Главная / Статьи

Хроника дня

«ГЭСЛО» никуда не исчезала, или Закрытая страница в истории русской Арктики прочитана одесситом

«Бороться и искать, найти и не сдаваться!»

В зале iQSpace (Жуковского, 9) принимали программу книжного фестиваля «Зелёная волна» — состоялся показ уникального документального фильма и последующая дискуссия о культуре, о месте и границах литературы в современном мире и о многом другом. Фильм «ГЭСЛО. "Исчезнувшая" экспедиция» представил режиссёр и сценарист Владимир Непевный, одессит, много лет живущий в Петербурге.

В 1989 году Владимир окончил механико–математический факультет Одесского университета и в том же году поступил на театроведческий факультет ЛГИТМиКа, ныне Российская академия театрального искусства в Санкт-Петербурге. Был он также заядлым киноманом и завсегдатаем киноклуба, которым руководил Борис Владимирский, и не было сомнений, что сценическое и экранное искусство — его стезя. Так и вышло. На счету Владимира Непевного около тридцати режиссёрских работ, например, «Кира» (посвящён Кире Муратовой), «Курёхин», «Александр Володин. Печальный марафон», «Мой дед — Александр Галич», «Иля+Маруся. Письма о любви», «Зощенко. Брак», «Ив Монтан и Симона Синьоре. Из России с любовью», «Виктор Шкловский и Роман Якобсон. Жизнь как роман».

Поводом заинтересоваться этим фильмом для литературного фестиваля послужил ряж совпадений с сюжетом популярного романа Вениамина Каверина «Два капитана». Но всё по порядку…

Итак, ГЭСЛО — этой аббревиатурой обозначена одна из самых ярких и «закрытых» страниц в истории русской Арктики. Гидрографическая экспедиция Северного Ледовитого океана, осуществлённая в начале ХХ века с 1910 по 1915 годы, совершила последнее великое географическое открытие — открыла Северную Землю (тогда Землю Императора Николая II) и первая прошла Северным морским путём с востока на запад, из Владивостока в Архангельск, перезимовав у мыса Челюскина. Но, как верно заметил Амундсен, будь эта экспедиция проведена в другое время, на неё обратил бы внимание весь просвещённый мир. Однако смутные времена сыграли против неё. Началась Первая мировая война — стало не до полярных исследований, к тому же в организации экспедиции принимал участие адмирал Колчак, большинство офицеров после революции эмигрировало, так что в советские времена популяризировать её не могли и не хотели.

«Когда Каверин писал свой роман, многие люди, побывавшие в этой экспедиции, были живы, в основном — в эмиграции, — рассказал Непевный. — Экспедиция была на редкость удачной, пожалуй, это самая результативная и самая благополучная из арктических экспедиций начала века. Её участники прошли Северным морским путём, сделали лоции, которыми пользовались довольно долго, даже после войны, за этими лоциями охотились немцы… Экспедиция длилась пять лет, за это время случилось несколько смертей, но это несравнимо с судьбами экспедиций Седова, Брусилова и других, абсолютно трагических, с огромными жертвами. ГЭСЛО не повезло исторически. Вплоть до того, что во время войны архивные материалы были отправлены в Ярославль, где пропали при бомбёжке. Основываться приходится уже во многом на дневниках и мемуарах».

«ГЭСЛО» никуда не исчезала, или Закрытая страница в истории русской Арктики прочитана одесситом

Во время организации ГЭСЛО офицеры писали заявку на кинооператора. Но она не была удовлетворена. Зато осталось несколько тысяч фотографий на стеклянных пластинах, они и стали основой фильма. Динамику придаёт снимкам, сделанным на палубе и с палубы, движение камеры, создающее эффект качки. А ещё в фильме использованы кадры хроники того времени, движение полярных льдов, фигуры полярников издалека, чтобы создать общее впечатление.

