Главная / Статьи

 

Хроника дня

Фискальная «перезагрузка» команды Яресько: кого и на сколько «наклонят»?

Опубликование 30 ноября на сайте Министерства финансов Украины законопроекта «О создании конкурентных условий в налогообложении и стимулировании экономической деятельности в Украине» предсказуемо взволновало бизнес-сообщество.

Ведь предложено существенно изменить ряд действующих нормативов, включая Налоговый и Уголовный кодексы Украины. Правда, предлагать – не значит сделать: после переделок «законодателями» далеко не все проекты сохраняют былой вид и суть…

«Подноготная» новаций

Но 2 декабря, вопреки анонсам, Кабинет Министров Украины не стал рассматривать на своём заседании долгожданный пакет «налоговых» новаций: премьер А. Яценюк решил не идти на конфликт с парламентом, как предлагали амбициозные «ястребы» из его окружения. Отложено и продвижение подготовленного Минфином спорного проекта госбюджета Украины на 2016 год, где запланирован критичный дефицит средств – 75,75 млрд. грн. (более 11% бюджета).

 

Такая пауза в разгар подготовки планов на 2016 год, очевидно, вызвана ослаблением позиций главы Минфина Н. Яресько после упорной критики со стороны группы оппонентов во главе с народным депутатом Н. Южаниной, главой парламентского комитета по вопросам налоговой и таможенной политики бюджетного комитета парламента. Будучи профессиональным аудитором, та является креатурой президента П. Порошенко. А он не рад негласному надзору госслужащей США  Н.Яресько за трудами главы Нацбанка Украины В. Гонтаревой и других «рошеновцев». Их «подковёрное» давление склонило главу Минфина к ряду «либеральных» уступок в планах реформ налоговой системы, включая уменьшение ставок обложения. Но неизменна установка на сворачивание «упрощённой» системы налогообложения физлиц-предпринимателей.

Однако что-то пошло не так, и 2 декабря блицкриг законопроекта «О создании конкурентных условия в налогообложении и стимулирование...» застопорился ещё в КМУ. Хотя для его втюхивания в парламент минфиновцы, казалось бы, удачно выбрали форс-мажорный момент: конец года, конец квартала, депутаты должны сговорчивее «пускать» всё, что нужно, чтобы одобрить план госбюджета-2016 и спокойно почивать. А иначе – грянет скандал обвинений в срыве важной реформы и прочих грехах «дестабилизации» с вытекающими рисками прогневить западных кураторов и инвесторов, подстегнуть уценку национальной валюты, «бегства капиталов, эскалацию политической борьбы на разных «фронтах»…

Но в Украине политики привычны к стенаниям о необходимости «исправить» налоговую систему. О том не устали спорить даже после того, как команда разработчиков во главе вице-премьером С. Тигипко в сжатые сроки по заданию правительства Н. Азарова и требованию экспертов МВФ сваяла в 2010 г. проект Налогового кодекса. Тогда полагали, что тот документ, рождённый в муках поиска компромиссов, введён надолго. А уже весной 2011 г. провели его «правку». Естественно, оставить свои следы в этой «налоговой конституции» желают и революционеры «майдана». Но это очень не просто.

Налоговый многоугольник конфликтов интересов

Любые новаторы налогообложения снуют на пересечении конфликтов интересов разных сил, где собственное видение отстаивают:

- служащие «фискальных» служб (пополняющие казну путём узаконенных «налогов» и прочих изъятий части средств сограждан);

- масса обираемых налогоплательщиков;

- масса сограждан разных категорий, находящихся на иждивении государства;

- политики разного рода, включая «законодателей» из числа парламентариев.

При этом последние при сменах конъюнктуры склонны менять свои текущие амплуа, чем усложняют поиск в этой сфере «общественного согласия». В угоду «текущему моменту» (перед выборами, например) политики склонны «популистски» сулить разного рода налоговые послабления и защиту от «вымогательств налоговиков». Зато когда депутатов ВР и местных советов допускают к дележу бюджетных средств, те начинают досадовать: почему фискалы «не добирают» средства в казну?!

