной среды фирмы «Союз», эколог со стажем Фаина Павлюченко.

 

Она призналась сразу, что неприятный запах сейчас на свалке есть, но его причина – стандартная, сезонная.

«Сейчас сезон арбузов, дынь, закруток – много быстропортящихся отходов, что усугубляется аномально высокой температурой. Это биологические отходы, которые за неделю исчезают», – рассказала она.

Кроме того, направление ветров на свалке не выдержано, потому что она появилась стихийно, тем не менее, всем нормам того времени объект соответствовал. 

Сразу скажем: даже находясь рядом с площадкой, куда свозят свежий мусор, с наветренной от неё стороны, неприятный запах был не страшнее, чем от мусорного ведра на кухне, которое вовремя не вынесли.  



 

Вторым не самым приятным в этом отношении местом являются ограждённые отстойники – от них попахивает сероводородом, да и то – только в непосредственной близости. Тем не менее, химические показатели в этой воде не хуже, чем в рядом расположенных ставках, в которых разводят рыбу. Эту информацию мы проверить никак не можем, но то, что в этой воде живут утки и лягушки, красноречиво говорит само за себя.

 



 

Отстойники предназначены для испарения так называемого фильтрата – раствора, который образуется в процессе распада органического мусора.

Фаина Павлюченко объясняет: такая методика принята на всей территории СНГ, очищать фильтрат, который и так испаряется, очень дорого и непрактично.

«85% дождевых вод остаются в свалке, 15% испаряются, то есть из неё не выходят. Фильтрата нет, не позволяет разность осадков – в области количество осадков составляет 340-360 мм в год, а испарения – 400-420 мм. При гниении свежего мусора он есть, но сразу испаряется», – говорит эколог.

Что касается страшилок о бродящих здесь бомжах и огромных… Мы лично не увидели ни одного, хотя обошли довольно большую часть территории. Да и трудно себе представить бездомного, едущего в такую даль на маршрутке и ещё часть дороги преодолевающего пешком. И ради чего? Мух тоже нет, только чайки. А собаки – только на въезде, прикормленные, вполне симпатичные и добрые.

 





Как всё устроено

Полигон ТБО-1 расположен на склоне, рядом с левым рукавом Сухого лимана. Его окружает 10-метровая обваловка, вокруг идёт обводная канава для дождевых и талых вод, чтобы ничего не стекало в лиман, и санитарная зона.

 

При въезде на территорию свалки содержимое машин проверяют на уровень радиации, при выезде они проходят дезинфекцию колёс.

 

 

«Машины полностью дезинфицируются. Предприятие перевозит твёрдые бытовые отходы, контейнеры не герметичные – этого и не должно быть для такого мусора. Причём контейнеры изготавливаются из пластика со специальной пропиткой, к которой ничего не приклеивается. Сейчас мусор выносят все в кулечках, всё остаётся в них, из-за чего меньше загрязняются контейнеры. Мусор у нас в основном сухой», – говорит Фаина Павлюченко.

С 1996 года анализы почвы производятся два раза в год, воды – ежеквартально в трёх точках. Воду в Лимане экологи проверяют выше и ниже свалки, и эти данные идут в качестве фоновых. 

 

«Говорят, что мы загрязняем воду, но это не так.  Грунт вокруг свалки по всем параметрам чистый. Когда нам приписали загрязнение воды, я говорю «Но это же абсурд: грунт чистый, а вода грязная!», – говорит наш экскурсовод. –  И я им доказала на совещании в обладминистрации. Нашла паспорт очистных сооружения расположенного рядом жилого комплекса «Озерки» – они используют систему «Биотал», которая чистит только фекальные стоки. А куда бытовая химия идёт?»



 

Ну, к «Озеркам» мы ещё вернёмся…

Строительный мусор выбрасывают отдельно: дерево идёт на растопку печи, щебень, асфальт и прочее – на уплотнение дорог, которые очень быстро разбиваются из-за большегрузного транспорта.



 

 

Открытый мусор дольше трёх суток не лежит, как и положено по инструкции, – всё засыпается грунтом либо измельчёнными строительными отходами толщиной не менее 0,2 м и уплотняются, при этом остаются рукава для выхода газа, который образуется в результате органических процессов.



«Процентов 40 мусора – это тара и упаковка: пакетики, баночки, коробочки… Сейчас они используются как фильтр для выхода из-под земли газа, образованного в результате процессов гниения. У нас три таких дренажных трубы, установленные на глубину 10-20 метров», – рассказывает специалист по охране окружающей природной среды.

