Главная / Статьи

 

Материалы по теме

Статьи

Одесская ЖЗЛ и предыстория Художественного музея

Мартин (Мартын) Васильевич Католиков (Каталиков) — одесский купец 2-й гильдии, лесоторговец, домовладелец. Первым обустраивал обширный участок, на котором ныне находится Одесский художественный музей.

3

Хроника дня

Одесская ЖЗЛ. Василий Навроцкий — «одесский американец»

Гласный Городской думы, редактор «Одесского листка», филантроп и владелец первого в истории Российской империи автомобиля.

Недавно хорошие люди отреставрировали памятник Василию Васильевичу Навроцкому (1851-1911). Сообщаю кое–что о нём. Судьбу его близко к тексту воспроизводит иронический в общем фразеологизм «Как стать миллионером?». Хотя без некоторой героизации и гиперболизации тут, несомненно, не обошлось, однако Навроцкий и в самом деле сделал себя, в пору совершеннолетия (тогда — 21 год, дававший право голоса) мигом превратившись в редактора–издателя из типографского метранпажа и экспедитора, приехавшего в «Южную Пальмиру» из глубокой провинции, «стольного града» Кременчуга.

Трудно, впрочем, поверить и распространяемым в нынешних СМИ заявлениям о малообразованности и даже неграмотности Навроцкого. Не исключено, что эту легенду о себе он сам и придумал, так как она привлекала широкие слои читателей и избирателей — а ведь Василий Васильевич был гласным Городской Думы. Подумайте сами, мог ли быть малограмотным типографский наборщик, да ещё дворянского происхождения?! Нонсенс. Действительности отвечает лишь тот факт, что будущий «владелец заводов, газет, пароходов», «одесский американец», как его называли, был провинциалом. Однако это не помешало ему, как и многим другим приезжим, сделать блестящую карьеру.

Одесская ЖЗЛ. Василий Навроцкий - «одесский американец»

«Одесский листок объявлений» с 1873 года Навроцкий издавал на первых порах совместно с А. Серебрянниковым, имея в распоряжении мизерные суммы. Это был новый тип печатных СМИ, компактных и вместе с тем информационно насыщенных, ориентированных на специализированную рекламу. Следуя выверенным курсом, Навроцкий первым в Одессе сформировал мощную институцию репортёров, добытчиков информации по западным образцам, всячески поощряя достойных доверия целеустремлённых, поворотливых, настырных, вездесущих персон, по нынешнему — папарацци. Превосходный психолог, широкий, щедрый, влюбчивый человек, он безо всяких самоучителей умел располагать к себе собеседников из любых социальных слоёв, был своим в университетской, чиновничьей, коммерческой, художественно–артистической (одно время он даже входил в состав Одесского общества изящных искусств) среде, а потому всегда получал горячую информацию из первых рук. Публикации «Листка» нередко носили скандальный, обличительный характер, с нападками на проштрафившихся местных муниципальных деятелей.

«Весь пропитанный одесской жизнью, — пишет известный бытописатель А. М. де Рибас, — в центре всех её общественных событий, знакомый решительно со всеми мало–мальски интересными людьми Одессы, осведомлённый из первоисточника обо всех новостях, живой, отзывчивый, человеколюбивый Василий Васильевич был "ходячею Одессою"». Вокруг него, на прогулке его с собакою, у Фанкони, на скамейке на Дерибасовской, на бульваре, собирались многие его друзья». Как нынче принято говорить, Навроцкий был человеком настолько продвинутым, что первым прокатил по одесским улицам на собственном автомобиле марки «Бенц» с мощностью двигателя в две с половиной лошадиные силы — в 1891 году, и тем открыл новую эру в региональном и локальном передвижении.

Одесская ЖЗЛ. Василий Навроцкий - «одесский американец»

В первые месяцы 1897-го он совершил невероятный в истории отечественной журналистики шаг — отправил за счёт редакции в кругосветку талантливого фельетониста Власа Дорошевича. В своём доме по Ланжероновской, помимо конторы, редакции, типографии «Одесского листка», он сразу же (в 1892 году) устроил кабинет для чтения с уникальной в масштабах региона подборкой СМИ: более 500 журналов и газет России и многих европейских стран. В это число не входит более 40 названий специальных журналов мод для дам. Эта просторная комфортабельная читальня находилась во втором этаже, и ею могли бесплатно пользоваться все подписчики газеты.

Одесская ЖЗЛ. Василий Навроцкий - «одесский американец»

Генератор идей, демократически настроенный, толерантный, Навроцкий, разумеется, собрал отличную команду. В разные годы с ним работали или сотрудничали лучшие журналистские и литературные силы: С. Т. Герцо–Виноградский («Барон Икс»), М. Ф. Фрейденберг («Оса»), И. Ф. Василевский («Буква»), С. И. Сычевский, А. С. Попандопуло, братья Картамышевы, А. К. Гермониус, В. Я. Лучинский, А. Е. Кауфман, А. М. де Рибас, Аверченко, Амфитеатров, Бунин, Куприн, Кармен, Юшкевич, Чуковский, Горький, Дорошевич, Жаботинский.

