Главная / Статьи

 

Хроника дня

Как развивалось автодело в Аккермане

Однажды в частной беседе мой приятель, большой любитель автомобилей, сказал: «Смотри: все жалуются на тяжёлую жизнь, а дороги в городе буквально забиты машинами. И главное — большинство иномарок, причём не дешёвых. Парадокс, да и только!».

Честно говоря, я и сам не могу объяснить сие странное явление. Вспоминая прошлые годы, те, что за чертой так называемой «перестройки», я вижу Белгород-на-Днестре совсем другим…

Провинциальный, зелёный, милый сердцу городок с начисто выметенными улицами, цветниками на каждом шагу, с фруктовыми деревьями у края тротуаров, с урнами для бросового, карманного мусора. Незатейливые чайные, пельменные с раскрытыми настежь дверьми, почти на каждом углу в центре города — дородные, румяные лотошницы, возвышающиеся над маленькими передвижными вагончиками с мороженым и пирожками (по 5 копеек за штуку!).

И только лишь кое-где припаркованы горбатый «броневичок»-«Москвич», «Запорожец», который называли завтраком туриста, или припавшая на задние шасси мощная «Победа». Уже появлялись «жигулята», новые «Волги» (Газ-24), но это было целое событие. Владелец новой марки машины ходил гоголем, презрительно-насмешливо поглядывая на ретро-автомобили. Ему дико завидовали и шептались за спиной. В основном, новые машины могли себе позволить морячки с загранки или люди зажиточные: руководители, партийцы, передовики производства, «цеховики», рубщики мяса, торговцы пивом, дефицитным товаром. Вообще, автомобиль в Белом городе являл собой атрибут достатка, авторитета и зависти. Ну, разве что, кроме настоящих, малопонятных мне времён.

А как обстояли дела с «автовопросом» в Аккермане раньше, полвека и более назад? Дотошные краеведы исследовали и эту тему.

  

На заре прошлого века

Пыхтяще-ревущее чудо на 4 колёсах в Аккермане появилось в начале 20-го столетия. Предприимчивая Одесса, на которую всегда равнялись местные магнаты, на тот момент уже наладила автодело.  Кстати, самый первый автомобиль в царской России появился именно в Одессе! Его привёз в город солнца и моря в 1891 году редактор-издатель «Одесского листка» В.В. Навроцкий. Если следовать хронике, то в 1904 году А. Рено открыл в Одессе гараж и наладил автомобильное движение в Крыму между Евпаторией и Симферополем. А в 1908-м к одесскому городскому голове обратился представитель венской фирмы за разрешением ввести в городе автобусное движение.

Знатных аккерманцев тоже «заразило» коптящее выхлопами чудо прогресса! Начало века было ознаменовано модой на автопробеги. В июле 1912 г. из Одессы стартовал автомобиль, на котором выходец из Аккермана, табачный фабрикант Асвадуров вместе с молодыми банкирами и предпринимателями М. Сергеевым, А. Куссисом и Л. Любарским совершили поездку Одесса — Киев — Варшава — Берлин — Париж. Это было мужественное и рискованное мероприятие. Но молодость — двигатель прогресса! Пробег увенчался успехом. Париж с восторгом принял уставших и чумазых автогонщиков в свои чертоги. О них писали парижские, польские, российские газеты. Им завидовали.

В том же 1912 году было организовано «Товарищество автомобильного сообщения «Аккерман-Сарата», открывшее регулярные рейсы между этими населёнными пунктами. Конечно, весьма дорогое удовольствие — кататься на кожаных сидениях диковиной машины мог себе позволить  далеко не каждый аккерманец. Ездили, в основном, коммерсанты, купцы, сановные чиновники. Было открыто сообщение с Тарутино — в дело вступил первый в городе автобус.

 

При выезде из города со стороны улицы Кишинёвской в 1912 году был сбит подвыпивший мужчина — подёнщик на виноградных плантациях, уроженец посада Папушое. Подобные эпизоды стройно вошли в историю почти одновременно с внедрением автомобилей на дорогах страны. И вот уже в 1913 году в Одесской губернии были изданы «Обязательные постановления о езде на велосипедах и автомобилях в г. Аккермане». Столь пристальное внимание именно к нашему городу было вызвано участившимися ДТП. Правда, именовались они раньше просто, но драматично — авария на дороге.

 

Краеведы свидетельствуют о том, что автомобильное движение развивалось в Аккермане стремительно. В дело вступил паром через Днестровский лиман, соединяющий Овидиополь и Белый город. В 1913 году, по отчёту Аккерманского городского пароходства, через Днестровский лиман было перевезено: автомобилей — 321, карет, фаэтонов и бричек — 114. Сегодня эти цифры выглядят жалко, но в то время они означали многое. В том числе, и приверженность элиты древнего города к новинкам современности.

Старожилы города вспоминают, что с появлением автомобилей нередко возникали серьёзные стычки между шофёрами и извозчиками, а суть одна — конкуренция. Постепенно, с годами, гужевой транспорт всё же отступил…

«Тарзан»

Во время оккупации нашего края Боярской Румынией автодело в городе приняло вполне европейские очертания. В районе улиц Еврейской и Николаевской была организована автобиржа. Здесь собиралась почти вся рать аккерманских шоферов. Водители легковых, грузовых машин и такси  общались меж собой, рассказывали последние новости, делились советами по ремонту машин, просто балагурили. Ну, и, конечно, каждый ждал своего ездока.

