Главная / Статьи

Хроника дня

Как это делают в Одессе, или Кое-что про народные бунты

Старые газеты — это что-то! Особенно советские. Но об этом позже. Ветеран пожарной службы Альберт Пасерман был свидетелем народного бунта в декабре 1960 года. Послушав его рассказ, сопоставив события мая 2014 года, порывшись в архивах, нашлись параллели: народ, драки, огонь, и странная работа профильных структур.

Крышевание до добра ведёт, но иногда не доводит

Кулак прилетел неожиданно. Удар сбил с ног. Ещё удар, ещё, ещё. Рядовой Беляев не был отличником боевой и политической подготовки, но он честно заплатил деньги за бутылку водки, а ему в магазине на Степовой подсунули палёнку. «Хитросделанного» продавца магазина крышевала милиция и на все возмущения Беляева от сотрудника правоохранительного органа не пришла помощь и защита гражданских прав, а посыпались тумаки и пинки.

Народ на Молдаванке жил и живёт боевой, и уже накалившийся предел социальной справедливости вспыхнул народным бунтом.

 

Стоит напомнить, что это был период «хрущёвской оттепели»: резали корабли, власть наступала на личные подсобные хозяйства, когда людей заставляли зарезать скот и спиливать фруктовые деревья, обострились продовольственные проблемы в стране. Карательные функции были у милиции, но милиция в Одессе была, есть и будет «что-то особенное», как говорят в Южной пальмире. На улицах нашего города со времён дореволюционных околоточных барыги делились с представителями власти. А сейчас не так?

Но вернёмся в 1960. Людская толпа отбила бойца от злющих милиционеров, и побежали гонцы по всей Молдаванке с информацией про то, что «менты беспредельничают». Всего за час народ вышел на улицы. Как в той народной песенке, оперативно сочинённой на злобу дня говорилось: «Чтоб не позорить Одессу-маму на Степовой побили мусоров…» Запылали милицейские участки, были вызваны пожарные.

«На то время я был начальником дежурного караула СВПЧ-5 (самостоятельная военизированная пожарная часть) по охране Ильичёвского района г. Одесса. Я пришёл на смену и от своих коллег, которые сменялись с дежурства, узнал о подробностях происшествий, которые происходили накануне. Как выяснилось, они стали жертвами хулиганских действий», — вспоминает ветеран пожарной охраны Альберт Пасерман.

По версии милиции, после амнистии из мест не столь отдалённых стали возвращаться в Одессу уголовники и политические. Ни милиция, ни дружинники не смогли справиться с таким наплывом недавних тюремных обитателей. А для Одессы эти самые урки были отчаянными людьми, многие прошедшие войну и живущие по своему кодексу чести.

На место происшествия, Степовая угол Дальницкая, были отправлены милицейские отряды. Впоследствии неконтролируемая толпа подожгла милицейский мотоцикл. Соответственно, для тушения очагов возгорания и был вызван отряд пожарной охраны.

«Пожарные не смогли передвигаться по Степовой. Движение пожарной машины было заблокировано людьми. Агрессивно настроенные одесситы начали бить автомобиль, разбирая его на части. Водитель машины пытался выйти и успокоить людей, но увидев, что последствия могут быть плачевными, он быстро среагировал, развернул автомобиль, и они вернулись назад в распоряжение пожарной части, так и не потушив пожар. На следующее утро, сдав смену, мои коллеги переоделись в гражданскую одежду и отправились на Степовую собирать отобранное у них оборудование, которое «дебоширы» побросали во дворах. Что-то удалось найти и починить, а что-то уже не подлежало ремонту», — рассказ старого пожарного Пасермана просто бесценен.

Альберт Борисович бросил случайную фразу: «После этого случая на подобные вызовы мы уже не выезжали», но продолжать разговор о других бунтах в Одессе ветеран не стал. А они ведь были!

Бунт на Степовой набирал обороты. Нюанс ещё заключался в том, что милиции не имела права задерживать военного, для этого были военные патрули, и власть приняла решение привлечь к подавлению бунта армию. Солдаты под командованием героя Советского союза Бабаджаняна оцепили Молдаванку. Из Москвы прислали приказ «открывать огонь на поражение». Амазасп Хачатурович Бабаджанян, прошедший войну и дважды раненный, ценил человеческую жизнь и отказался выполнять такой приказ. Героический поступок полковника сохранил десятки жизней одесситов.

