Главная / Статьи

 

Хроника дня

Дело 2 мая: остросюжетная трагикомедия с элементами юридической порнографии

Было бы смешно, если бы не было так грустно.

Неделя, прошедшая с 27 ноября по 4 декабря, нанесла репутации украинского правосудия в Одессе больший урон, нежели, пожалуй, любая другая неделя в недавней истории. Такой плотности юридических маразмов и откровенного надругательства над буквой, духом и логикой отечественного законодательства не бывало уже давненько.

Речь, конечно же, идёт о печально известной истории с освобождением под залог обвиняемых по делу 2 мая.

Преамбула: дело 2 мая

Для тех, кто не в курсе дела, приведём краткую историческую справку. В настоящий момент в природе существуют два завершённых дела по трагедии 2 мая. Первое касается действий активистов Куликова поля на Греческой площади: в нём 20 обвиняемых, 10 из которых в первых числах мая 2014-го года были помещены за решётку. 

 

Фигурантом второго дела является «евромайдановец» Сергей Ходяк, которого обвиняют в убийстве на Греческой площади «куликовца» Евгения Лосинского. Суда над собой Ходияк ожидает на свободе.  



Здесь и далее под «делом 2 мая» мы будем иметь в виду именно обвинения против «куликовцев» в организации беспорядков на Греческой площади.

Сначала Приморский суд, куда дело попало изначально, вполне успешно «отфутболил» его в Малиновский – видимо, судьи наиболее «престижного» из одесских судов не слишком прельстились возможностью войти в историю как руководители предстоящего процесса.

Их можно понять: обвинение было подготовлено из рук вон плохо. Следствие даже не пыталось установить степень и долю вины каждого из обвиняемых и его мотивы. Вместо этого правоохранители довольствовались написанными под копирку обвинительными актами, в которых указано, что «куликовцы», выполняя за деньги задание бывших правителей Украины, решили устроить беспорядки с целью дискредитации текущего украинского правительства.

Крайне низкий уровень досудебного следствия не является личным мнением автора этих строк: тот факт, что за год рассмотрения обвинительные акты по делу решением Малиновского суда дважды возвращались в прокуратуру для исправления из-за огромного количества ошибок и неточностей, говорит сам за себя.

В настоящее время в суде находится третья версия обвинительного акта, который читают уже более полугода. О том, когда же суд приступит к другим этапам слушаний, например, опросу свидетелей, изучению доказательств и т.п., можно лишь догадываться.

Как уже было сказано выше, 10 из 20 обвиняемых по делу в первых числах мая 2014-го года были помещены под стражу и оставались там следующие полтора года. Во второй половине 2015-го суд согласился освободить под домашний арест пятерых из 10 обвиняемых. А 27 ноября суд в лице судей Короя, Ищенко и Журика дал согласие на освобождение под залог и оставшихся. 

Изнасилование Фемиды: акт первый

До сих пор мы говорили о халатности следствия, подозрительной сговорчивости суда и т.п. – о вещах, самих по себе весьма предосудительных. Но, по крайней мере, всё оставалось (за исключением ряда отдельных эпизодов) формально в рамках и пределах, установленных украинским законодательством. Дальше начинается откровенный юридический трэш, угар и содомия.

Итак, прокуратура подаёт в Апелляционный суд Одесской области жалобу на решение Малиновского суда освободить обвиняемых по делу 2 мая под залог.

Уже одно это решение наводит на мысли о профнепригодности ведущего дело 2 мая прокурора Бабина: в Уголовно-процессуальном Кодексе не предусмотрена возможность обжалования в апелляции подобных решений. В соответствующих определениях судов так и пишут: обжалованию не подлежит. Единственной законной реакцией судьи, которому доверено будет рассматривать такую жалобу, будет отказ от её рассмотрения по вполне формальным основаниям неподсудности.

Однако вышло немножко по-другому: 30 ноября вместе с курьером из прокуратуры в Апелляционный суд прибыли около сотни активистов «Евромайдана», возмущённых решением судей освободить «сепаратистов и врагов Украины». Требования активистов были просты (и явно подсказаны им прокуратурой): либо суд принимает жалобу прокуратуры к рассмотрению, либо… Что «либо», «майдановцы» не конкретизировали, однако уточнили, что судья Таривердиев, на которого «расписали» прокурорскую апелляцию, не покинет рабочего места до тех пор, пока не примет нужное им решение.

Судья Таривердиев оказался, конечно, в весьма непростом положении. С одной стороны, он определённо не мог принять жалобу к рассмотрению по нормам УПК. Сдругой – в случае отказа его бы ожидала «люстрация» с последующим занесением в список «зрадныков».

И Таривердиев принимает удачное (как ему кажется) решение: он принимает жалобу прокуратуры к рассмотрению, ссылаясь при этом не на украинский УПК, а на  Европейскую конвенцию о защите прав и свобод. По украинскому законодательству, подобные документы имеют приоритет над национальными нормативно-правовыми актами, т.е. если что-то не предусмотрено УПК, но предусмотрено конвенцией, то следовать надо конвенции.

Другой вопрос, что конвенция написана для защиты прав граждан, а не для того, чтобы давать этим самым органам возможность обходить закон. То есть, использование конвенции для того, чтобы оставить человека за решёткой вопреки решению суда первой инстанции, является откровенным жульничеством со стороны судьи Таривердиева. Одновременно с принятием жалобы к рассмотрению, Таривердиев приостанавливает действие обжалуемого решения, что уж тем более не лезет ни в какие ворота.

