Главная / Статьи

Хроника дня

Донбасский кризис: в поисках «предложения, от которого нельзя отказаться»

Воевать нельзя мириться?

День независимости Украины в 2014-м году выдался не слишком праздничным: официальные торжества были всерьёз подпорчены плохими новостями с Донбасса.

Так, повстанцы сообщили о завершении масштабного окружения правительственных войск на юге зоны АТО – в районе населённых пунктов Амвросиевка, Старобешево и Кутейниково. Новый «котёл» раскинулся на достаточно большом пространстве от трассы Донецк – Новоазовск на западе и до Саур-Могилы на востоке, и от Иловайска на севере до Амвросиевки на юге. Запертыми в нём оказались части сразу трёх бригад ВСУ, а также другие, более мелкие части и подразделения. И хотя сил повстанцев явно не хватало для того, чтобы обеспечить достаточно надёжное удержание стенок «котла» (сквозь них, к примеру, сумели просочиться бойцы 28-й мехбригады), правительственные войска здесь попали в положение, близкое к критическому. К примеру, та же 28-я бригада входила из окружения почт без техники и тяжёлого вооружения, а по выходе из него оказалась практически небоеспособной, и её пришлось отводить на переформирование. Более того, повстанцам удалось отрезать от основной территории «котла» войска, втянутые в кровопролитные  сражения в Иловайске, организовав для них «персональное» окружение.

Хуже того, у войны на Донбассе появился новый фронт – под Мариуполем, который на протяжении достаточно долгого времени являлся глубоким тылом АТО, где располагались, в частности, лояльные киевскому правительству «власти» Донецкой области.

Пока сложно сказать, чем именно является «мариупольский фронт». Представляет ли он новое стратегическое направление, на котором повстанцы намерены добиваться успехов, реализуя эффект внезапности? Либо же речь идёт всего лишь о некоем маневре, призванном сковать силы правительственных войск, которые в противном случае могли бы быть использованы на других направлениях.

Однако следует также учитывать, что в последние три недели правительственные войска не смогли провести ни одной действительно успешной наступательной операции. Попытка глубокого прорыва в район Шахтёрска была ликвидирована повстанцами с большими потерями для правительственных войск, которые вынуждены были с боями пробиваться из очередного «котла». Не более успешной была попытка прорыва на Миусинск и Красный Луч – единственным позитивным результатом этого наступления стал выход из окружения частей, заблокированных в районе погранпункта «Должанский». Захлебнулось наступление в районе Ясиноватая – Енакиево – Горловка, в ходе которого правительственным войскам не только не удалось овладеть ни одним из населённых пунктов, но даже перерезать пути сообщения между ними.

Под Луганском повстанцам удалось остановить отчаянные попытки наступления из района Лутугино – аэропорт Луганска. Сначала правительственные войска попытались перерезать трассу Луганск – Краснодон (на некоторое время им это даже удалось, но позже повстанцы всё-таки восстановили контроль над транспортной артерией), затем предприняли бросок на юго-запад в направлении Красного Луча, но были остановлены в районе Новониколаевки. На этом направлении продолжаются ожесточённые бои, но уже ясно, что о развитии наступления правительственных войск речи уже не идёт: им бы удержать имеющиеся позиции.

Провалилась попытка ворваться на северные окраины Луганска: войдя в пригородный посёлок Большая Вергунка, правительственные войска вскоре были выбиты из него. В сухом остатке наступления – частичный контроль над Луганской Станицей, где продолжаются упорные бои.

Наконец, удар на Иловайск, который правительственные войска намеревались взять одним мощным ударом, встретил организованную оборону повстанцев, которым удалось остановить наступление и втянуть противника в кровопролитные уличные бои, а затем, как мы уже писали выше, окружить его и отрезать от основных сил.

