Главная / Статьи

Хроника дня

Конституционные мансы

Кто, как и для чего планирует переписать основной закон Украины?

Киевский журналист Дмитрий Гордон, возглавляющий одноимённое издание, на днях сообщил: у него есть точная информация, что представители «Народного фронта», Радикальной партии, «Батькивщины» и «группы Лёвочкина» проводят переговоры о внесении изменений в Основной закон и превращении Украины в парламентскую республику.

«Всё последнее время продолжаются интенсивные консультации между целым рядом политических сил, и, насколько я знаю, в последние дни прошлого года достигнуто соглашение между несколькими крупными политическими силами, что они инициируют в Верховной Раде голосование за изменение Конституции и превращение Украины в парламентскую республику, чтобы президент избирался в парламенте. Сама по себе инициатива неплохая. Лично мне это нравится. Как сказал Леонид Данилович Кучма, Украина — не Россия. Может, и не надо нам гетмана, может, действительно нам надо парламентскую республику. Просто парламент не должен быть таким безумным, и он не должен состоять из 450 человек. В общем, я не удивлюсь, если в ближайшее время будет предпринята попытка изменить государственный строй в Украине. У меня точная информация, что это готовится», — отметил журналист.

Напомним, для принятия изменений в Конституцию необходимо сначала простое (226), а потом конституционное (300) большинство голосов действующего состава парламента. Принимается такое решение в течение двух сессий, в промежутке же требуются консультации с Конституционным судом и т. п. Впрочем, в насыщенной истории правок украинской Конституции случаи, когда все эти формальности соблюдались в полном объёме, были скорее исключением, нежели правилом.

Конституционные мансы

Конституция Украины: история правок

Уже в 2000 году, т. е. всего через четыре года после утверждения Конституции в первоначальном виде, Леонид Кучма затеял первую конституционную реформу, направленную на перераспределение полномочий между ветвями власти.

Только что выигравший президентские выборы Кучма заложил в свою реформу идею усиления президентской власти и ослабления парламента. В частности, президент получал право распускать парламент, а депутаты лишались неприкосновенности. Реформа была вынесена на референдум и получила поддержку граждан («за» проголосовали свыше 80 % избирателей), однако так и не была воплощена в жизнь: парламент попросту не пожелал исполнять волю избирателей, коль скоро эта воля шла в разрез с интересами нардепов.

В 2003 году Кучма второй раз за свою карьеру президента инициировал проведение конституционной реформы. На сей раз суть реформы носила противоположный характер: ослабление власти президента и усиление полномочий парламента. Причина заключалась в том, что президентские полномочия Кучмы заканчивались, и передавать пост со всеми старыми полномочиями преемнику, которым вполне мог оказаться Виктор Ющенко, не хотелось. Проще говоря, затевая реформу, Кучма хотел уменьшить риски поражения «преемника» Виктора Януковича на президентских выборах.

Однако сторонники Ющенко были слишком уверены в своей победе и не желали подпиливать ножки президентского кресла, которое Ющенко уже считал своим. Однако в 2004 году оказалось, что всё не так однозначно. В ходе кризиса, вылившегося в «Оранжевую революцию», про кучмовский проект конституционной реформы снова вспомнили. В обмен на согласие Леонида Кучмы и Виктора Януковича на проведение третьего тура президентских выборов, 8 декабря 2004 Верховная Рада Украины 403 голосами «за» приняла закон «Про внесение изменений в Конституцию Украины» который провозглашал переход политической модели страны от президентской к парламентско–президентской.

Проще говоря, речь шла о политическом компромиссе между «оранжевым» и «бело–синим» лагерями украинской политики. Пост президента уходил к представителям первых, но в изрядно урезанном виде, что делало эту потерю не такой болезненной для вторых. Стоит отметить, что процедура внесения изменений в Конституцию не была соблюдена в полной мере, однако так как «реформа» была результатом единодушного консенсуса элит, на этом как бы не заостряли внимания.

Конституционные мансы

После того, как в 2010 году президентские выборы выиграл Виктор Янукович, этот компромисс перестал быть нужен. Янукович не планировал никаких компромиссов с кем–либо, а потому ему нужна была полная «кучмовская» полнота президентской власти. Конституцию снова «подрихтовали» в соответствии с задачами момента. 30 сентября Конституционный Суд своим решением отменил ряд конституционных норм, принятых в 2004 году, и вернул Украину в лоно президентско–парламентской республики. Тот факт, что изменения в Конституцию были внесены без участия парламента, делало эту реформу весьма спорной с точки зрения права. Обвинение Виктора Януковича в узурпации власти стало одним из ключевых лозунгов Евромайдана.

21 февраля 2014 года Верховная Рада Украины приняла закон № 742-VII «О возобновлении действия отдельных положений Конституции Украины». 1 марта 2014 года он вступил в силу. Закон был принят в порыве революционной необходимости, без решения профильного комитета Рады и выводов Конституционного Суда — то есть, изменения в Конституцию были внесены незаконно.

Фактически, речь шла о возвращении от спорной с правовой точки зрения «конституции Януковича» к не менее спорной Конституции образца 2004 года. Причём таким способом, который делал новую редакцию основного закона ещё более незаконной, чем обе предыдущие. Фундамент политической системы государства определённо трещал по швам.