Изнасилование Фемиды, акт второй (с особым цинизмом)

Между тем, у прокуратуры имелась вполне законная возможность избежать освобождения подозреваемых под залог, если в ведомстве уж так уверены в неприемлемости этого освобождения. Для этого в ближайшем же судебном заседании надо было подать в суд ходатайство об изменении меры пресечения на содержание под стражей без залога. И тут уже искать способы убедить суд это ходатайство удовлетворить. Какими бы ни были эти способы, такой путь в любом случае лучше, чем избранный гособвинением:  прокуратура не выставляла бы на всеобщее обозрение собственную юридическую безграмотность, Апелляционному суду не пришлось бы под угрозой насилия выносить заведомо неправосудное решение. А главное – в отношениях всех сторон с Фемидой сохранилась бы хотя бы видимость приличия.

И что характерно: на заседании 4 декабря прокуратура попыталась проделать нечто подобное. Но в такой форме, что лучше бы не проделывала.

Вместо того чтобы попросить суд вынести новое решение об изменении меры пресечения, гособвинение ходатайствовало о том, чтобы суд изменил своё же решение от 27 ноября, убрав оттуда возможность освобождения под залог.

По сравнению с этим кунштюком прокуратуры, история с изнасилованием правосудия в Апелляционном суде выглядит не более чем невинным флиртом.Отмена или исправление судьями своего же решения украинским законодательством не предусмотрена от слова «совсем»: никогда, никак, ни в каких случаях. Самое же главное, что данный юридический беспредел не имеет никакого видимого смысла, ведь «законный» путь дал бы ровно те же результаты. Но почему-то прокуратура предпочла именно такой извращённый путь достижения своих целей. Почему – автор этих строк сказать затрудняется. Видимо, юридические вкусы прокурора Бабина слишком специфичны.

Весь идиотизм требований прокуратуры не могли не понимать и судьи Корой, Ищенко и Журик. Однако ситуация не предполагала возможностей для проведения юридического ликбеза. Ещё 30 ноября, помимо терроризирования Апелляционного суда, «евромайдановцы» заглянули также в Малиновский, где заставили Короя, Ищенко и Журика написать заявления об увольнении. Активисты в значительном количестве присутствовали под залом судебных заседаний и 4 декабря, причём настроены они были весьма решительно. О том, какие последствия имел бы отказ судей сделать всё, что говорит прокуратура, догадаться несложно.

В этой ситуации судьи с готовностью (хотя и без аппетита) «скушали» концентрат юридического мракобесия, предоставленный им на подпись прокуратурой, изменили своё прежнее решение и оставили обвиняемых под стражей.



 

Изнасилование Фемиды, часть третья (для тех, кому первых двух было недостаточно)

Но на этом история не закончилась. В тот же день в Апелляционном суде должно было состояться рассмотрение по сути жалобы прокуратуры на то самое, уже «изменённое» решение Малиновского суда об освобождении под залог. Разумеется, в ходе заседания прокурор заявил, что жалобу свою отзывает, ибо всё благополучно разрешилось.

Однако тут в дело вмешались адвокаты «куликовцев», которые заявили, что теперь они не согласны с новой редакцией обсуждаемого решения, и, раз уж суд взялся его рассматривать, то пусть уже выслушает и их мнение.

Судья Таривердиев оказался в совершенно незавидном положении. У него было два варианта, причём оба очень плохих. Либо он совершенно справедливо признаёт абсурдность решения Малиновского суда от 4 декабря и отменяет его (на что он, правда, не имеет никакого права), либо он ставит под этим образчиком юридического абсурда и свою подпись, принимая на себя ответственность и за него тоже. Справедливости ради, стоит отметить, что в эту ловушку судья Таривердиев загнал себя сам, приняв к рассмотрению апелляционную жалобу прокуратуры, чего он не имел права делать.

Однако Таривердиев решил ситуацию проще: он попросту сделал вид, что адвокаты «куликовцев» никаких жалоб не подавали, и что, если инициатор рассмотрения, т.е. прокуратура, больше претензий не имеет, то и разговаривать не о чем.

Подведём итоги

В сухом остатке мы имеем следующее.

  1. «Куликовцы» сидят и будут сидеть. По всей видимости – столько, сколько захочется прокуратуре. Вряд ли кто-либо из одесских судей захочет рискнуть и повторить эксперимент судей Короя, Ищенко и Журика с назначением залога для обвиняемых, имевший столь скандальные последствия.
  2. Можно не сомневаться, что вышеуказанная судебная коллегия (да и, впрочем, любая другая!) отныне не рискнёт перечить прокуратуре в чём-либо, что касается дела 2 мая. Ввиду этого и вердикт, и приговор наверняка будут в точности такими, которые придумает гособвинение. Говорить о честном и беспристрастном рассмотрении дела 2 мая больше не приходится даже в самой абстрактной теории.
  3. Весь комплекс решений, принятых по делу 2 мая после 27 ноября, является квинтэссенцией юридического абсурда. Поэтому дальнейшее пребывание обвиняемых под стражей в настоящее время является незаконным, тем более что за двоих из них уже успели внести залог. Иными словами, каждый день их содержания в СИЗО является актом нарушения их прав со стороны государства Украина. Налицо готовый повод для обращения в Европейский суд по правам человека, решение которого вряд ли будет в пользу украинского правосудия.
  4. Если у кого-то и были какие-то сомнения в абсолютной неадекватности того, что происходит в государстве, то теперь они должны окончательно развеяться. Трижды изнасилованная на глазах у всего честного народа украинская Фемида уже никак не сможет восстановить поруганную честь.
6
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!

Новости партнёров:

Видео

Лузановка с высоты птичьего полёта

На YouTube-канале «Fly od wings», где выкладываются виды Одессы с воздуха, появился ролик, посвящённый Лузановке и району «Молодой гвардии».