Любые смены «правил игры» в фискальном деле зажаты между двумя «полюсами». С одной стороны – фискалам и иждивенцам выгодно пополнение средств государства, включая государственный Пенсионный Фонд и другие целевые фонды. С другой стороны – минимизировать свои потери желают «налогоплательщики» разного рода: от продавцов товаров и услуг до покупателей подакцизных товаров. Лишаясь «кровных» разными «налоговыми» изъятиями, они не прочь перекладывать бремя «уплаты» налогов – на других. Ведь всем понятно, что за содержание государства (и его клиентов) кто-то как-то должен платить.

Кого, как и на сколько «грузить» поборами – первейший из вопросов в деле фиска. Но споря о соотношении долей и «правильности» исчисления размеров поборов, многие упускают из виду ряд существенных деталей, включая:

- неотвратимость взыскания (законно установленных) платежей;

- виды наказаний (и цена вопроса) за «уклонение» от налогов;

- контроль «правомерности» действий и решений фискалов;

- продолжительность достигнутых режимов «налогообложения»;

- степени неудобства взыскания налогов, отчетности по ним и прочие издержки «администрирования» налогов.

 

«Арбитраж» фискалов вместо судов: братцы, не коррупция ли это?

Прелюбопытной новацией проекта, поданного командой Н. Яресько, является намерение отменить предусмотренное сейчас разбирательство споров между фискалами и налогоплательщиками – в судах. Вместо этого задуман новый орган – «Апелляционный совет» и новая статья Налогового кодекса (ст. 58): «Особенности рассмотрения отдельных жалоб плательщика налогов и процедура альтернативного решения налоговых споров».

Суть предложенной процедуры «альтернативных решений» в том, что налогоплательщики, недовольные наложением крупных (от 1000 необлагаемых минимумов) взысканий, смогут жаловаться лишь в указанный «Апелляц-совет», формируемый при «центральном органе исполнительной власти, реализующем государственную налоговую и таможенную политику», т.е. – при руководителе фискалов Украины. Не приходится гадать, чью сторону склонен занимать такой «решала». Зато не прописан порядок оплаты за его услуги, оставляя шанс для договорных цен  в таких (коррупционных) соглашениях. При этом решение споров по «мелким» суммам претензий – упускают из виду.

Примечательно, что и в Уголовный кодекс новаторы вносят соответствующие правки статей «Уклонение от уплаты налогов и сборов», «Присвоение, растрата имущества…», где на основе «новационной» статьи 58 НК предусмотрено прекращать уголовные дела и освобождать от наказаний тех, кто успеет договориться с «Апелляционным советом» и произвести оплату исчисленных им сумм поборов…

Выгодны такие новации, вероятно, не только недобросовестным служащим из рядов фискалов, но и тем крупным налогоплательщикам, кто сможет покупать послабления и «скидки» в обход норм Налогового кодекса.

«Налоговую полицию» заменят «Службой финансовых расследований»?

Очевидно, сидя в Киеве при ЦО фискального дела, члены «Апелляционного совета» сами по себе – мало что стоят. Поэтому в помощь им предусмотрено сохранить в регионах органы «Налоговой милиции», но… под более «трендовым» названием – «Служба финансовых расследований» (ФСР). Это прописано в статье 42.1 проекта обновленного НК и детализировано в разделе XIV «Служба финансовых расследований».

Переименование «налоговой милиции» новаторы предусмотрели внести и во все связанные законы Украины: от «Про страхование» до «Про захоронение и похоронную деятельность». Очевидно, эту часть реформы готовили дотошные знатоки сыска в фискальном деле. И в помощь коллегам они намерены дополнить полномочия СФР новыми полезными опциями, включая право «снятия информации с транспортных телекоммуникационных сетей», учтенное в статье 263 Уголовно-процессуального кодекса Украины.