Иными словами, правительственные войска явно столкнулись с явлением, известным как «кризис наступления»: сил и возможностей наступать нет, ударные группы разбиваются о линии обороны, а за этими линиями обороны могут располагаться резервы, которые могут ударить в ответ по измотанным и потрёпанным войскам, и тогда…

В частности, помимо разрекламированного наступления на «мариупольском фронте», повстанцы начали контрнаступательные операции и в ставших привычными за последние несколько недель районах военных действий. Из Красного Луча и Дебальцево они «ощупывают» оборону ВСУ в районе Дебальцево. Отряды полевого командира Мозгового вышли на юго-восточные окраины Северодонецка и Лисичанска. К северу от Луганска наметилось наступление на город Счастье, играющий роль плацдарма для наступления на Луганск.

Излишне оптимистичные сторонники ДНР и ЛНР уже называют происходящее «началом перелома в ходе войны» и рисуют на картах стрелы будущих наступлений на Славянск, Красноармейск и Мариуполь, а то и дальше – на Харьков, Одессу, Запорожье... Эта оценка является, пожалуй, чрезмерно оптимистичной и напоминает скорее привычку СНБО путать вхождение на окраины населённых пунктов с их взятием.

Но ясно одно: война на Донбассе развивается совершенно не так, как ожидали киевские политики, неоднократно заявлявшие о намерении покончить с восстанием на Донбассе в течение недель или, в крайнем случае, месяцев.

Но затяжная военная кампания на востоке Украины явно будет иметь катастрофические последствия для всех её участников. Донбасс уже подвергся масштабному разрушению: на грани (а порой и за гранью!) гуманитарной катастрофы находятся десятки городов, включая миллионный Донецк и пусть и меньший, но вполне внушительный по размерам Луганск. Повреждены или уничтожены сотни промышленных предприятий. В частности, вся Украина уже страдает от проблем, связанных с нарушениями работы угольной промышленности и энергетических предприятий Донбасса. Война жадно пожирает деньги из и без того скудного государственного бюджета – уже не говоря о сотнях и тысячах жизней людей, как солдат по обе линии фронта, так и мирных жителей.

Между тем, проблемы, созданные войной на Донбассе, сказываются на гораздо более обширных территориях, чем, собственно, зона АТО или даже территория Украины. В частности, о необходимости прекращении военного конфликта настойчиво говорит Германия – один из локомотивов Европейского союза. Разумеется, немцами движет не одно лишь человеколюбие: от разрешения украинского кризиса зависит, в частности, возможность построения нормальных рабочих отношений с Россией.

В качестве возможного пути разрешения украинского кризиса в Германии настойчиво предлагают федерализацию Украины. Правда, чтобы не идти совсем уж в ногу с Россией (которая предлагает то же самое с февраля 2014-го года) и не занимать в конфликте её сторону, Ангела Меркель всё же разъяснила, что под федерализацией Украины в Германии понимают децентрализацию «немецкого типа», которая предусматривает в первую очередь децентрализацию власти. И что, дескать, эта позиция вполне поддерживается и украинской стороной в лице Петра Порошенко. Однако о том, что такое «децентрализация Порошенко» пока знает разве что сам Порошенко, а та конкретика, которая сформулирована в виде законопроектов пока энтузиазма не внушает: вряд ли эти весьма ограниченные и частные меры удовлетворят жителей Донбасса, уже проливших немало слёз и крови в борьбе за независимость от Киева.

Наилучшим образом видение ситуации на Донбассе сформулировал, пожалуй, вице-канцлер Германии Зигмар Габриэль. По его словам, «территориальная целостность Украины может быть сохранена лишь в том случае, если областям, где большинство составляют русские, будет сделано предложение».

Ключевой вопрос заключается в том, каким может быть это предложение – и существует ли вообще такое «предложение», которое будет в равной степени приемлемо и для той, и для другой стороны конфликта. Будем надеяться, что именно эта тема обсуждалась за закрытыми дверями саммита в Минске – первого за долгое время мероприятия, в рамках которого встретились лично Путин, Порошенко, а также представители Европейского и Евразийского союзов.

Есть свои мысли относительно вариантов мирного урегулирования и у автора этих строк. Но об этом мы порассуждаем в следующий раз.

Автор: Юрий Ткачёв

3
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Новости партнёров:

Видео

Ректор Одесского университета о реформе в вузе

Руководитель ОНУ имени Мечникова Игорь Коваль рассказал о грядущей оптимизации учебных и научных процессов в университете.