Главная / Статьи

 

Материалы по теме

Новости

Дело Одесского НПЗ: получение кредита в 14 миллиардов остаётся под вопросом

16 ноября Апелляционный хозяйственный суд Одесской области перешёл к рассмотрению по существу жалобы на решение суда первой инстанции, которое узаконило долги Одесского нефтеперерабатывающего завода перед двумя офшорными компаниями в размере 14,5 миллиардов гривен.

4
Статьи

Одесский НПЗ: что было, что будет, чем сердце успокоится (часть 1)

Одесский нефтеперерабатывающий завод сегодня чаще всего упоминается в связи с разного рода скандалами. Однако так было далеко не всегда: ещё 10 лет назад завод обеспечивал до 40% от общего объёма промышленного производства Одессы. Как и почему ситуация изменилась, что происходит на заводе сейчас, и можно ли рассчитывать на возобновление работы завода в ближайшем будущем?

10

Хроника дня

Одесский НПЗ: что было, что будет, чем сердце успокоится (часть 2)

ТАЙМЕР продолжает рассказывать о ситуации вокруг Одесского нефтеперерабатывающего завода.

Продолжение. Начало истории читайте здесь.

Битва за запасы

В 2014-2016 годах основные конфликты вокруг Одесского НПЗ были связаны в первую очередь с судьбой нефтепродуктов, хранившихся на заводе на момент его остановки.

Как мы уже писали выше, вывоз нефтепродуктов с НПЗ происходит под патронатом ГП «Укртранснефтепродукт», которое получило контроль над имуществом НПЗ по решению Приморского суда в ноябре 2014-го года. В первую очередь, конечно, речь шла именно о хранящихся на предприятии нефтепродуктах. В частности, согласно постановлению Печерского суда Киева от 30 июля 2015 года, госпредприятию передали 1 тысячу 180 тонн газового конденсата, а также 59 тысяч 617 тонн бензина А-95. Общая стоимость переданных нефтепродуктов составила около 50 миллионов долларов.

ГП «Укртранснефтепродукт» занялось интенсивной откачкой нефтепродуктов и продажей их третьим лицам.

11 декабря 2014 года с Одесского НПЗ была откачана первая партия нефтепродуктов. Впоследствии (в т.ч. и по сей день) нефтепродукты с завода вывозили автотранспортом.

О том, как это происходит, рассказывает Александр Чегоненко. По его словам, физическую отгрузку нефтепродуктов осуществляет группа сотрудников НПЗ под руководством замдиректора ГП «Укртранснефтепродукт» Аркадия Кирмана.

«За наличные деньги заезжает автомобиль, за наличные деньги его отгружают, — говорит наш собеседник. — Можно было в два раза быстрее отгрузить эти нефтепродукты железной дорогой, есть целая эстакада. Но железная дорога не подходит — можно проследить отправителя и получателя».


Представители ГП «Укртранснефтепродукт», слева — Аркадий Кирман

В августе 2016-го года представители НПЗ установили параллельный контроль над вывозом нефтепродуктов: останавливали выезжающие с предприятия автомобили, проверяли документы на груз. Замдиректора НПЗ Игорь Фищенко утверждает: в ходе этого были установлены многочисленные нарушения.

«Допустим, арест наложен на мазут, а вывозился бензин или гидрогенизат, тогда СБУ установило этот факт», — рассказывает он. Случалось и такое, что на самом деле груз предназначался вовсе не тем структурам, которые значились получателем по документам. «Я спрашивал: “Вы кто?”. Мне отвечали, например: “Это ООО «Крон» — одесская фирма”. Но в накладных указан другой получатель — ООО “Укройлпродукт”. А мне говорили: “Это неважно, что там указано. Я купил эти нефтепродукты и уже рассчитался”», — рассказывает Фищенко.