При этом в законе «Про телекоммуникации» предполагается обязать операторов телекоммуникаций всех форм собственности предоставлять свои ресурсы в пользование (на договорных началах) в первоочередном порядке – и подразделениям ФСР (наряду с СБУ, МВД, МЧС). А в статье 39 того же закона указанных операторов предлагается обязать за собственные средства устанавливать для нужд ФСР технические средства для «негласных следственных (розыскных) действий». Такое вряд ли порадует телекоммуникационщиков, но модернизация требует чьих-то жертв: не себя же авторам «грузить»?

Не забыты и банкиры: правкой норм п. 4 статьи 62 закона «Про банки и банковскую деятельность» их обязывают раскрывать «банковские тайны» (о вкладах своих клиентов) – шире: и подразделениям СФР, и территориальным органам «органа исполнительной власти, реализующего государственную налоговую и таможенную политику».

Предлагаемое внедрение современных практик выискивания финансовых операций и капиталов позволяет наладить в Украине тотальную слежку (как в США) и облегчит выявление «теневого» бизнеса при заполнении «интегрированной карты плательщика налогов», которая упомянута в статье 14.1.56. Но одновременно растут риски нарушения фискалами ряда «прав человека», декларируемых (пока) в Конституции Украины…

Какие-то явные выгоды и облегчения от этих новаций первыми ощутят служащие фискальной системы: ЦО и СФР (возможно, и некой «государственной финансовой инспекции», которую помянули при правке статьи 18 закона «Про организационно-правовые основы борьбы с организованной преступностью»). В любом случае, справедливее это направление Минфиновской реформы считать «реорганизацией фискальных органов», а не «стимулированием экономической деятельности» прочих сограждан.

 

Вздорная унификация: «С каждого – по 20»

Для широкой публики новаторы акцентируют иное направление предлагаемых изменений налоговой системы – унификацию ставок налогов и сборов: ставки налога на доходы физлиц, единого социального взноса, налога на добавленную стоимость и налога на прибыль предложено привести к единому размеру в 20%. И хотя это подобно поддержанию «средней температуры по больнице», реформаторы уверяют: такой подход – правилен.

Отметив эту новацию 1 декабря на телеканале ICTV, зам. министра финансов Е. Макеева заявила, что реформаторы стремятся уменьшить «нагрузку на фонд оплаты труда» (на что давно жалуются предприниматели). Вот и придумали такую «разгрузку» в духе промо-акции: «С каждого – по 20». Но…

Одновременно с этим уже задумали повысить размер «минимальной заработной платы», которая является базой исчисления сумм соответствующих налогов и сборов. А значит обещанная «разгрузка» в значительной мере нивелируется. Причём, без такого послабления многие предприниматели просто разорятся или «уйдут в тень». Поэтому рекламируемые «послабления» от Минфина – не дар, а вынужденная мера.

К тому же, для компенсации потерь от указанного послабления в Налоговый кодекс протаскиваются новации по усилению налогов в  тех отраслях и секторах бизнеса, которые прежние правительства оберегали «щадящим» режимом обложения. В первую очередь это касается агробизнеса, включая производство продуктов питания местных жителей. А значит, агропроизводителей вынудят повышать отпускные цены, компенсируя потери от роста налогов, или… сворачивать бизнес, что и так уже происходит.

В любом случае, предложенный вариант перераспределения налогов ведёт к усилению сборов с потребителей товаров и услуг. И в этом направлении Минфиновские реформаторы действительно предусмотрели систему не афишируемых, но действенных гнетущих новаций, что заслуживает отдельного рассмотрения.