Возвращаясь немного назад, отметим, что на рубеже 1870-1880-х газета крепко встала на ноги, значительно расширилась, и в заголовке отбросила слово «объявлений», поскольку прежнее название уже не отражало её сущности. Первоначально типография находилась в доме греческого семейства Мими, напротив Спасо–Преображенского собора (тот, где ещё не так давно помещалось казино «Мираж»), а затем перебралась в дом Меля по Дерибасовской, 10. Далее Навроцкий приобрёл у того же Меля лавки Пале–Рояля, №№ 1, 2, 3 по Ланжероновской, каковые и перестроил, но это отдельный пространный сюжет о Доме Навроцкого, как и о семействе немецкого происхождения Мель.

Одесская ЖЗЛ. Василий Навроцкий - «одесский американец»

Великий гуманист и в то же время человек с большими средствами, В. В. Навроцкий широкомасштабно занимался благотворительностью. На многих сайтах «сети» славословия по этому поводу зашли так далеко, что ему, например, приписывают все затраты по устройству в Одессе так называемого Пушкинского убежища, предназначенного неимущим, увечным, больным, престарелым литераторам и труженикам печатного дела. Не умаляя человеколюбивых заслуг этого достойнейшего человека, не следует их и преувеличивать. Списки жертвователей регулярно публиковались тогда в «Одесском листке» (оформлялись в виде отдельных визитных карточек), других изданиях, и в их числе значатся многие сотни одесситов, вспоминаемых и забытых. Другое дело, что думец Навроцкий был одним из инициаторов этого замечательного дела (1900), его идеологом и солидным жертвователем, а затем попечителем убежища. Разносторонняя благотворительная деятельность знаменитого газетчика далеко не всегда фиксировалась: он регулярно и по разным поводам помогал своим сотрудникам, коллегам, знакомым, включая, например, актёров, литераторов, студентов и в целом учащихся и др.

Как думский гласный, Навроцкий занимался самыми разнообразными вопросами, входил в состав многочисленных комиссий, обществ и проч.: скажем, состоял членом Хозяйственного пожарного комитета города Одессы. Это, к слову, было довольно ответственным и утомительным делом. Достаточно вспомнить несколько крупных пожаров в этот период, в том числе, в едва построенном и пущенном в эксплуатацию «Пассаже».

Василий Васильевич скоропостижно скончался 8 мая 1911 года, находясь на подъёме, вовсе не старым человеком. Тираж его ежедневной газеты к тому времени достиг невиданных для провинции масштабов — 10 000 экземпляров и имел тенденцию к дальнейшему росту. Неожиданный его уход стал невосполнимой утратой для буквально осиротевших сотрудников, распространителей (в этом плане у покойного тоже немало заслуг и нововведений), множества горожан и коллег по всей России. Последовали некрологи не только во всех местных (заметим, конкурирующих), но и в центральных изданиях — «Историческом вестнике», газете «Речь» и т. д.

Заслуживший репутацию «Одесский листок» успешно продолжал свои действия и после кончины основателя, привлекая к сотрудничеству талантливых авторов новой генерации. Дом числился за его наследниками — семьёй. В 1917 году эта ещё более полевевшая газета поддержала Временное правительство — в ту пору издателем, между прочим, значилась С. М. Навроцкая. Однако левизна простиралась не так далеко, чтобы лечь под большевиков. В январе 1918 года газету закрыли. После смены власти «Листок» опять функционировал, и как раз к этому периоду относится одна из встреч Ивана Бунина и Валентина Катаева — в редакции, в доме Навроцкого. В апреле 1919-го большевики вновь прикрыли газету, основав на её базе более созвучную режиму — «Одесский коммунист». После прихода в Одессу Добровольческой армии возрождённый «Листок» ликовал, видя в ней освободителя. «Коммунист» же, как известно, в полном смысле слова перешёл в подполье, печатался в катакомбах. В 1920-м советские власти в третий раз и уже как бы навсегда закрыли «Одесский листок», но «Коммунист» легализовался не в доме Навроцкого, а в здании по улице Екатерининской, 8.

Одесская ЖЗЛ. Василий Навроцкий - «одесский американец»

Газетно–редакционная биография дома Навроцкого на этом вовсе не закончилась. В 1921 году здесь разместилась редакция газеты губернского совета профсоюзов, позднее переименованная в «Рычаг». То было время, когда дом Навроцеого буквально кипел молодым задором талантов: Эдуарда Багрицкого, Владимира Нарбута, Валентина Катаева, Константина Паустовского. Старые стены помнят Юрия Олешу, Илью Ильфа и Евгения Петрова, которые в «Двенадцати стульях» назвали «Станком» московскую газету, в редакцию которой угодил один из искомых несгибаемыми «концессионерами» стульев. В начале 1922-го газету закрыли уже не по идеологическим соображениям, а из–за банальной нехватки бумаги. Сотрудники разбрелись: Паустовский перешёл в «Моряк», нацеленная на перспективу молодёжь перебиралась в Харьков, а оттуда в Москву.

Автор: Олег Губарь, краевед
1 5
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в
Левитан Игорь Левитан Игорь

Какой город в провинцию превратили, недоумки

Ответить 0

????????...

Видео



????????...