Промелькнула даже Одесса, когда речь зашла о встрече в середине сентября 1915 года в Архангельске двух ледокольных транспортов, «Таймыр» и «Вайгач», на которых вышли в море полярники. Вот как описывала их встречу архангельская газета «Северное утро»: «Северный пасмурный день. С утра накрапывает дождь, но уже к 10 часам набережная вблизи Соборной пристани начинает наполняться народом. Архангельский рейд, несмотря на осень, выглядит как–то приветливо, масса парусников и пароходов, украсившихся с утра флагами. Подходят группы учащихся, которые выстраиваются шпалерами на пристани. Прибывает губернское военное и гражданское начальство, представители города и различных общественных организаций. Минуты ожидания тянутся томительно долго. В 11 часов передаётся извещение по телефону, что суда уже прошли в Маймаксе мимо завода Амосова. Публика пытливо всматривается вдаль. Наконец показывается долгожданная экспедиция. Суда яхт-клуба первыми приветствуют дорогих гостей. Ближе и ближе к Соборной пристани. Раздается орудийная пальба — это [военный транспорт] "Бакан" отдаёт привет доблестным морякам, получая немедленно ответный салют. Вот команда «Бакана» рассыпалась по вантам, и могучее "ура" оглашает архангельский рейд». Чёрно–белая фотохроника позволяет в какой–то мере передать атмосферу северных событий одесскими реалиями, это нормальный ход для документалиста и более чем понятный для одессита.

В знаменитом романе Вениамина Каверина «Два капитана» открытие Северной земли приписано вымышленному персонажу — капитану Татаринову, а имя реального командира, Вилькицкого, упоминается в негативном ключе: «…Северная земля была открыта капитаном Татариновым за полгода до того, как её увидел Вилькицкий». Прототипом Татаринова стал Георгий Седов, погибший при попытке достичь Северного полюса. На самом деле Седов тут вообще ни при чём. Вилькицкий, ставший позднее участником Белого движения и окончивший свою жизнь в Брюсселе, «унаследовал» экспедицию от своего отца, гидрографа Андрей Ипполитовича Вилькицкого.

«ГЭСЛО» никуда не исчезала, или Закрытая страница в истории русской Арктики прочитана одесситом
Борис Вилькицкий

«После поражения в русско–японской войне России необходимо было иметь свой путь проводки кораблей в Великий океан, чтобы не зависеть от Суэцкого или других каналов тёплых стран, — пишет в «Русской газете» историк Никита Кузнецов. — Власти приняли решение создать Гидрографическую экспедицию и тщательно обследовать наименее трудный участок от Берингова пролива до устья Лены, чтобы можно было пройти с востока на запад, от Владивостока до Архангельска или Петербурга. Начальником экспедиции был вначале А. И. Вилькицкий, а после его смерти, с 1913 года, — его сын Борис Андреевич Вилькицкий. Именно он в навигацию 1913 года развеял легенду о существовании Земли Санникова, зато открыл новый архипелаг. 21 августа (3 сентября) 1913 года был замечен севернее мыса Челюскин огромный архипелаг, покрытый вечными снегами. Следовательно, от мыса Челюскин севернее не открытый океан, а пролив, позже названный проливом Б. Вилькицкого. Архипелаг же первоначально был назван Землёй императора Николая Второго. Северной Землёй он называется с 1926 года.7 апреля 1913 года Вилькицкого назначили командиром "Таймыра" и помощником начальника экспедиции, а 20 июля он сменил тяжело заболевшего начальника экспедиции И. С. Сергеева. 26 июня 1913 года "Таймыр" и "Вайгач" вышли из Владивостока.

24 июля. Транспорты разошлись для проведения рекогносцировки ледовых условий.

7 августа. Экипаж "Таймыра" обнаружил к востоку от острова Новая Сибирь неизвестный ранее остров, получивший название остров Генерала Вилькицкого (в честь отца, выдающегося гидрографа Андрея Ипполитовича Вилькицкого).

19 августа. "Таймыр" и "Вайгач" достигли мыса Челюскин, но подойти к нему не смогли из–за сплошного льда, стоявшего у берега.