Рост внимания к акцизам

Авторы Минфиновского проекта, по опыту современных западных государств, хотят улучшить сбор «акцизов», как называют косвенные общегосударственные налоги на продажу ряда «ходовых» товаров (табачные изделия, алкогольные напитки, топливо, электроэнергию, медпрепараты и т.п.). Взяв их сбыт под «колпак» надзора, благодаря акцизным маркам и другим способам, фискалы гарантируют казне поставки «акцизных» сборов, а себе – удобные условия труда. Не зря в Европе доля акцизов велика и в доходах государств, и в розничных ценах ряда товаров (доходит до 2/3 сумм)! Украине пока до этого далеко, и это «отставание» задумали сократить…

Предложено в 2016 году ввести в действие более эффективную всеукраинскую «Электронную систему контроля за оборотом подакцизных товаров (продукции)» (см. ст. 14.1.46 НК). Пока её видят двусоставной, включающей Единый реестр электронных акцизных накладных и электронное администрирование акцизного налога.

Предвидятся и связанные с этой новацией новые типы нарушений. Поэтому в раздел II («Администрирование налогов…») НК предложены дополнительные статьи:

- сбыт подакцизных товаров без регистрации плательщиком акцизов (ст. 119.3.);

- нарушения порядка регистрации электронных акцизных накладных и коррекции расчетов к ним – при торговле топливом (ст. 125).

При этом торговцам топливом предложена ещё одна неординарная мера – всеобщая инвентаризация наличия его товарных запасов по состоянию на 9:00 1 июля 2016 года.

Прочие нюансы сбора акцизов указаны в Разделе VI («Акцизный налог»), где статью 211 («Порядок и сроки оплаты налога») дополнили новацией, обременительной для производителей топлива: им прописали до регистрации акцизных накладных в «Едином реестре» уплачивать на спецсчета суммы налога… авансом!

Зато при предложенном повышении ставок налогов на топливо их увеличивают чуть меньше, чем на спиртосодержащие напитки, сигареты и др. Здесь особо встревожиться должны торговцы и потребители табачных изделий: на них акцизы хотят повышать пять лет подряд. Например, сигареты предложено «дооблагать» с нынешнего уровня в 227,33 грн. (за 1000 штук) – до 318,26 грн. в 2016 году и 439,29 грн. в 2020-м году.

А учитывая значительное обесценивание гривны с 2014 года, все указанные в НК «ставки» акцизов предписано (ст.205.2.4.), начиная с 2016 года, ежегодно индексировать на «добавление индекса потребительских цен на товары и услуги». Это, с учетом заявленной прогрессии повышения большинства акцизов, грозит не арифметическим, а геометрическим «подъёмом» акцизных поборов. И соответствующие группы потребителей в той или иной мере смогут отследить это по истощению своих кошельков и семейных бюджетов.

Щадящие шансы и новые мытарства автовладельцев

В отличие от потребителей сигарет, алкогольных напитков и ряда иных «подакцизных» товаров, авторы законопроекта пощадили владельцев мощных легковых автомобилей: сохраняют им прежнюю ставку налогообложения в 25 тысяч грн., игнорируя уценку (примерно в 3 раза) платежеспособности этой валюты с весны 2014 года.

Зато новаторы меняют в статье 244 раздела Х («Налог на имущество») НК критерии обложения транспортным налогом. Предложено учитывать не наличие в «легковушках» двигателей объемом свыше 3000 кубических сантиметров, а их «среднерыночную стоимость»: если та превышает 1 млн. грн., то за такие дорогие машины в течение 5 лет ежегодно взимают «транспортный» побор. При этом спорность исчисления «среднерыночных» цен повышает роль стечения случайностей: кто сможет доказать, что его авто дешевле – удалец, а кому пропишут обратное – попадёт в «транспортный» круг налогоплательщиков...

При этом задумано (ст. 244.7.3) существенно изменить получение фискалами данных о налогооблагаемых автомобилях: обновлять «интегрированные карты плательщиков налогов» решено в динамике событий, не ожидая ежегодно до 1 апреля поступления из органов внутренних дел соответствующих сводок. Заодно прописан порядок решения споров в данном вопросе между фискалами и плательщиками: последним разрешено писать заявления, прося о сверке данных для устранения «оговоров» о владении налогооблагаемой машиной, размеров ставок налога и начисленных сумм налога. Аргументами в таком мытарстве предусмотрена широкая «гамма» документов, включая справки об… объёмах двигателей спорных легковушек.