Однако ни времени, ни возможности соблюсти все конституционные формальности у вчерашней оппозиции, ставшей властью, не было. Лидеры Евромайдана не настолько доверяли друг другу, чтобы выдвинуть единого лидера и вручить ему полноту исполнительной власти в стране. А потому нуждались в системе, которая оставляла бы им свободу для торгов и кулуарных договорённостей по поводу распределения властных полномочий.

Эпоха Порошенко

Будучи кандидатом в президенты, Пётр Порошенко обязался свято соблюдать положения Конституции и не менять её в сторону увеличения собственных полномочий. В частности, он торжественно обещал провести децентрализацию власти, передав полномочия из центра на места. «Децентрализованная» Конституция даже была принята парламентом в первом чтении, однако до окончательного её утверждения дело так и не дошло.

Конституционные мансы

Куда более успешным было внесение изменений в Конституцию в рамках затеянной Порошенко судебной реформы, сокращающей влияние Верховной Рады на судебную систему, зато расширяющей в этом смысле полномочия президента. Таким образом, Порошенко мало чем отличался от своих предшественников в смысле жажды до новых полномочий и компетенций.

Однако в 2017 году нарастающие проблемы режима Порошенко стали очевидны всем. В некотором смысле, президент наступил на те же грабли, с которыми в своё время «познакомился» его предшественник. Слишком рьяно пытаясь занять доминирующее положение и в политической, и в экономической системе страны, Порошенко ухитрился настроить против себя практически всех ключевых политических игроков. Кроме того, катастрофическая экономическая ситуация и весьма спорные результаты реформ привели к стремительному падению рейтингов Порошенко и его политсилы. То есть, опереться в борьбе с элитами на «глас народа» Порошенко также не представлялось возможным.

В этой ситуации летом 2017 года в Киеве снова заговорили о конституционной реформе как о пути преодоления политического кризиса. Предлагалось существенно ограничить полномочия президента, передав их парламенту и назначаемому им премьер-министру. Более того, даже самого президента предлагалось назначать не на прямых выборах, а в парламенте. Одним из ключевых пропагандистов новой реформы стал Арсений Яценюк, однако «за кадром» её поддерживало много влиятельных игроков, включая Юлию Тимошенко, олигархов Фирташа и Коломойского и т. п.

Конституционный компресс

«Закулисный» смысл реформы был предельно прост: Порошенко предлагалось «купить» гарантии на второй президентский срок за часть своих полномочий. Проще говоря, пожертвовать частью своей власти, чтобы не потерять её целиком. Однако Порошенко и его ближайшее окружение эту сделку отвергли: на Банковой всё ещё надеялись на победу на следующих выборах. Важную роль в этих планах играли переговоры об объединении с «Народным фронтом», которые тогда, казалось, почти гарантированно увенчаются успехом.

Конституционные мансы

Однако осень и зима 2017 года показали: положение президента куда хуже, чем казалось Порошенко и его соратникам. Особое беспокойство вызывало серьёзное охлаждение отношений с западными партнёрами, лояльность которых на Банковой считали одним из ключевых своих активов.

Порошенко мог надеяться на победу в войне с политическими конкурентами внутри страны, рассчитывая на поддержку Запада. Мог попробовать потягаться и с Западом, опираясь на поддержку отечественных элит. Однако война на два фронта — и с теми, и с другими одновременно — не могла завершиться ничем, кроме поражения.

В этой ситуации конституционная реформа, которая могла бы помочь Порошенко решить хотя бы внутриполитические проблемы, снова обрела свою актуальность.

Действительно, конституционная реформа в том виде, о котором мы говорили выше, позволит ключевым игрокам достичь всех или почти всех своих целей. Порошенко сможет сохранить кресло президента, которое он наверняка потеряет во всех других случаях. Тимошенко сможет получить власть в качестве если не президента, то «полновластного» премьера. Аваков и Яценюк смогут снова говорить с Порошенко на равных, а не с позиции «младших партнёров». Фирташ, Коломойский, Косюк и другие представители олигархата получат более выгодную переговорную позицию и смогут решить, наконец, накопившиеся за минувшие годы проблемы. Депутаты («радикалы» Ляшко, «Самопомич», «Оппоблок» и т. п.) смогут сильнее влиять на процессы, которое можно будет выгодно «капитализировать». А самое главное — всего этого удастся достичь без открытой политической конфронтации, итоговые результаты не может достоверно предсказать никто.

В этой ситуации вероятность того, что украинская Конституция претерпит-таки новые изменения, представляется весьма высокой — если, конечно, ключевые игроки смогут умерить свои аппетиты и прийти к удовлетворяющему всех их решению.

Конституционные мансы

Вместо послесловия

Конституцию Украины правили уже не единожды. И всякий раз подлинной целью этих изменений было не стремление привести основной закон страны в соответствие с некими демократическими стандартами или государственными интересами, а адаптация политической системы к той или иной конфигурации олигархических элит. Та же ситуация наблюдается и сегодня. И хотя новую конституционную реформу старательно заворачивают в блестящую обёртку «демократизации» и «адаптации к европейским принципам», подлинная цель предлагаемых изменений, как мы уже говорили, совершенно иная.

Однако Конституция, являющаяся нормативно–правовым фундаментом государственности, не может быть всего лишь разменной монеткой в торге элит — если, конечно, ставить во главу угла устойчивость здания, построенного на этом фундаменте. Однако у нынешнего политического истеблишмента Украины этот вопрос, похоже, в числе приоритетных не значится.

Юрий Ткачёв, Руслан Бизяев

6
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

????????...

Видео



????????...