Главная / Статьи

Хроника дня

Наркомафия по-новому. Часть 1: «соли»

Как работает современный одесский рынок наркотиков и чем это всем нам грозит?

Сергей — рослый парень 22 лет, приятной внешности и спортивного телосложения. Я бы никогда не сказал, что ещё полгода назад он проходил лечение в одной из столичных клиник для наркозависимых, а перед этим почти полтора года активно принимал участие в торговле наркотиками — был закладчиком, или, на профессиональном жаргоне, кладмэном.

Биография Сергея типична. Родился в райцентре Николаевской области, поступил в один из одесских вузов с планом закончить его, найти хорошую работу и осесть в Одессе.

Родители Сергея по местным меркам достаточно состоятельны, однако деньгами сына не баловали: мол, всё равно потратишь на глупости, а хочешь сорить деньгами — заработай. И Сергей пытался заработать: раздавал листовки, клеил объявления, пытался даже подрабатывать маклером. Всё это приносило копейки. Однажды наткнулся на объявление: работа курьером, зарплата от 10 тысяч гривен в месяц.

Что именно придётся развозить в качестве курьера, Сергей понял достаточно быстро: о закладках с наркотиками он, конечно же, слышал. Однако потенциальный работодатель намекнул: 10 тысяч гривен — это минимальный минимум, который можно «поднять», практически не напрягаясь, а при желании можно заработать и больше. Соблазн оказался слишком велик.

Наркомафия по-новому. Часть 1: «соли»

Нарктороговля тоже реформируется

Рынок наркотиков сегодня ничуть не похож на то, к чему мы привыкли из криминальных фильмов и хроник. Всё чисто, просто, пристойно, практически респектабельно — и оттого ещё более опасно.

Революцию в мир наркоторговли принесли две вещи: во–первых, развитие мобильных технологий, во–вторых, глобализация, открывшая для украинского рынка простой доступ к продукции среднеазиатской индустрии «чёрной фармакологии». Именно там, а чаще всего в Китае, производят те самые «соли», граффити–рекламой которых буквально испещрены гаражи и стены Одессы в спальных районах.

Наркомафия по-новому. Часть 1: «соли»

Торгуют, конечно, не только ими: нередко предлагают, например, более традиционную марихуану или её синтетические аналоги — «спайсы». Классические же наркотики, например, долго державший пальму первенства героин, постепенно отходят на второй план, оставаясь уделом более закрытых сообществ. А вот «соли» — массовый товар, стремительно завоевавший отечественный рынок.

Ключевая причина — цена: 1 грамм стоит порядка 500 гривен, и для начинающих этого достаточно на несколько человек.

«Соли» — это не какой–то конкретный наркотик: своё название они получили за то, что обычно поставляются в мелких полупрозрачных кристаллах, похожих на обычную соль. Это целое семейство препаратов эфедроноподобного действия (на сленге наркоманов, «быстрые», «скорость» или «спиды» — эти термины также можно встретить на стенах и заборах). Чаще всего встречаются альфа–пирролидинопентиофенон (альфа-PVP) и метилендиоксипировалерон (МДПВ), мефедрон и их близкие или более дальние «родственники» и производные. Такие препараты вызывают мощный прилив сил и энергии, эйфорию, обострение всех чувств и ощущений. Правда, когда действие заканчивается, следует «обратка»: вялость, раздражительность, сонливость в сочетании с бессонницей, отсутствие аппетита, тошнота. Дальше — хуже, но об этом Сергей лучше расскажет нам сам.

В принципе, интернет-дилеры предлагают и более традиционные вещества: амфетамин, героин или кокаин. «У нас есть всё!» — гордо хвастаются некоторые из них в рекламе. Однако Сергей уточняет: в итоге в подавляющем большинстве случаев клиент всё равно получает ту же китайскую синтетику.

Что же до тех партий кокаина и других классических веществ, которые время от времени обнаруживают и изымают пограничники, СБУ и другие правоохранители, то они, как правило, предназначаются для европейского рынка с более платежеспособными покупателями. Поставки синтетических наркотиков же осуществляются зачастую обычной почтой, их часто маскируют под бытовую химию и другие подобные вещества.