К явной выгоде фискалов «правят» и срок взимания транспортного налога: вместо 5 лет с момента изготовления автомобиля – 5 лет его нахождения в Украине, что расширит круг владельцев иномарок, подлежащих «транспортному» налогообложению.

 

Дебри налогообложения недвижимости

Существенные новации Минфиновцы предложили физлицам и в налогообложении их «недвижимого» имущества и земельных участков. Объекты недвижимости предложено (ст. 243.2.2. НК) сортировать на два условных типа – «жилищная» и «нежилищная» и 14 групп, включая «иные здания». Эта заумная затея тоже неспроста – расширяет поле для споров и усмотрений при указании декларантами своей недвижимости и режимов её использования.

Авторы уточнили (ст. 243.2.3.), что предусмотренное право не облагать налогами владельцев зданий в аварийном состоянии местные власти (получатели сборов с владельцев недвижимости) могут применять лишь к объектам «жилищной» недвижимости. Это должно усложнить уклонение от обложения владельцев иной аварийной недвижимости, стимулируя активизировать распоряжение ими: ремонтировать, продавать или… сносить.

Следуя этой логике, налог распространяют (исключение из перечня «не объектов обложения» в ст. 266.2.2.) на владельцев двух групп деловой недвижимости:

- промышленные цеха и склады промпредприятий;

- здания и сооружения аграрных товаропроизводителей, предназначенные для использования «непосредственно в сельскохозяйственной деятельности». (??)

Заодно заботливые новаторы намерены лишить сельские, поселковые, городские советы «вредного» права увеличивать лимит «жилищной» недвижимости, которую можно «облагать налогом» в уменьшенных размерах (предоставляя льготы).

Зато разрешено предоставлять льготы по оплате налогов (изъятием из соответствующего перечня – в ст. 266.4.2.) владельцам двух групп «нежилищной недвижимости»:

- объектов большой площади превышающей 5-кратный размер «необлагаемой площади» (утверждённой решением органов местного самоуправления);

- объектов, используемых для предпринимательства, сдачи в аренду, а также – в лизинг (!) и в кредит. (!!)

Такие новации стимулируют изобретателей и пользователей «схем» перенацеливаться на разные виды делового применения недвижимости.

Тем более, что в исчислении сумм налога на владельцев недвижимости предложено  важное дополнение (см. 243.7.1. ґ) – «накрутки» налогов с владельцев крупных объектов жилищной недвижимости. Предложено доначислять (физическим  юридическим лицам) 25 000 грн. дополнительного сбора налога за жилищные объекты повышенной площади: квартир свыше 300 кв. м и домов свыше 500 кв. м.

Это может усложнить жизнь обладателям разного рода вилл, побуждая к менее роскошной жизни, либо к изощрениям перераспределения прав собственности между членами семей и прочими лицами (включая «подставных» в роли номинальных владельцев).

Ведь предел устанавливаемых местными советами предельных ставок налога на недвижимость предложено (ст. 243.5.1) повысить в полтора раза – до 3% размера минимальной зарплаты за 1 кв. метр «базы налогообложения».

Правда, воздержаться от указанных выше экспериментов предписывают (ст. 17.7. Раздела ХХ «Переходные положения») в местностях «оккупированной территории» (Крым и часть Донецкой и Луганской областей) до «31 декабря года, в котором закончится проведение антитеррористической операции».

Земельный вопрос

Осторожность проявили новаторы и в сфере земельных отношений. Вопреки опыту других стран, пока воздерживаются от введения земельной ренты, оставив регулирование земельных отношений в Разделе Х («Налог на имущество») НК с незначительными изменениями.