На предприятии утверждают: под видом «охраны доказательств» происходит сознательное расхищение собственности завода — на сотни миллионов гривен. Причём тот же замдиректора НПЗ Игорь Фищенко утверждает, что ситуация вышла за рамки правового поля с самого начала — ещё с того самого решения Приморского суда о принудительной передаче имущества в оперативное управление ГП «Укртранснефтепродукт». По словам Фищенко, УПК вообще не предусматривает такой процедуры, а значит, решение суда попросту незаконно. Кроме того, по его мнению, ГП «Укртранснефтепродукт» не имело права вступать в оперативное управление НПЗ: госпредприятие не имеет соответствующей регистрации, предусмотренной законом «О государственной регистрации материальных прав на недвижимое имущество».

Адвокат Игорь Сильницкий, представляющий интересы вышеупомянутой EmpsonLimited, указывает на нарушение порядка вывоза и реализации нефтепродуктов с предприятия, предусмотренного постановлением Кабмина №1340 от 25 августа 1998 года. Этот порядок предполагает фиксацию количества и качества подлежащих реализации вещественных доказательств, проведение биржевых торгов и т.п. Однако при реализации нефтяной продукции вышеуказанные требования не соблюдаются, утверждает Сильницкий. По мнению адвоката, из-за нарушений порядка обращения с доказательствами в дальнейшем они станут попросту непригодными для суда.

«Уничтожение доказательств в итоге и вовсе приведёт к вынесению оправдательного приговора по делу Курченко или закрытию уголовного производства», — считает адвокат.

С ним согласен и замдиректора НПЗ Игорь Фищенко: по его словам, действия «Укртранснефтепродукта» являются ничем иным, как уничтожением доказательств и пособничеством.

«Я бы квалифицировал деяния “Укртранснефтепродукта” не как нарушение порядка обращения с вещественными доказательствами, а именно как пособничество. Потому что в итоге подозреваемые получат оправдательный приговор в части их преступлений, связанных с нефтепродуктами», — считает заместитель директора ОНПЗ.

 

Бенефициары

«Я бы связывал ГП “Укртранснефтепродукт” не с государством, а с конкретными политиками, олигархами», — говорит адвокат Игорь Сильницкий. Его мнение разделяют многие как на самом заводе, так и за его пределами. Действительно, между руководителями госпредприятия и отдельными финансово-экономическими группировками прослеживается вполне определённая связь.

Так, с июля 2014-го года ГП «Укртранснефтепродукт» возглавлял Владимир Гаврилов, который, судя по всему, был связан с днепропетровским олигархом Игорем Коломойским и его группой «Приват» (через концерн «Весна»). Есть и другое мнение:  Гаврилов связан не с «Приватом», а с группой «Фактор» бизнесменов Тищенко и Пашинского — последний является нардепом от «Народного фронта» и близок к экс-премьеру Арсению Яценюку. Впрочем, нам представляется более правдоподобной «днепропетровская» версия: первая партия нефтепродуктов, откачанная с НПЗ осенью 2014-го года, в конечном итоге оказалась на складах подконтрольной «Привату» компании «Синтез ойл».

С октября 2015-го года предприятие возглавляет Александр Горбунов — вот его-то единогласно называют ставленником группы «Фактор» (в прошлом Горбунов много лет работал под началом Тищенко).

По официальным данным, с октября по февраль 2015 года «Укртранснефтепродукт» без проведения обязательной процедуры биржевых торгов или аукциона продал частным лицам почти 28 тысяч тонн нефтепродуктов. Покупателем стала фирма «Укройлпродукт», которая входит в группу Тищенко-Пашинского.

В Генеральной прокуратуре считают, что стоимость нефтепродуктов в рамках этой сделки была сильно занижена, в результате чего государству был нанесён ущерб по крайней мере в 340 миллионов гривен. Соответствующее уголовное производство сейчас находится на этапе досудебного следствия.

Вырученные от сделки деньги госпредприятие положило на счёт в «Фортуна-банке», также входящем в группу «Фактор». По словам замдиректора НПЗ Игоря Фищенко, проверить наличие этих денег на соответствующих счетах банка не представляется возможным. Фищенко не исключает: деньги со счетов уже давно исчезли.

