Главная / Статьи

 

Хроника дня

Почти законный и контролируемый хаос

5 октября 2017 года горсовет Николаева 42 голосами из 54 объявил импичмент мэру от «Самопомощи» Александру Сенкевичу. Ситуативное большинство из «Оппозиционного блока», «Нашего края» и «Солидарности» под покровительством ОГА демонстрировало уверенность и готовность взять ответственность за город в свои руки.

Уверенность была столь велика, что уже тогда большая часть наблюдателей сходилась в мысли: выборы назначены не будут. Слишком уж удобная ситуация для ручного управления, «договорняков» и прочих прелестей ловли рыбы в мутной воде. И действительно, вопреки закону (и собственным заявлениям) глава ОГА Алексей Савченко так и не предложил ВР рассмотреть возможность досрочных выборов городского головы. Там, впрочем, тоже не спешат с реальными шагами в этом направлении. Поэтому, в лучшем случае, перевыборы городского головы и/или горсовета Николаева можно ожидать одновременно с (вне)очередными выборами парламента или президента.

Несмотря на множество тактических приобретений и фактический перевод горсовета в ручное управление из ОГА, ситуация «управляемого безвластия» принесла организаторам отставки Сенкевича довольно неожиданные плоды.

Почти законный и контролируемый хаос

Помоги себе сам

Какие именно перипетии закулисных игр привели к неожиданному импичменту Александра Сенкевича — достоверно невозможно ответить даже спустя четыре с половиной месяца. Источники ТАЙМЕРА в своих оценках расходятся диаметрально. На каком–то этапе городской голова вышел из переговоров о назначении своими заместителями представителей всех фракций горсовета. Более того, дал понять, что не считает себя связанным старыми договорённостями с губернатором Алексеем Савченко и главой городского «Оппоблока» Игорем Дятловым.

Действительно, Александр Сенкевич в своём вынужденном «браке по расчёту» с Алексеем Савченко и Игорем Дятловым основательно подмачивал свой личный имидж «молодого нового», да и репутацию «Самопомощи» в целом. И на просочившихся в сеть аудиозаписях встречи Сенкевича с фракцией Оппоблока он говорит об этом прямо. Однако, как мы уже писали в предыдущей статье, даже в качестве «уловителя негатива» Сенкевич откровенно мешал и ОГА, и «Оппозиционному блоку». Как бы молодой мэр ни пытался стать своим для старых элит, это у него не получилось — «удалось» лишь растерять немалую часть своего электората.

А вот голосование о недоверии, готовившееся в такой спешке, что даже серьёзных обвинений против мэра подготовить не успели, стало для него тем же, чем многочисленные задержания — для Саакашвили. Голосование, выглядевшее как демонстративный «договорняк» «Солидарности», «Нашего края» и «Оппозиционного блока», вызвало возмущение у николаевцев самых разных взглядов. На спешно собранное вече в поддержку Сенкевича в дождливую погоду пришли 2,5 тысячи горожан, что для первого митинга в Николаеве является очень серьёзным показателем. 

Однако организаторы явно не знали, что делать с этим дальше. Какое–то время по городу постояли палатки с подписными листами в поддержку роспуска горсовета. Но это только вносило сумятицу в головы николаевцев: ведь и проклинаемый на митингах губернатор требует того же! Развития первичных организаций, наращивания информационной волны — ничего этого не происходило. Возможно, дело было в том, что «Самопомощи» на центральном уровне удалось достичь неких договорённостей с Администрацией президента, результатом которых стало «снижение градуса» и в этом локальном противостоянии. Однако во многом вероятны и ошибки самого Сенкевича — кстати, довольно типичные для отечественной политики.

Почти законный и контролируемый хаос

Во–первых, Сенкевич никогда не понимал необходимость системного пиара. С лета 2017 года ситуация начала исправляться, была проведена серия встреч «Сенкевич Поруч». Организацией встреч занималась команда днепропетровских технологов, прежде работавшая с Алексеем Савченко и в короткие сроки рассорившаяся со СМИ, а также объявившая войну президентской политсиле. Когда по указанию из Киева Алексей Савченко расстался с ними, то, в знак добрых намерений, передал технологов Сенкевичу (и якобы некоторое время даже продолжал оплачивать их работу). Уйдя в самостоятельное плавание, Сенкевич сохранил команду за собой, но очень скоро понял, что результат будет примерно тот же, что и у Савченко.

Во–вторых, Сенкевич изначально сузил свою адресную аудиторию до «патриотов». Те же в своём отношении к Сенкевичу были расколоты — немалая часть считала его латентным «ватником». Вече строились в русле «михомайдана» — с лозунгами про «сговор предателей во власти и сепаратистов». Агрессивная риторика отталкивала не только «ватников», но и «нейтралов» — хотя при грамотной работе Сенкевич смог бы найти немало голосов даже в «ватном» сегменте.