Употреблять «соли» можно как угодно: нюхать, курить, даже добавлять в еду. Существует классическое заблуждение, что, мол, «если не колешься — не наркоман». Но это не так. «Почти все начинают с того, что нюхают или курят — это проще и вроде как безопаснее. Но беда в том, что как раз через нос подсаживаешься быстрее всего. А когда подсядешь, страх шприцев и иголок уже будет твоей наименьшей проблемой», — горько усмехается Сергей.

Наркомафия по-новому. Часть 1: «соли»

Наркобизнес по–новому

В самом простом случае, современный «наркокартель» состоит из двух звеньев. Первое — это продавец (на жаргоне — селлер или продаван). Он организует поставки наркотика, он же находит клиентов — например, с помощью той же графити–рекламы, или же через интернет — вбив соответствующий запрос в Google, можно легко найти объявления от продавцов наркотиков в вашем городе, в том числе и на вполне легальных досках объявлений.

Связь между продавцом и покупателем осуществляется через мессенджеры, обеспечивающие высокую степень анонимности, например, Телеграм или Jabber. Оплата — через различные системы электронных платежей и с помощью платёжных терминалов. В России популярны биткоины, у нас, по словам Сергея, они практически не распространены.

Перечислив деньги, вы получаете краткую инструкцию относительно того, где именно вы можете забрать свой наркотик — ту самую закладку. Обычно сообщают адрес, фото и словесное описание. Вот, собственно, и всё: продавец и покупатель лично никогда не встречаются.

Но наркотик как–то должен попасть в тайник. Именно этой работой и предложили заняться Сергею — стать закладчиком, или «кладмэном».

«Устроено всё просто. Тебе высылают координаты "мастер-клада" с товаром на 10, 20, 50 доз. Твоя задача — рассовать дозы по различным местам, — объясняет Сергей. — Дальше ты делаешь фото закладки, даёшь краткое описание и отправляешь продавану. Когда всё сделал, получаешь свой залог и вознаграждение — обычно от 50 до 150 гривен за каждую закладку».

Но это — в общих чертах. На самом деле, в данном занятии существует масса нюансов.

Первый — на кого работать.

«Тут неоднозначный вопрос, — делится профессиональными секретами Сергей. — Обычно есть два–три крупных продавана, которые торгуют уже давно, имеют постоянную клиентуру и так далее. Есть средние: они обычно покупают товар оптовыми партиями у тех же крупных селлеров, а потом перепродают уже сами по своей сети. И есть совсем мелочь или те, кто только недавно открылся. У каждого варианта свои плюсы и свои минусы».

У крупных продавцов бизнес максимально отлажен, в частности, широко внедряется «разделение труда»: к примеру, у них «кладмэн» получает товар уже расфасованным по индивидуальным дозам, в качественной, надёжной упаковке. Имея большой опыт, такие «продаваны» хорошо организуют поставки. Минусы: крупные «продаваны» обычно меньше платят за размещение каждой закладки, часто присутствует достаточно жёсткая дисциплина и значительные штрафы за её нарушение.

Почти все крупные селлеры требуют от «кладмэнов» перед получением данных о месте, где они найдут товар, залог в размере его стоимости. Это — страховка от недобросовестности «кладмэна», чтобы тот не решил просто забрать товар и «раствориться в эфире».

Мелкие и средние «продаваны» обычно платят больше — гонорар может доходить до 200 гривен за закладку. Но у них может понадобиться, к примеру, самостоятельно расфасовывать или упаковывать товар, на что уходит немало времени без соответствующего опыта, а главное — приходится брать на себя дополнительный риск.

«Если тебя возьмут с 3-5 дозами, то это "хранение без цели сбыта", до трёх лет. В первый раз может быть вообще условный срок, — говорит Сергей. — А вот если у тебя найдут большой объём, да ещё весы, да ещё "зипы" (пакетики с замком zip-lock — самая популярная "тара" для наркотиков), то это уже "хранение и изготовление с целью сбыта" — до восьми, а то и до двенадцати лет. Так что лично я для себя сразу решил: фасовка — это не моё».