Иными словами, если в 2014-м году основным бенефициаром операций с нефтепродуктами НПЗ считался Игорь Коломойский, то с октября 2015-го года главными выгодополучателями называют именно группу Тищенко-Пашинского.

1 августа 2016-го года «Укртранснефтепродукт» получил нового руководителя: по приказу Минэнергетики, и.о. директора госпредприятия стал Евгений Майданюк, связанный с Петром Дыминским — совладельцем группы «Континуум» (сеть АЗС WOG). Дыминского, в свою очередь, называют лицом, приближённым к Петру Порошенко. Сам собой напрашивается вывод о том, что погреть руки на «охране» имущества Одесского НПЗ решила уже третья группа сильных мира сего.

Однако в сентябре текущего года Александр Горбунов через суд восстановился в должности гендиректора госпредприятия — соответствующее решение вынес Богунский райсуд Житомира. Приказа министерства о восстановлении его в должности не было, но это не помешало ему активно ходить на работу и выполнять все возложенные на него обязанности. И в ГП «Укртранснефтепродукт», и на Одесском НПЗ утверждают, что в реальности Майданюк не руководил госпредприятием ни дня и что ни одной его подписи на каких-либо документах никто не видел. До недавних пор имело место весьма глупая ситуация, в рамках которой государственным предприятием руководил человек, не имеющий на то фактически никаких полномочий от государства!

  

2-го ноября 2016 Апелляционный Житомирский областной суд, разобравшись в ситуации, отменил решение Богунского суда и вынес вердикт уволить с должности генерального директора ГП «Укртранснефтепродукт» Александра Горбунова. Таким образом, на данный момент Александр Горбунов не имеет полномочия для совершений каких-либо действий со стороны ГП «Укртранснефтепродукт».

Другое мнение

В СМИ считается общепринятым называть «Укртранснефтепродукт» главным «злодеем» в истории с Одесским НПЗ. Однако в редакции ТАЙМЕРА сочли некорректным вешать на госпредприятие и его руководство всех собак, не дав представителям «Укртранснефтепродукта» возможности представить своё видение вопроса. О деятельности ГП «Укртранснефтепродукт» мы пообщались с заместителем гендиректора предприятия Аркадием Кирманом и директор подразделения «Одесский НПЗ» Николаем Мутом.

Оба они убеждены: реализовывая нефтепродукты Одесского НПЗ, госпредприятие действует строго в рамках закона, ведь производить эти операции ему позволяет то самое постановление Приморского суда от ноября 2014-го года. В «Укртранснефтепродукте» не стали отрицать, что отдельные положения этого постановления расходятся с законодательством о реализации вещественных доказательств (на что указывают представители НПЗ!), однако это, дескать, вопрос к судьям, издавшим постановление. А в «Укртранснефтепродукте» просто исполняют решение суда — что, вообще говоря, и обязаны делать по закону.

Почему нефтепродукты реализовывались без аукциона? Да всё по той же причине: именно такой порядок реализации предусмотрен решением суда. На каком основании? А на таком, что нефтепродукты имеют конечный срок хранения — пока будут готовить и проводить аукционы, они могут просто испортиться. Но это, опять же, основания, которыми руководствовался суд. А в «Укртранснефтепродукте» просто исполняют его решение.

Как так вышло, что единственным покупателем нефтепродуктов в 2015-м году стала «Укройлгрупп» Тищенко? Аркадий Кирман заверил, что, во-первых, не владеет информацией о том, кому принадлежит фирма «Укройлпродукт», во-вторых, других желающих попросту не нашлось покупать эти нефтепродукты. «Никто не хотел покупать вещественные доказательства. К кому ни обращались, все отказывались, так как знали, что это нефтепродукты Курченко», — поясняет Кирман.

Почему нефтепродукты проданы по заниженным ценам? Аркадий Кирман уверяет: цены не были заниженными, а соответствовали текущей стоимости нефтепродуктов на рынке, с учетом их качественных показателей, что подтверждается экспертными заключениями Торгово-промышленной палаты.