20 августа. Борис Вилькицкий принял смелое решение обойти льды с севера. Найти проход на запад не удалось, но этот манёвр неожиданно привёл к крупнейшему географическому открытию.

«ГЭСЛО» никуда не исчезала, или Закрытая страница в истории русской Арктики прочитана одесситом

Именно в этот день был обнаружен ещё один неизвестный остров, получивший впоследствии название остров Цесаревича Алексея. А ранним утром следующего дня, 21 августа, моряки увидели высокие обрывистые берега новой, ранее неизвестной земли (на современных картах — остров Октябрьской Революции).

22 августа. Около полудня суда встретились в небольшой бухточке у невысокого ровного мыса, названного в честь зоолога и географа Л. С. Берга. Сам Вилькицкий в отчете об этом событии отметил: "В 6 часов пополудни 22 августа я объявил собравшимся экипажам кораблей экспедиции о присоединении новооткрытой земли к владениям Его Императорского Величества и поздравил команду с открытием, после чего при криках ура на мачте был поднят национальный флаг. В этот день команда получила по чарке, которой не получает обычно в Ледовитом океане, и был сделан улучшенный ужин".

Существует версия, что начальник экспедиции и офицеры хотели дать вновь открытой земле название Тайвай (в честь "Таймыра" и "Вайгача"). Эту версию поспешила растиражировать владивостокская газета "Далёкая окраина" после прибытия транспортов из исторического плавания. Но сам Вилькицкий в докладе, сделанном во Владивостоке, опроверг газетчиков: "...может показаться странным, что, докладывая об её [новой земли] открытии, я не назвал её каким–либо именем, но дело в том, что хотя географические традиции и сохраняют за землями те названия, которые даны людьми, впервые их увидевшими, но не всегда и не всеми именами могут распоряжаться самовольно путешественники. Имя эти земли получат тогда, когда доклад о них вместе с картой будет представлен на Высочайшее благовоззрение и когда Его Императорское Величество соблаговолит утвердить своим новым владениям такое имя, которое им приличествует".

Приказом морского министра от 23 января 1914 г. N 14, в соответствии с Высочайшим повелением от 19 января 1914 г., остров (точные очертания которого не были известны; комплексное исследование архипелага проведёт в 1930-1932 гг. советская Североземельская экспедиция под руководством Г. А. Ушакова) был назван Землёй Императора Николая II.

Спустя 12 лет постановлением Президиума ВЦИК Земля Императора Николая II была переименована в Северную Землю, а остров Цесаревича Алексея — в Малый Таймыр».

«ГЭСЛО» никуда не исчезала, или Закрытая страница в истории русской Арктики прочитана одесситом

Сам же Вилькицкий в 1914 году был зачислен в свиту Его Величества. Судьба этого человека изобилует яркими событиями, но в любом случае это фигура была неудобной для «выведения» в романе советского писателя.

К счастью, сегодня Вилькицкий и другие участники экспедиции возвращаются к нам со своими удивительно чистыми и светлыми лицами, стойкостью и взаимовыручкой, готовностью офицеров отдать деликатесы в общий котёл и энтузиазмом команды, устроившей карнавал среди льдов и сыгравшей водевиль Чехова на зимовке. Офицеры читали команде лекции, образовывали моряков, всё это напоминало некую идиллию, в которую по возвращении жизнь внесла суровые и невесёлые коррективы. В любом случае просмотр фильма оказался глотком свежего арктического воздуха этим жарким маем и поводом задуматься о том, что не всегда литература дружит с исторической правдой…

«ГЭСЛО» никуда не исчезала, или Закрытая страница в истории русской Арктики прочитана одесситом

Автор: Мария Гудыма

5 1
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

????????...

Видео

Видеофакт: в Приморскм наблюдали смерч

17 июня в районе посёлка Приморское Килийского района Одесской области в море возник настоящий смерч.



????????...