Среди шофёров того времени легендарным ассом считался некий Иван по прозвищу «Тарзан». Небольшого роста, худощавый, с диковатым взглядом чёрных глаз, он славился невероятным мастерством водить машину, вследствие чего не раз попадал в различные истории.

 

Однажды, а дело было летом, Иван в городе подхватил подвыпившего коммивояжёра. Тот после удачной сделки отчаянно загулял. Сев в машину, он дохнул «Тарзану» в лицо перегаром дорогого коньяка и презрительно скривился:

— Ну, и чем ты можешь меня удивить, малый? Меня возили по улицам Бухареста и Парижа лучшие шофера на таких машинах, которые ни тебе, ни твоему «ишачку» и не снились!

«Тарзан» получил двойное оскорбление: во-первых, ему указали на его рост и непрофессиональность, во-вторых, унизительно обозвали его «железного коня»  ишаком. Скрипнув зубами, Иван лишь процедил:

— Воля ваша, покатаю так, что запомните. Только деньги вперёд, а то, боюсь, что потом платить не пожелаете.

Коммивояжёр пьяно рассмеялся, но таки барственно бросил шофёру пару крупных купюр. Говорят, что ту поездку он запомнил так, как если бы его везли к самому дьяволу на отчёт.  «Тарзан» гнал свою машину по улицам Аккермана, не обращая внимания на истеричные свистки постовых жандармов. Перед машиной врассыпную бросались куры и собаки. Ездовые лошади пугливо вздымались на дыбы, понукая извозчиков отчаянно материться и изо всех сил сдерживать коней. Ездок на заднем сиденье  приутих.

На одной из улиц окраины Аккермана несколько в стороне от проезжей части одиноко, словно два брата, росли два тополя. Расстояние между ними было такое, что разойтись там могли разве что две бабы после базара. «Тарзан» направил машину именно к ним. Угадав сумасшедшее желание водителя, вмиг отрезвевший коммивояжер, нерешительно тронул за плечо водителя, но тот словно окаменел. Его глаза впились лишь в два тополя. Машина ревела от вдавленной в пол педали акселератора. Пассажир за спиною Ивана тихонько завыл. За 50-60 метров от тополей Иван резко вывернул руль машины и тут же вернул его в обратное положение, успев крикнуть коммивояжеру: «Держись, Париж, мать твою за ногу!». Автомобиль резко припал на левый бок, оставив на земной тверди лишь два колеса. Именно таким образом Иван и «продвинул» машину между двух деревьев…

У гостиницы Иван остановил автомобиль. Пассажир, тяжело дыша,  молча вышел и, не оборачиваясь, поковылял к парадной. Правда, непонятно зачем он шёл, широко расставляя ноги… «Тарзан» насмешливо посмотрел ему вслед и презрительно сплюнул сквозь зубы. Говорят, что после водила-асс разменял деньги и аккуратно объехал всех постовых, которые свистали ему во время бешеной гонки. Остаток денег он спустил в трактире во славу союза техники и человека.

Персона

В 1938 году Аккерман посетил король Румынии Кароль Второй. Король вместе с сыном-наследником Михаем прилетел на собственном самолете. Самолёт сел на аэродроме, который уже в то время был построен неподалёку от посада Турлаки. Именно оттуда на машине король въехал в город. Он, в белом костюме, сам сидел за рулём, рядом гордо восседал его 17-летний сын Михай. Сира встречала знать города у торжественной каменной арки, что тогда возвышалась по улице Измаильской.

Среди прочих планов развития региона самодержец вынашивал ещё немало проектов, которые, правда, не все были реализованы. Что же касается развития автомобильного сообщения между населёнными пунктами, то король наметил создать в Бугазе и Будаках международные бальнеологические курорты, а для этого следовало обустроить пути подъездов к ним. То есть, построить дороги. Так  началось строительство шоссе Четатя-Албе (Аккерман) — Будаки (ныне с. Курортное, с. Приморское).

 

После освобождения

После освобождения Одесской области от немецко-румынской чумы наряду с разрушенными производственными объектами активно восстанавливалось и автодело. Правда, на первых порах по Белому городу разъезжали пошарпанные военным лихолетьем «полуторки», трофейные «Студебеккеры» — их модификации в виде автобусов, бортовых и грузовых машин.

Со временем в городе было создано несколько автоколонн, а после — автопредприятий, парк такси и прочее. Уже в середине-конце 50-х прошлого столетия граждане потихоньку обзаводились частными автомобилями. Рядом с железнодорожным вокзалом построили автовокзал. По всем направлениям в города Украины и Молдавии отсюда веером разошлись многочисленные маршруты автобусных междугородок. Активно строились современного типа дороги. Некоторые из них дожили до наших времён. Правда, разве что «дожили». Однако, это уже совсем другая история.

  

Владимир Воротнюк

6
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!

Новости партнёров:

Видео

«Нулевой тайм»: одесские футбольные фанаты атаковали болельщиков «Манчестер Юнайтед»

Вечером 8 декабря перед матчем луганской «Зари» и «Манчестер Юнайтед» на одесском стадионе «Черноморец», в парке Шевченко колонну британских болельщиков атаковали местные футбольные хулиганы.