А как же быть с уголовным производством о продаже нефтепродуктов по заниженным ценам, которое ведёт Генпрокуратура? Ждать результатов расследования, которое пока что ничего эдакого в действиях представителей «Укртранснефтепродукта» не выявило. По крайней мере никаких обвинений должностным лицам предприятия не выдвигали. Так что в «Укртранснефтепродукте» предлагают не спешить с выводами и дождаться результатов расследования.


Николай Мут  

Что насчёт обвинений в том, что деньги от продажи нефтепродуктов ушли в банк Тищенко? Да, по закону их следовало положить на специальный счёт в Госказначействе. Но такой счёт, по словам Аркадия Кирмана, должны были открыть правоохранительные органы, а они этого не сделали. Вот и разместили деньги в том же банке, где обслуживается «Укртранснефтепродукт» — т.е. в «Фортуна-банке» Тищенко. В дальнейшем в связи с уголовным производством на счёт был наложен арест, так что переживать о том, что эти деньги куда-то потеряются, не стоит.

Сколько всего продали нефтепродуктов за минувшее время? От ответа на этот вопрос представители «Укртранснефтепродукта» воздержались: тайна следствия. «Ежемесячно “Укртранснефтепродукт” предоставляет отчёты в следственное управление», — отметил Аркадий Кирман.

Правда ли, что нефтепродукты продаются за наличные различным юридическим лицам? Нет, не правда. Единственный покупатель — «Укройлпродукт», эта же фирма указана во всех накладных. Однако никто не может помешать частной компании перепродавать нефтепродукты по своему усмотрению.

Нельзя отрицать: определённая логика в позиции представителей госпредприятия присутствует

Туманное будущее но надежда есть!

В настоящий момент Одесский НПЗ проходит процедуру банкротства. Задолженность предприятия по выплате зарплаты своим сотрудникам составляет более 50 миллионов гривен, порядка 200 миллионов гривен НПЗ должен 22-м кредиторам. Кроме того, две кипрские компании, Phonrun Operation Limited и Empson Limited, которые по одним данным связаны с Курченко, а по другим (о чём мы уже писали выше) — с «Лукойлом», утверждают, что завод должен им 14 с половиной миллиардов гривен.

Обычно слово «банкротство» имеет некий драматический смысл, однако в данном случае на заводе с завершением этой процедуры связывают чуть ли не единственную надежду на возрождение предприятия. Представитель EmpsonLimited Игорь Сильницкий утверждает, что владелец кипрского офшора, «EmpsonLimited» намерена после завершения этой процедуры заняться восстановлением работы завода.

18 августа Хозяйственный суд Одесской области признал «киприотов» кредиторами НПЗ. Благодаря этому решению, данные компании получили право иметь большинство голосов в комитете кредиторов. Кроме того, «киприоты» уже предложили выкупить долги у других кредиторов НПЗ — в частности, выплатить работникам завода всю зарплату, в счет погашения долга по заработной плате. Аналогичные предложения по уступке долговых обязательств сделаны и другим кредиторам завода.

По словам Александра Чегоненко, почти все кредиторы склонны принять предложение, кроме некоего ООО «Спецтехсервис-Юг», которое в настоящий момент оспаривает законность признания «киприотов» кредиторами завода в Апелляционном хозяйственном суде. На стороне «Спецтехсервиса» (а точнее, против «киприотов») выступает нардеп Алексей Гончаренко, который якобы хочет помешать «структурам Курченко» вернуть контроль над заводом. Недавно Гончаренко инициировал расследование в отношении августовского решения Хозяйственного суда по признанию «киприотов» кредиторами НПЗ. 4 октября 2016 одесская прокуратура начала уголовное производство по ч. 2 ст. 375 УК Украины — «вынесение судьёй заведомо неправосудного решения».

Александр Чегоненко предполагает, что процедуру банкротства НПЗ может затягивать либо арбитражный управляющий, либо нардеп Гончаренко. «Процедура банкротства умышленно затягивается, и Гончаренко проявляет тут особую активность. То, что говорит его телеканал о работниках НПЗ, просто противно слушать: дескать, пришли люди Курченко, которым заплатили…» — возмущается ветеран ОНПЗ. По его мнению, затягивание процедуры банкротства выгодно тем, кто занимается расхищением имущества завода.