Почти законный и контролируемый хаос

Договор изменился

Крайне непростые времена переживает группа Дятлова–Новинского, контролирующая фракцию «Оппозиционного блока» в горсовете и треть «оппоблоковцев» в облсовете. С конца августа на неё сыплются удары с двух сторон. Правоохранительные органы «кошмарят» спонсоров и депутатов, а «злые голодные» претенденты на оппозиционный электорат обвиняют «дятловцев» в сговоре с властью.

Группа Дятлова, действительно, никогда не была против конструктивного сотрудничества с властью, но исключительно на условиях, соответствующих её представительству в горсовете (26 из 54 депутатов принадлежат к ОБ). С приходом Алексея Савченко взаимовыгодные условия, казалось, были найдены. Однако 29 августа 2017 года случается классический «чёрный лебедь»: неожиданные масштабные обыски от ГПУ, в ходе которых, в частности, задерживаются Михаил «Мультик» Титов и Алексей Пелипас — ключевые теневые спонсоры группы. 

Судя по информации источников ТАЙМЕРА, да и анализу публичного поведения Алексея Савченко, для него самого данные события стали неожиданностью. Однако, сориентировавшись в новых условиях, он оценил их как возможность подвинуть своих вчерашних партнёров. При изменении в руководящих органах горсовета оппозиционерам пришлось довольствоваться сохранением того, что было. А 15 января следует новый удар — задержание влиятельного заместителя главы фракции Игоря Копейки вместе с помощниками и сыном.

Почти законный и контролируемый хаос
Игорь Копейка

Игорь Копейка неоднократно становился «героем» журналистских расследований о коррупционных деяниях. Однако готовившееся в спешке обвинение ничего вразумительного ни самому Копейке, ни его окружению предъявить не смогло. Процесс быстро приобрёл черты политического — каковым, по сути, и был с самого начала. Однако на каждое «слишком самостоятельное» действие группы Дятлова, вплоть до отправки «неправильного» представителя на переговоры с и. о. мэра, следуют новые обыски и давление. Сам же Игорь Дятлов из–за всех этих событий почти не бывает в Николаеве. Объяснение этого факта для широкой общественности «оппоблоковцы» не продумали. В результате, вопрос «Где же ваш лидер?» стал любимым способом журналистов потроллить депутатов горсовета от ОБ.

На этом фоне осознала свою силу фракция «Оппозиционного блока» в областном совете. Они припомнили Дятлову старые обиды (тот часто договаривался с Савченко за счёт фракции в облсовете) и в конце 2017 года изгнали из своих рядов треть депутатов, ориентировавшихся на Дятлова. Для этого во фракцию даже вернулись ранее покинувшие её Пётр Паламарюк, Максим Невенчанный и Вадим Олабин.

Максим Невенчанный, Вадим Олабин и Александр Ясинский негласно считаются основными соучредителями проекта «За життя» в области. Последние двое даже присутствовали на собрании актива партии вскоре после нового года. Однако официально связывать себя с данным проектом никто из них не спешит — даже несмотря на то, что по всем рейтингам «За життя» в Николаеве уже опережает «Оппозиционный блок».

Игры патриотов и крепких хозяйственников

В то же время «Оппозиционный блок» и «За життя» вместе взятые берут голосов больше, чем все прочие партии вместе взятые. Поэтому местные выборы, если их назначат, станут серьёзным испытанием для областной администрации, за прошедшие месяцы не проявившей особой организованности.

На момент отставки Сенкевича секретарь горсовета Татьяна Казакова («Солидарность») имела положительный имидж у СМИ и общественности. Решив закрепить его, Казакова едва ли не в первую очередь объявила о новом, открытом подходе к работе с журналистами, а также об отставке иногородних вице–мэров (что вообще было «фишкой» Сенкевича). Херсонец Мкртыч Мкртчян критиковался за недостаток профессионализма в сфере ЖКХ, бывший советник Нестора Шуфрича (чего уже хватало для патриотов) киевлянин Андрей Дадиверин обвинялся в непрозрачных тендерах в Минобороны, а одессит Антон Турупалов почти не появлялся на работе, не особо скрывая, что пришёл сюда ради записи в трудовой книжке.