Самые рискованные варианты — это новички на рынке. У них нет наработанного штата «кладмэнов», и потенциальным сотрудникам они готовы обещать золотые горы, включая сверхвысокую оплату, работу без залога и так далее. Однако, начав сотрудничать с новичком, «кладмэн» рискует многим — например, наткнуться на мошенника, который возьмёт залог, а потом попросту исчезнет, а то и на сотрудников полиции, ловящих «кладмэнов», что называется, на живца.

По словам Сергея, жёсткой иерархии в современном наркобизнесе нет. «Кладмэн», заработавший немного денег, вполне может сам выйти на оптовых поставщиков, организовать поставки и стать «продаваном», нанимающим собственных «кладмэнов».

Наркомафия по-новому. Часть 1: «соли»

«Кладмэна» ноги кормят

По словам Сергея, опытный «кладмэн» способен за рабочий день рассовать по сотне закладок. Но даже и без подобных «трудовых рекордов» без труда можно заработать тысячу или две долларов. Пожалуй, это единственный способ заработать такие суммы для юноши без особых навыков, и в этом — один из секретов того, что наркоторговля дефицитом кадров не страдает. Большинство «кладмэнов» — школьники старших классов, студенты, учащиеся ПТУ, техникумов и колледжей: времени у них много, денег — мало, а неизбежный риск даже становится своеобразной острой приправой к прибыльному занятию.

«Страх идёт всегда. Кажется, что все, вот просто каждый прохожий смотрит на тебя и знает, кто ты и зачем ты здесь. Но на самом деле это просто кажется. На самом деле у нас всем всё пофиг», — делится мыслями мой собеседник.

На тему того, как вести себя так, чтобы делать своё дело и оставаться незамеченным, у «кладмэнов» существует целая наука. Полазив по специализированным форумам, которые показал мне Сергей (ссылок по понятным причинам не будет), я обнаружил множество живейших дискуссий. Одни, к примеру, рекомендуют одеваться как можно более прилично: например, в деловой костюм, брать с собой портфель или папку — в общем, маскироваться под респектабельного человека. Другие, наоборот, рекомендуют надевать стандартную одежду неярких цветов и желательно слегка поношенную — главное, не ту, в которой ходишь в обычной жизни. Есть и сторонники теории о том, что оптимальный путь — маскироваться под работников коммунальных служб: дворников, электриков, водопроводчиков, надевая соответствующую спецодежду.

Относительно методик самих закладок также существуют различные мнения: одни предпочитают прятать их на земле, присыпая грунтом или, к примеру, накрывая камнем, куском асфальта или плиткой; другие — прикреплять закладки к металлическим поверхностям с помощью магнитов; третьи предпочитают различные «естественные» тайники вроде щелей в балконах, под гаражами и тому подобное.

Важный момент — избегать мест, популярных среди «чаек». «Чайками» на сленге называют любителей поживиться наркотиком бесплатно, просто обнаружив чужую закладку.

Сергей предпочитал работать на Черёмушках. «Самый удобный район: дворы, гаражи, палисадники. Есть где разгуляться», — рассказывает он. Наименее удобным же он считает исторический центр. «Прямые улицы, закрытые дворы. Разве что где–то в скверах каких-то и парках, но там собачники вечно, мамочки с детьми — "палево"», — морщится Сергей.

Вообще же большинство «кладмэнов» в принципе не считает себя преступниками, делающими нечто плохое. «Ты не думаешь об этом. Это просто такая игра, вроде квеста, только наоборот, да ещё за деньги. Лично я понял, что на самом деле делал, только когда "подсел" сам», — вздыхает мой собеседник.

Наркомафия по-новому. Часть 1: «соли»

Сладкая отрава

Все руководства для «кладмэнов», которые довелось читать автору этих строк, содержат убедительный совет не употреблять свой же товар. Правда, многие из них оговариваются: хотя бы не делайте этого перед работой. По словам Сергея, большинство «кладмэнов» всё–таки сами являются наркозависимыми — так или иначе.