«Одесский НПЗ такими методами будет разворован до фундамента. Потом будет заявлено, что НПЗ был нерентабельным и что ничего страшного и не произошло», — считает Александр Чегоненко.

Адвокат Empson Limited Игорь Сильницкий также считает, что дело о банкротстве сознательно затягивают. По его мнению, таким образом лица, стоящие за «Укртранснефтепродуктом», пытаются прибрать завод к рукам. Ведь всё имущество завода, которое не успеют продать в рамках процедуры ликвидации предприятия, может быть передано в управление третьим лицам — например, тому же «Укртранснефтепродукту».

«Они дополнительно, уже не по уголовному делу, не через какие-то там незаконные схемы, на законном основании получат всё в управление», — считает адвокат.

Ещё один возможный сценарий развития событий — принятие закона «О спецконфискации», который уже проголосован Верховной Радой в первом чтении и в настоящее время ожидает окончательного утверждения. Если закон будет принят, то Одесский НПЗ могут передать в госсобственность — а затем, вероятно, в управление всё тому же «Укртранснефтепродукту». К слову сказать, одним из ключевых лоббистов закона является именно нардеп Пашинский.

В «Укртранснефтепродукте» не скрывают, что имеют определённые виды на завод: представители предприятия уверяют, что намерены вернуть Одесский НПЗ к жизни. Директор подразделения «Одесский НПЗ» ГП «Укртранснефтепродукт» Николай Мут рассказал, что недавно оборудование завода осмотрела специальная экспертная комиссия, выводы которой внушают оптимизм. «Оценка оборудования стоит между “удовлетворительно и “хорошо”, причём ближе к “хорошо”. Не запустить этот завод — обидно, надо было бы запустить», — подчеркнул Мут.

 

Правда, прежде чем запускать завод, нужно привести оборудование в порядок (на что потребуется около 370 миллионов гривен). Что же до сырья, то его планируют получить по т.н. давальческой схеме. «Заинтересованная сторона поставляет нам сырьё на предприятие, мы его перерабатываем и за это получаем свои деньги. Владельцем сырья и переработанных нефтепродуктов будет та компания, которая предоставила нам это сырьё», — поясняет Николай Мут.

У «Укртранснефтепродукта» уже якобы есть потенциальные заказчики, в т.ч. из Европы и стран ОПЕК. Вопрос лишь в том, чтобы урегулировать вопрос о статусе завода. «Интерес к инвестированию денег в Одесский НПЗ очень большой, но у партнёра возникает вопрос о статусе предприятия», — подчёркивают в «Укртранснефтепродукте».

На Одесском НПЗ к заверениям «Укртранснефтепродукта» относятся скептически: по их словам, все действия госпредприятия свидетельствуют о том, что запускать завод там не собираются. Одним из таких свидетельств замдиректора НПЗ Игорь Фищенко называет произведённую представителями «Укртранснефтепродукта» откачку нефти из технологических установок. «Для запуска завода понадобится заполнить вновь технологические сети новой нефтью. Это приблизительно танкер. То есть, тот инвестор, который придёт, должен безвозмездно вбухать туда танкер нефти», — считает Фищенко.

Как бы там ни было, все наши собеседники едины во мнении: завод можно и нужно запускать! Александр Чегоненко оперирует простыми цифрами: при «Лукойле» завод был рентабельным при цене на нефть в 110-120 долларов за баррель. Сегодня эта цена вдвое ниже, а значит, коммерческие перспективы завода выглядят довольно привлекательно.

Весь вопрос в том, кому достанется эта курица, способная нести золотые яйца — и не сочтёт ли этот кто-то лучше попросту её зарезать?

Автор: Валерия Шаповалова

5
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!

Новости партнёров:

Видео

Лузановка с высоты птичьего полёта

На YouTube-канале «Fly od wings», где выкладываются виды Одессы с воздуха, появился ролик, посвящённый Лузановке и району «Молодой гвардии».