Почти законный и контролируемый хаос

Провал этих двух не самых сложных проектов во многом стал предвестником дальнейших событий. Мысля креативно, Татьяна Казакова решила разместить пресс-центр в кабинете Антона Турупалова — раз он всё равно ему не нужен. Усилилось «комбо», когда во время первого брифинга Казаковой в новом пресс-центре туда же после долго перерыва пришёл Турупалов. В общем, журналистам в тот день было о чём писать, но планы и. о. мэра были явно иными. 

Ещё больше веселило СМИ упорство, с которым пресс-служба горсовета закрашивала подпись и. о. мэра на всех фотографиях официальных документов. Своё поведение там поясняли соображениями государственной важности и сопровождали упрёками в адрес легкомысленных журналистов. Долго выстраивавшийся имидж открытой к диалогу со СМИ Татьяны Казаковой стал быстро рушиться — в особенности после сомнительной с точки зрения закона смены секретарём горсовета руководства коммунального телевидения. В то же время «группы поддержки» Дадиверина и Турупалова пояснили и. о. мэра: не с ней договаривались о назначении — не ей снимать. Во избежание, вице–мэры ушли в длительные отпуска.

Всё меньше простора для самостоятельных решений оставлял Татьяне Казаковой правящий тандем Алексея Савченко и Давида Макарьяна (нардепа от «Солидарности» и главы УДАРа области). Сделав ставку на «Наш край» и, во вторую очередь, на «Солидарность», они добились изменения состава горисполкома и назначения новых вице–мэров. Немалое их число составили бывшие «регионалы», в том числе активно противодействовавшие Майдану, но никого из принимающих решение это особо не смутило. Как и то, что перед назначением на должности Дадиверина и Турупалова новых вице–мэров старых уволить забыли. А депутат от «Самопомощи» Ростислав Филевский (представитель группы Исакова, инициировавшей импичмент «своего» мэра) и вовсе пытается доказать незаконность назначения вице–мэров в суде.

Почти законный и контролируемый хаосДавил Макарьян

Ряд надёжных кадров Савченко и Макарьян перевели на областной уровень. Так, руководителем государственной службы ОГА стал экс-мэр Николаева, глава «Нашего края» Юрий Гранатуров. Одногруппник Макарьяна, «гуманитарный» вице–мэр Евгений Шевченко перешёл в ОГА советником губернатора — и почти сразу принялся за ликвидацию отдела спорта, потому что уволить его строптивого начальника Александра Садовского не получилось. За ними в здание ОГА потянулись и нити управления — так, что Казаковой фактически оставили лишь обеспечение деятельности самого горсовета. Впрочем, даже при этих, весьма ограниченных возможностях, она, по утверждению источников ТАЙМЕРА, успела поссориться с рядом «нашекраевцев» и «порошенковцев» — в основном, непричастных к делам Савченко–Макарьяна. Те теперь небезуспешно работают над созданием коалиции против секретаря горсовета.

После увлекательных перипетий политической борьбы система управления городом продолжила свою деградацию. «Финансовый» вице–мэр Валентина Бондаренко покинула эту должность, не желая нести ответственность за бюджет в новых условиях. Ряд школ оказался под угрозой закрытия из–за несоблюдения норм техники пожарной безопасности — но представители управления образования горсовета продолжительное время игнорировали суды. И даже попытки отдельных депутатов, пользуясь ситуацией, решить свои вопросы, натыкаются на противодействие коллег — вполне естественный в таких условиях кризис взаимного доверия.

В текущих проблемах городского самоуправления особой вины организаторов импичмента Сенкевича нет: они накапливались годами. Однако обстановка недоверия и неопределённости приводит к их резкому обострению. Например, наружу выплыло обстоятельство, что в структуре исполнительных органов горсовета не предусмотрены должности вице–мэров. Почти парализовано решение земельных вопросов после постановления Одесского апелляционного административного суда о незаконности Плана зонирования Николаева.

И даже ОГА уже не может быть уверена, что её начинания — будь то красно–чёрные флаги, душевые, в которых не стыдно селфиться, или очередной транш на аэропорт — наберут при случае необходимое количество голосов. Но об этих и прочих инициативах руководства Николаевской области — в следующем материале ТАЙМЕРА.

***

Зато Александр Сенкевич теперь может утверждать, что угасание движения его сторонников в октябре было не «сливом», а «хитрым планом». Не тратя денег, изредка записывая видеообращения, он смотрится довольно выигрышно на фоне царящей неразберихи. Его неудачные попытки «вписаться в систему», провал до старта программ развития и т. д. забудутся. А если не забудутся — будут выглядеть сущей мелочью на фоне «ручного управления» городом из ОГА безо всякой пользы для города. «При Сенкевиче такого не было», — банально, но с высокой долей вероятности действенно.

Автор: Кирилл Рыжанов

6
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

????????...

Видео



????????...