«Некоторые с этого и начинают, — рассказывает он. — Человек покупает у одного и того же дилера долгое время, подсаживается, начинаются проблемы с деньгами, продаван это видит и предлагает подзаработать. Ну, кто откажется? Тем более, что в ситуации, когда ты работаешь ещё и на упаковке, с большой партии всегда можно "подмутить" себе дозу так, что никто не заметит». Другие подсаживаются на наркотик уже в процессе. «Мне мой первый продаван сам предлагал: мол, не хочешь попробовать после работы, расслабиться? Но меня это тогда как–то не привлекало совсем», — вспоминает он.

Тяга к наркотику возникла позже.

«Понимаешь, я вообще же не такой человек. Я не пил особо никогда, траву раз в жизни курил и больше не тянуло. А тут — вот просто любопытство какое–то возникло: что ж в этом такого, что столько людей на нём сидит? Попробовал раз, потом другой. Ну и…» — вместо завершения, Сергей только машет рукой.

«Не верьте, если вам говорят, что один раз, мол, это нестрашно, — обращается Сергей к нашим читателям. — Даже одного раза вполне достаточно. Тут дело даже не в ломке или чём–то таком, а в том, что под наркотиком ты воспринимаешь мир совершенно иначе: больше, ярче, острее. Ты понимаешь, что до этого ты никогда не жил по–настоящему. Под наркотиком даже самые простые вещи приносят такую радость, такое удовольствие, которое мало с чем сравнится: можно просто гулять, болтать о какой–то чепухе, играть в "мафию" — и чувствовать себя при этом самым счастливым человеком на свете».

Однако через несколько часов кайф проходит, сменяясь своей противоположностью. «Это совершенно ужасное состояние, — вспоминает Сергей. — Ты чувствуешь себя полностью вымотанным, совершенно без сил, но при этом уснуть, например, не можешь. Есть не можешь, ничего не можешь. Просто тупишь, как овощ». И даже когда «похмелье» проходит, реальная жизнь всё равно проигрывает по сравнению с иллюзией, которую даёт зелье. Мощнейшая психологическая зависимость от наркотика развивается куда раньше физиологической, и избавиться от неё гораздо труднее.

Наркомафия по-новому. Часть 1: «соли»

«После наркотика обычная, нормальная жизнь кажется пресной, унылой. И мир вокруг тебя дерьмо, и люди — дерьмо, и, что самое главное, сам ты — дерьмо. Ничего не "цепляет", не привлекает, хочется только одного: снова принять дозу. И ты её принимаешь, — говорит бывший наркоман. — Даже сейчас, когда я твёрдо решил завязать, когда я умом понимаю, какая это отрава, меня всё равно жутко тянет к этому. Стоит больших усилий сдерживаться: я, например, вообще не пью, потому что боюсь, что если выпью, то потеряю контроль. Бороться с желанием снова начать употреблять, наверное, я буду всю оставшуюся жизнь».

При употреблении «солей», первой начинает сдавать психика. «Когда я был не под веществами, я был злой, раздражительный, мог сорваться из–за пустяка. Один раз очень сильно избил свою девушку, которую безумно люблю. Я вообще не такой, никогда не поднимал руку на женщину, и тем более на неё, но это не я её бил, а наркотик во мне», — рассказывает Сергей. Внезапно он прерывается, вздыхает и поправляется: «Хотя нет, зачем это враньё? Я её бил, конечно. Просто наркотик превратил меня в животное».

Дальше — хуже. С «работой» пришлось распрощаться: «под кайфом» это было слишком опасно, а без дозы заниматься чем–то стало по–настоящему трудно.

Уйти, вопреки стереотипам, было несложно.

«Никто тебя не держит, — говорит Сергей. — Во–первых, всем на тебя пофиг: потенциальных "кладмэнов" в любом вузе, в любом ПТУ — хоть отбавляй. Во–вторых, а как они тебя могут удержать? Ты просто выбрасываешь "рабочий" телефон, перестаёшь выходить на связь — и всё. Никто ведь даже имени твоего не знает». Но без работы пропали деньги, а зависимость — осталась, причём симптомы ухудшились.

