Главная / Статьи

Хроника дня

Макс Каролик из Аккермана

Аккерман славен не только своей историей. Многие из его чад – горожан – прославили провинциальный город далеко за пределами не только губернии, но и державы.

Макс Каролик родился в Аккермане в конце декабря 1893 года. Его отец совместно со своим братом держал один из самых популярных галантерейных магазинов в городе, который назывался «Галантерейная лавка Герши и Ханы». Отец Макса с малых лет старался привить сыну любовь к своему ремеслу – торговле. Но перспектива весь день торчать у прилавка и метать штуки (рулоны) дорогих материй перед капризным покупателем, описывать сказочные свойства костяных гребешков, перламутровых пуговиц, заколок и прочего товара приводила подростка в ужас.

Больше всего в жизни Макс любил голубей. Он мог целыми днями носиться за ними по ветхим соседним крышам, свистя и подзадоривая своих крылатых друзей к воздушным кульбитам. Старый отец-еврей, наблюдая за своим сыном, укоризненно качал головой, бормотал что–то на идише и вздыхал: «Это горэ. Не будет путя из этого босяка».

Кроме того, Каролик–меньший обожал петь. Его сильный, чистый тенор не раз поражал взрослых, коим невольно доводилось слушать юношу. Надо отдать должное отцу парня – тот, по настоятельным просьбам соплеменников, коих в Аккермане обреталось великое множество, отдал сына в школу драматического искусства Савинова в Одессе.

Сразу после её окончания Макс поступает в консерваторию Петербурга, которую блестяще заканчивает и получает предложение служить в Мариинском театре. Октябрьская революция, гражданская война, охота на «контру», или, если быть точным, – на представителей интеллигенции от «революционных» матросов и солдат-лапотников, побудило в те времена многих бежать со своей Родины. В их числе оказался и Макс Каролик. Некоторое время он обретал в Италии, а после переехал в Новый Свет, в стремительно развивавшийся в те времена город Чикаго. Там он выступал в оперном театре.

Однако, несмотря на талант, как это часто и бывает, Макс жил довольно скромно, если не сказать бедно. Печальная истина – талант должны стимулировать деньги – была живуча и в те времена.

Случай подарил ему встречу с Мартой Катариной Кодман – меценаткой, миллионершей, одной из богатейших женщин Бостона. Марта, кроме промышленного бизнеса, владела огромной коллекцией картин и была любительницей оперного искусства. Вокал Макса сразил её, и после недолгих встреч они связали свои отношения браком. Несмотря на большую разницу в возрасте (Марта была старше Макса на 35 лет!), пара жила в согласии. Как и следовало ожидать, благодаря связям могущественной супруги, тенор Каролика вскоре покорил не только американскую публику, но и все оперные салоны мира. Слава сопутствовала Максу до последних его дней…

В 1939 году чета Каролик передала Бостонскому музею изящных искусств свою американскую коллекцию: картины, мебель, изделия из серебра 18 века.

В 1949 году, после смерти жены, Максим Каролик передал вторую часть своей коллекции произведений искусства (232 картины американских художников 1815-1865 гг.) Бостонскому музею изящных искусств. В 1958 году Каролик был назначен почётным куратором американского искусства в этом музее.

Не забывал Макс Каролик и о своей Родине – об Аккермане. На его средства в 30-х годах прошлого столетия была построена Новая еврейская больница. Горожанам она известна как роддом, через стены которого прошли почти все аккерманцы, рождённые в послевоенное время. В середине тех же тридцатых годов Каролик приезжал в Аккерман.

Макс выступал на сцене местного театра, встречался со своими друзьями и родственниками. Его страсть к голубям не выветрилась годами элитной, богатой жизни. Во время своего приезда Каролик построил большую голубятню в районе современного кинотеатра «Октябрь», а после много лет финансово поддерживал местного голубятника, ухаживавшего за небесными птицами. Умер Макс Каролик в 1963 году вдали от Родины, в Бостоне.

В начале девяностых ушедшего столетия я познакомился с племянницей нашего известного земляка – Аллой Каролик. Она много лет преподавала историю в первой школе. Во время нашей встречи она рассказала немало любопытных подробностей из жизни своего дяди. Думаю, эти воспоминания лягут в основу рассказа о нашем замечательном земляке Максе Каролике.

И ещё. У нас часто возникают споры, связанные с переименованием улиц. Есть предложение назвать одну из улиц (к примеру, Кирова, которая в прошлом именовалась Еврейской) в честь достойного аккерманца.

Автор: Владимир Воротнюк.

1
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!

Новости партнёров:

Видео

Лузановка с высоты птичьего полёта

На YouTube-канале «Fly od wings», где выкладываются виды Одессы с воздуха, появился ролик, посвящённый Лузановке и району «Молодой гвардии».