В частности, предписано (ст. 260.4.) при аренде земельных участков государственной и коммунальной собственности составлять договора по форме, утвержденной Кабинетом Министром Украины. Но распространять эту норму на уже заключённые договора не требуется.

Отдельным дополнением (ст. 256.4) уточнено, как определять льготы по земельному налогу обладателям нескольких земельных участков.

Наиболее существенное дополнение (ст. 259.8) посвящено изменению порядка оплаты налога за земельные участки, где размещены многоквартирные дома (с придомовыми территориями). Раньше его платили лишь владельцы «нежилых помещений» соответствующих домов, теперь предложено взимать плату с совладельцев всех помещений, включая квартиры «жилищного» назначения. При этом в качестве «налоговых агентов», собирающих с собственников и арендаторов плату (пропорционально долям в собственности на части данного объекта) определены два типа юридических лиц:

- предприятия, учреждения, организации, в собственности которых числятся такие земельные участки или их части и которые осуществляют управление такими многоквартирными домами;

- объединения совладельцев многоквартирных домов (ОСМД), получившие земельный участок под данным домом (с придомовой территорией) – в собственность или постоянное пользование.

Подобная новация в землепользовании особенно существенна для жителей городов, стимулируя к созданию ими новых ОСМД.

Зато показателем низкой проработки внесения Минфиновцами правок (непрошедших общественное обсуждение) в Налоговый кодекс и спешки с выпуском своего законопроекта стало множество опечаток и неточностей, в том числе – в «земельных» статьях. Так, отсылая на следующую статью из статьи 250.2 (о налогообложении нелесовых земель, предоставленных для нужд лесного хозяйства), авторы не исправили предыдущую нумерацию, внеся путаницу (которую трудно исправить без сравнительных таблиц).

Это, естественно, снижает доверие к предлагаемым «корректировкам» многих показателей, включая повышение ставок рентной платы за специальное водопользование (ст. 236.5).

На ниве «военного» сбора – без перемен

Увы, не является опиской предложение продлить взимание спорного «военного» сбора (ВС), который введён не только в нарушение конституционных норм, но и без объявления в стране военного положения или «особого периода». Минфиновцы сохраняют в предложенной редакции Налогового кодекса (п. 7 Раздела ХХ «Переходные положения») действующий режим сбора ВС, включая ставку 1,5% от доходов плательщиков. Но вносят ряд уточнений:

- базой обложения ВН доходов от хозяйственной или независимой профессиональной деятельности принят «чистый доход» за год;

- ВС не распространяется на доходы, полученные как плата за воинскую службу в ВСУ, СБУ, МВД, Нацгвардии и др. военизированных подразделениях;

- подлежат обложению ВС и любые неденежные доходы плательщиков, оцениваемые по «рыночным» ценам и формуле, предложенной минфиновцами;

Правда, от указанных новаций, опять-таки, предложено освободить жителей «оккупированных территорий» (Крым и часть Донецкой и Луганской областей) и ряда прифронтовых местностей Донбасса.

Кроме того, ВС не распространяют (п. 19 «Переходных положений» НК) на доходы японских специалистов, получаемых на работах по модернизации Бортницкой станции очистки сточных вод. Этот финансируемый инвесторами Японии проект весьма важен для жителей Киева и других, расположенных ниже, населённых пунктов Приднепровья.

Но вряд ли освобождение от ВС вызовет паломничество иностранных инвесторов, что позволит зачесть проект Минфина в ряд «стимулирующих экономическую активность». Это их «детище» – лишь вариант компромисса между нуждой распорядителей средств дефицитного госбюджета и готовностью остального населения делиться своими доходами. 

 

7
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!

Новости партнёров:

Видео

Лузановка с высоты птичьего полёта

На YouTube-канале «Fly od wings», где выкладываются виды Одессы с воздуха, появился ролик, посвящённый Лузановке и району «Молодой гвардии».