«Со временем начинает уже конкретно "протекать крыша". По–жёсткому. Глюки, но не когда на дозе, а "на попусках". Рубит дичайший страх. Жизнь — от "запуска" до "запуска", и даже чтобы выйти за закладкой, буквально собираешь всю волю в кулак. Кажется, что Вселенная — это живое существо, которое тебя ненавидит и хочет тебе зла. Колешься уже не ради кайфа, а просто для того, чтобы немножко пожить нормальным человеком. Хотя и знаешь, что потом "на попусках" станет в 50 раз хуже, но у тебя просто нет выхода. Это ад», — рассказывает Сергей.

Несколько раз пытался бросить сам, но срывался. Пришлось рассказать родителям. Те устроили в дорогую частную клинику. Это помогло.

«Хочу посоветовать тем, кто хочет "спрыгнуть" с темы: не теряйте время, сразу идите в клинику. Сами вы не слезете никогда, — рекомендует Сергей. — А если будете долго ждать, то и врачи вам могут уже не помочь: слышал, что давним "соляным" часто даже в клиниках отказывают».

Наркомафия по-новому. Часть 1: «соли»

Ждать действительно не стоит, тем более, что каждая лишняя доза увеличивает риск необратимых последствий. «Соли» сильно «сажают» сердце и сосуды, но хуже всего они влияют на мозг. У многих наркоманов развиваются психические заболевания или так называемая токсическая энцефалопатия с судорогами, спазмами мышц, паркинсонизмом и прочими вещами. Один из моих друзей детства заработал такое ещё во время первого бума эфедриновых наркотиков в 90-е: невнятная, почти неразборчивая речь, трясущаяся правая рука, передвигаться он может лишь с помощью палочки. И это — после многолетнего долгого курса лечения и восстановления, в ходе которого ему, к примеру, пришлось заново учиться писать… А современные синтетические наркотики — куда сильнее и зловреднее старых!

Второй весьма вероятный исход для «кладмэна» — тюрьма, и, вполне вероятно, надолго. Но об этом мы поговорим с человеком с, так сказать, противоположной стороны линии фронта борьбы с наркотиками.

Ловцы человеков

В неофициальных беседах правоохранители сознаются: ситуация критическая, и год от года становится лишь хуже.

«Наркотики уже давно перестали быть уделом маргиналов, отбросов общества или наоборот — мающейся от безделья "золотой молодёжи" и всяких богемных кругов, — делится с нами один из высокопоставленных полицейских Одессы, согласившийся пообщаться исключительно на условиях полной анонимности. — Сейчас их принимают самые разные люди — офисные клерки, водители, люди рабочих специальностей, даже учителя и, чего греха таить, полицейские. Нет уже того тормоза, что за наркотиком надо спускаться, скажем так, на дно общества, лазить по каким–то притонам. Пожалуйста, ты кому-то написал, перевёл деньги, в условленном месте забрал наркотик. Сервис на высшем уровне!»

Опаснее стали и сами наркотики.

«"Соли" и особенно "спайсы" — это совершенно жуткая штука. Дело даже не в привыкании или опасности передоза, это было и с обычными наркотиками. Хуже, что они сажают психику, причём буквально с первого приёма это может произойти. Я думаю, примерно две трети случаев странных самоубийств среди подростков и молодёжи, особенно связанных с падением с высоты — это следствие того, что у кого–то под наркотиками "улетела кукуха". Да и несчастные случаи на дорогах, с поездами — солидная их часть тоже имеет наркотические корни», — считает наш собеседник.

Бороться с наркоторговлей стало гораздо труднее.

«Старые методы практически не работают, а разработкой новых никто не занимается. Есть отдельные энтузиасты, которые придумывают какие–то ходы, схемы, методики — я не хочу погружаться в детали, чтобы не выдавать профессиональных секретов, скажу лишь, что контрольную закупку сейчас почти полностью заменила контрольная поставка. Но обобщением этой практики, систематизацией методик никто не занимается, — сетует наш собеседник. — Наркоторговля ушла в интернет, значит, нужны соответствующие специалисты, которые будут преследовать наркоторговцев там. Но нормальной работы в этом направлении тоже не ведётся».