Под утро люди устали и разбрелись по своим комнатушкам. Данные действия говорили о том, что не было заговора, не было плана, не было руководителей. А через час начались аресты…

Советские газеты умные люди читали между строк

Устная доставка информации была налажена в городе как нигде. С утра уже знали, что сожгли милицейские участки, что избили милиционеров, а одного даже повесили. К слову, когда бесновалась толпа, милиционеров действительно били до потери сознания и укладывали на трамвайные линии, но не один вагоновожатый не взял грех на душу — все просто выходили из трамвая и шли прочь. Также, по слухам, прибывшие на Степовую пожарные то сворачивали, то разворачивали рукава. Обезумевшие от свободы люди резали рукава пожарных машин и грозили «пописАть» пожарных.

Одесса полнилась слухами: арестованы 50, 100, 200 человек. Досталось ранее судимым. На Молдаванке для милиции после всех этих событий был объявлен «комендантский час». После 21:00 найти правоохранителя на улицах Степовой, Средней, Мясоедовской, Дальницкой и пр. было не возможно.

Я перебрала множество газет того времени и ничего не нашла. «Черноморская коммуна» за 20 копеек тиражом в 52 тысячи — молчит, «Комсомольское племя» за 20 копеек, тираж 30 тысяч на украинском языке рассказывает о «переможной ходе семярічки» — о чём угодно, а про Степовую молчит. Это так показательно было для советской власти: умалчивать, не обсуждать и не учиться на своих же ошибках. Листаю, листаю пожелтевшие страницы и нахожу странную надпись, сделанной ручкой на последней страницы газеты «Знамя коммунизма» от 18.12.1960 «на Молдаванке в этот день на несколько часов свергнута советская власть. Смотри 25.12 «Усилить охрану…» Кто-то далёкий из прошлого оставил знак для нас, для будущих. Для тех кто ищет информацию. Спасибо, неизвестный одессит!

 

Осторожно открываю страницу за 25.12. 1960, статья «Усилить охрану общественного порядка» автор В. Солдатов, секретарь Одесского областного комитета партии. Товарищ Солдатов изобличает, критикует и виноватыми делает дружинников. По мнению автора статьи, в Одессе в то время не было социальных причин для массовой преступности, такие уродливые явления, как пьянство, хулиганство, нарушение общественного порядка и хищение личной собственности, ещё не искоренены. А несчастный избитый боец Беляев кричал провокационные предложения. Коммунист Солдатов отработал свой хлеб и призвал усилить политико-воспитательную работу.

Читая статью и проецируя тот бунт на современную Одессу, понимаешь, что всё повторяется. Повышение цен, высокий уровень безработицы, беженцы, люди возвращаются с войны. Это я уже про 2015 год. Смотришь на присланных в Одессу «вновь назначенных из Киева» руководителей некоторых профильных организаций, а им под 60. Это люди старой системы, авторы или участники коррупционных схем. Их отзывают из небытия, многие были на пенсиях. Где молодые, где креативные, где те, кто хочет жить по-честному и по-новому?

А преступность растёт! А отчаяние людей увеличивается!

 

Ошибки, погрешности, упущения власти выливаются в человеческие трагедии

Чем же всё закончилось на ул. Степовой в 1960 году? Финал был жёсткий и показательный. Меньше месяца понадобилось советским следователям, чтобы назвать тех, кто был «зачинщиками» и «организаторами» людского беснования. Уже в январе 1961 года суд в зале клуба им. Иванова своими решениями отправил 13 человек в тюрьмы. Трое получили по 15 лет, проститутка Бловайс — 13 лет за политическое подстрекательство, 9 человек получили сроки от 12 до 10 лет.

А вот, что говорили тогда в народе, и это тоже рассказал Альберт Пасерман: «Милицией проводились активные работы по устранению последствий этого случая, многих арестовали, был суд. Ходили слухи, что многих участников этих действий расстреляли».

Меня уверяли, что фамилии Гараненко, Стародуб, Пантовский, Бессарабов и Науменко, которые с такой ненавистью прописал в своей статье коммунист Солдатов, имели непосредственное отношение и к бунту, и к суду. Именно эти люди отправились по этапу на 15, 12 и 10 лет, а в газете их фамилии написали больше для устрашения родственников и друзей.

Аналогии, параллели с нынешним временем проведите сами и задайте себе вопрос: «Что же будет дальше»?

Знаете, в чём всегда просчитывалась и просчитывается власть в оценке Одессы? В том, что нет у нас тут политики. В Одессе были и есть люди с разными точками зрения и не более. Общее у одесситов — это обострённое чувство справедливости, помноженное на южную жгучую смесь национальностей. Одесситы как никто умеют объединяться и противостоять. Они выходят на улицы за покалеченную собаку или против незаконной застройки, за свою Одессу или в защиту человека.

3
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!

Новости партнёров:

Видео

Лузановка с высоты птичьего полёта

На YouTube-канале «Fly od wings», где выкладываются виды Одессы с воздуха, появился ролик, посвящённый Лузановке и району «Молодой гвардии».