Главная / Статьи

 

Хроника дня

Одесские тайны 4. Победивший тьму

Эту историю мне, тогда студенту одесского медина, поведала в конце 70-х-начале 80-х годов прошлого века добрая приятельница нашего семейства, Антонина Казимировна Б.

Коренная одесситка во многих поколениях, всю жизнь прожила она в тихом и уютно-камерном Софиевском переулке, пережив там Первую мировую, Гражданскую и Великую Отечественную, оккупацию и освобождение города… Соседка и школьная приятельница юных лет моего деда, вернувшегося в Одессу в конце 50-х после десятилетий «кочевья» топографа и кадрового офицера и разыскавшего немногих оставшихся друзей давней поры. Как много рассказывала с непременной невозмутимой иронией милейшая «тетя Тоня» в неспешных чаепитиях после непременной игры в преферанс! О старой Одессе, о полузабытых реалиях и обычаях нашего уже начинавшего  остывать и терять былой блеск, города. Как мало я запомнил, увлечённый совсем иным — и щенячьим восторгом от свободы вырвавшегося во взрослый мир, домашнего мальчишки, и своими первыми, смешными и грустными влюблённостями, и казавшимся лихим и красивым забубенного гусарства студенческой жизни… Но этот сюжет — запомнил на всю жизнь, сложив более-менее полную картину и дополнив пробелы сведениями, ставшими доступными и понятными куда позже. Итак…

Загадочный квартирант

Случилось это в конце зимы 1931 года (дату я вычислил куда позже, сопоставив факты). Управдом рекомендовал семье тогда совсем юной Тонечки нового квартиранта. Всё дело в том, что жили они с матушкой вдвоём в прекрасной четырёхкомнатной квартире на втором этаже старинного двухэтажного дома. Три комнаты шли анфиладой-трамвайчиком, а посему подселить к ним нуждавшихся в площади «пролетариев» власти не могли.  А четвёртую, с отдельным входом из коридора, чудом не «коммунизированную», небогатое интеллигентное семейство сдавало. Ведь отец Антонины Казимировны, судя по отрывочным сведениям (а вопросы на сей предмет, задавать было не принято!), был до революции крупным чином и то ли сгинул в революцию да Гражданскую, то ли — вынужденно ушёл за кордон. И двум женщинам приходилось выживать, зарабатывая на жизнь машинописью.

Новый жилец оказался весьма приличным гражданином средних лет, с бородкой и при пенсне. По его словам, был он откомандирован на стажировку в знаменитой глазной клинике Мединститута, располагающейся и сегодня буквально в пяти минутах неспешного хода от Софийского (он же Ляпунова, он же Библиотечный…) переулка. Был он тих и прекрасно воспитан, но… любознательную барышню немного удивляло то, что изрядную часть времени проводил дома, принимая многочисленных и весьма разношёрстных визитеров. От классических «бывших», сохранявших остатки былого лоска и воспитания, до — не менее явных «гегемонов», манерами и опрятностью не блиставших. Однажды Тоня случайно услышала обрывки разговора жильца с очередным гостем, подойдя к вентиляционному отверстию в стене. Дело в том, что в старинных домах сия система «отдушин», призванная создавать полезную для здоровья и микроклимата циркуляцию воздуха, порой позволяла и прекрасно слышать то, о чём говорили в соседнем помещении. А говорил командировочный о некоем человеке, которого звали Владимир Петрович. Точнее, умело выведывал о нём сведения у своих собеседников, часто используя медицинскую терминологию… Несколько раз послушав эти беседы (о, эта женская бессмертная любознательность!), Антонина рассказала о них матери. А та, ужаснувшись, спешно наглухо закрыла вьюшку вентиляции, настрого запретив дочери и любопытствовать, и хоть словом об услышанном обмолвиться. Ведь опытная женщина поняла: речь идёт о профессоре Филатове! О том самом знаменитом враче-окулисте, которого в конце февраля арестовало ОГПУ!  А время тогда было если и не самое страшное, то отнюдь не спокойное. Совсем недавно, в 1930-м, отгремел процесс «Промпартии», в коем на скамье подсудимых оказались две тысячи инженеров и техников во главе с профессором Рамзиным, осуждённых по обвинению во вредительстве, диверсиях и антисоветском заговоре… В Одессе же, хоть пресса об этом и не писала, арест блистательного врача, светила медицины, пройти незамеченным не мог… Впрочем, в нашем городе и куда менее значимые события мгновенно становились предметом пересудов и сплетен, а тут — задержан любимец всего города, талантливейший врач, спасший многих от слепоты, к тому же — никогда не скрывавший своих весьма «устаревших» убеждений!