Мусор в контейнерах имеет температуру в 40 градусов, там идёт процесс гниения, а на два метра вглубь свалки – уже 70 градусов. Именно для этого устанавливается дренаж.

Кстати, эти самые газы можно перерабатывать в электроэнергию, которой хватило бы и для освещения территории, и для соседних сёл. В 2013 год уже был готов соответствующий проект, выигран тендер, получено разрешение, однако внедрить его помешала политическая ситуация в стране.

На территории полигона устроены кавалькады запасного грунта, который используется в случае пожара – водой мусор на свалках гасить нельзя, это взрывоопасно. Если возгорание случается на склоне, то его подрезают бульдозером, он рушится, и таким образом пожар ликвидируется. 

Благодаря этим мерам предосторожности и несмотря на высокую пожарную опасность этим летом – № 5, – последний раз возгорание на свалке было два года назад. Да и то – подозрительное возгорание: спустя 10-15 минут после того, как на краю территории вспыхнули какие-то покрышки, пропитанные соляркой, на полигоне, словно совершенно случайно, появились депутаты местного райсовета.

Откуда ноги растут?

Находясь на территории свалки, мы увидели дым – чёрный дым, не хороший. И тут нам показали «фокус»: с определённых точек может показаться, что что-то горит непосредственно на территории. Не поленившись взобраться на самую высокую точку обзора, мы увидели как на ладони – дым идёт из незаконного карьера, выкопанного менее чем в километре от свалки. Работники полигона говорят, что там обжигают изоляцию на краденых проводах, чтобы добыть цветной металл.

 



 

Подобных фокусов, искажений и обмана зрения сейчас хватает… В предвыборных волнениях некоторые люди не знают, чем себя занять, а у конкурентов обостряются нюх и зрение – своих дел нет, поэтому кивают на кого-то.

Неделю назад над территорией свалки появился беспилотник. Дежурные и охранники нашли людей, которые им управляли – мужчина и женщина не представились, сказали, что снимают видео с высоты птичьего полёта для личного использования. Затем это видео появилось в интернете – его авторы не придумали ничего лучшего, чем интригующие надписи вроде «Наверное, им есть что скрывать»…

 А работники предприятия смеются – говорят, такую рекламу нам бесплатно сделали! И действительно, вместо гор смрадного мусора и копошащихся бомжей падкие на сенсации пользователи интернета могут увидеть ровные дороги, стаи чаек и довольно много участков зелёной травы. Кто-то прокомментировал это видео так: «А здесь могла бы быть прекрасная зона отдыха!» Ну-ну... даже если так, мусор-то куда девать? Завода по его сжиганию в области нет, и пока не предвидится. 

Руководитель предприятия Юрий Кривенко говорит, что давление на бизнес со стороны СБУ и Генпрокуратуры длится с 2013 года – бесконечные запросы, проверки, инспекции, которые, впрочем, «Союз» с честью выдерживает. 

Ходят слухи, что вся эта клевета, инсинуации, поклёпы и наветы исходят от депутатов Овидипольского района – на его территории в Новой Долине расположен жилмассив «Озерки».  Почему-то желающим поселиться в этом «неповторимом оазисе загородного стиля жизни в одесском пригороде» не сообщают о таком нюансе, как расположенная неподалёку свалка. О том, каким образом застройщики чистят воду для этого комплекса, мы уже упоминали…

Мало того, находящееся рядом село Прилиманское растёт вверх – там строят дома, открывают производство. Всё бы ничего, но канализации там нет, и все отходы стекают в лиман.

К сожалению, наша страна не занимается всерьёз проблемой отходов, несмотря на требования Евросоюза. Например, с 2018 года мы будем обязаны правильно сортировать мусор. Вы уверены, что сможете это сделать так, как надо? Думаете, это так просто?

Что же касается утилизации мусора – гораздо проще жаловаться, пардон, на свои же отходы, чем заработать себе репутацию, благодаря какому-то реальному, приносящему пользу дело. Ещё бы, ведь на это требуется время, а его у желающих пробиться к «кормушке» осталось уже очень мало.  

Фото: Сергей Ляшонок 

Автор: Анна Левченко

26
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!

Новости партнёров:

Видео

Лузановка с высоты птичьего полёта

На YouTube-канале «Fly od wings», где выкладываются виды Одессы с воздуха, появился ролик, посвящённый Лузановке и району «Молодой гвардии».