Наркомафия по-новому. Часть 1: «соли»

Если кого и задерживают, то это обычно «кладмэны». И происходит это не благодаря каким–то новым наработкам, а всего лишь за счёт бдительности патрульных. «Ну да, "патрульку" сейчас активно жучат насчёт закладчиков. Ищут подозрительных субъектов, ловят их. Иногда это реально оказывается закладчик. Иногда закладчик, но без товара. Иногда — покупатель. Иногда просто "левый". Но это только вершина айсберга, распространители. Причём вывести на продавцов они не могут, даже если захотят — просто потому, что сами их не знают. А потерю закладчика бизнес быстро возмещает — это же расходный материал, — объясняет полицейский. — О поимке больших, крупных дельцов, не слышал уже давно».

А как же статистика, которая утверждает что, к примеру, только в 2018 году и только в Одесской области были изобличены 120 организаторов сбыта наркотиков?

«А это в массе своей те же закладчики, у которых просто нашли достаточно много наркотика, чтобы ему можно было "пришить" сбыт. Вот и всё, — разводит руками наш собеседник. — Ну или какие–то уж совсем дилетанты, которые не знают, как организовать правильно бизнес. Иногда случаются проколы с поставками, кто–то "палится" на получении товара. Но это вопрос сотен доз, а ежедневно в одной Одессе распространяют десятки тысяч».

Бывает ли, что, задержавшие «кладмэна» патрульные отпускают его за взятку? Наш собеседник не скрывает: случается. «Я их, конечно, не оправдываю, но здесь тоже надо посмотреть в разрезе. Вот, взяли кого–то с парой–тройкой доз. Ну, да, ты его сдашь. Но потом его же родители договорятся со следствием, и там ему дело переквалифицируют в "хранение без цели сбыта". В крайнем случае — подкупят судью, чтобы дал условное. И всё, — объясняет полицейский. — Для себя они, конечно, говорят: "Ну, чего мы парню будем жизнь портить?". Но на самом деле логика простая: не возьму деньги я, возьмёт тот, кто рангом повыше, и всё равно результат будет такой же. Так зачем терять свою выгоду?»

Корень всех бед

Можно сколько угодно обвинять в новой наркотической эпидемии, охватившей Украину, китайских «чёрных фармацевтов», интернет, жадных «кладмэнов» или наживающихся на чужих пристрастиях «продаванов». Однако оба наших собеседника — и полицейский, и раскаявшийся наркоторговец — уверены: первопричиной всех бед является непрекращающееся ухудшение условий жизни.

«Человек вынужден вкалывать за гроши. Ему не хватает. Он берёт вторую, третью работу. Устаёт. Выматывается. Нужна встряска, нужно взбодриться — и он берёт "соль". И это помогает. Знаю людей, которые употребляли, чтобы, к примеру, хватило сил выстоять смену в магазине после учёбы. Один пытался под "солью" готовиться к экзамену, чтобы не хотелось спать — ну, конечно, ни черта он не выучил. Употребляют немного, буквально самый минимум — не для кайфа, а чисто для того, чтобы получить допинг. Но это не спасает: организм же приспосабливается, нужно всё больше и больше. И итог такой же, как и у других», — объясняет Сергей.

«Я бы сказал так: сегодня тысячи людей живут одним днём. Они не видят перспектив, не знают, что с ними будет завтра. Может, будет война. А может, придут какие–то очередные реформаторы и скрутят его в бараний рог. Никто не думает наперёд, никто ничего не планирует. Пережили день — и ладно. А с наркотиком его можно пережить проще и ярче. Потом будет плохо? Так это будет потом», — рассказывает полицейский.

Оба моих собеседника солидарны: для того, чтобы человек мог удержать себя от употребления наркотиков, его реальная жизнь должна давать ему достаточно мощные стимулы её беречь. Увы, именно таких стимулов становится всё меньше, а причин «включить свет поярче» и уйти от реальных проблем в мир химического наслаждения становится всё больше…

Наркомафия по-новому. Часть 1: «соли»

Автор: Юрий Ткачёв

9
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

????????...

Видео

Живая классика на Потёмкинской лестнице: как это было

Вечером 7 июня на Потёмкинской лестнице состоялся концерт скрипача Даниэля Хоупа и пианиста Алексей Ботвинова в сопровождении Цюрихского камерного оркестра в рамках фестиваля Odessa Classics.



????????...