 

Прожив не больше месяца, жилец удалился восвояси, щедро расплатившись и вежливо откланявшись. Дескать, командировка успешно завершена. А вскоре и Тонечка с матушкой, и вся Одесса с радостью узнали: профессор Филатов освобождён! Сначала под домашний арест, а вскоре — и вовсе, с полным закрытием дела и реабилитацией! И буквально через два месяца после этого великий врач сделал первую операцию пересадки роговицы, ставшую мировой сенсацией и положившую начало буквально новой эпохе спасения людей от слепоты. А дальше — в нашем городе был в 1936-м открыт Центр глазных болезней, ставший несколько позже НИИ глазных болезней и тканевой терапии, до наших дней носящий имя своего основателя. И уже в 1939 сам Владимир Петрович получил Сталинскую премию I степени, а его институт переехал в прекрасно построенные и оборудованные здания на Пролетарском (Французском) бульваре… Академик и Герой соцтруда, кавалер всех высших наград страны, Филатов до своей скоропостижной кончины в преклонном возрасте, в 1956 году, был одним из самых авторитетных и уважаемых и властью, и народом, врачей и ученых. Но что же произошло тогда, в 1931?

Человек, возвращавший солнце

Здесь не место пересказывать всю биографию этого великого ученого и гражданина. Скажу лишь, что переехавший в Одессу в 1903 году Филатов стал живой легендой нашего города. Потомок старинной пензенской дворянской семьи, в которой служение медицине стало семейной традицией, он в юности, увидев слепца, сказал своему отцу, старому земскому врачу: «Каждый человек должен увидеть солнце!» и всю свою долгую жизнь служил этому святому делу. Совсем молодым учёным он стал основателем скорой глазной помощи в Одессе. Многие годы заведовал кафедрой и клиникой и разрабатывал уникальные методики операций, позволявшие реально возвращать людям зрение. Открыл метод тканевой терапии, до сих пор применяющийся в медицине. Открыл и внедрил целое направление пластической хирургии, возвращавшей искалеченным людям людской облик… И при этом сохранял, несмотря на веяния времени верность и достаточно правым монархическим взглядам, и истовой  православной вере. Должно быть, это и послужило поводом к аресту. Доносчиков и завистников, увы, хватало во все времена, особенно, когда это касалось столь талантливого и независимого во взглядах, человека.

Но, видимо, было это «местной инициативой» чинов ОГПУ, норовивших прославиться очередным громким делом. Профессора обвиняли в причастности к некоему «офицерскому заговору». Заключался же он в том, что Владимир Петрович несколько раз, ещё в 20-е годы, обсуждал со знакомыми бывшими царскими офицерами возможные пути преобразования страны в случае победы контрреволюции. Сам учёный в этом признался, ознакомленный с показаниями своих былых собеседников, и даже написал прошение о помиловании. Благо, тогда ещё «особые методы ведения допросов» были не в чести, но и этого было бы достаточно для ссылки на Соловки. Но тут, судя по всему, сработал принцип тотального контроля в «органах», сослуживший добрую службу!

 

Скорее всего, в Москве, узнав об аресте уже тогда всемирно известного врача и учёного, решили провести самостоятельное расследование, и в Одессу, в полной тайне от местных коллег, был отправлен тот самый интеллигентный товарищ, судя по всему, имевший и медицинскую подготовку. Именно поэтому он поселился на частной квартире, а не воспользовался имевшимися у местных чекистов казённо-конспиративными. И, интенсивно поработав с агентами-сексотами, незамкнутыми на одесских товарищей, пришёл к выводу: Филатов социально не опасен, и, более того, на свободе будет для страны куда полезней, чем в ссылке или тюрьме. Режим мог себе позволить «роскошь» сохранения жизни и свободы несомненно, большому врачу и учёному. Возможно, сыграло роль ещё одно обстоятельство, открывшееся лишь в наши дни. Отдельные намёки и упоминания позволяют предположить: после достаточно жёсткой проверки освобождённый и благодарный Филатов сумел виртуозно вылечить самого Сталина от глаукомы, грозившей тому если и не слепотой, то изрядными неудобствами.

Ещё долгие годы служил стране и людям великий врач. Целитель и виртуозный хирург, академик Владимир Петрович Филатов. Человек, до смерти своей не боявшийся помогать репрессированным и православной церкви. Истинный гуманист и христианин. Русский дворянин и гражданин Одессы.

Автор: Игорь Плисюк

2
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!

Новости партнёров:

Видео

Лузановка с высоты птичьего полёта

На YouTube-канале «Fly od wings», где выкладываются виды Одессы с воздуха, появился ролик, посвящённый Лузановке и району «Молодой гвардии».