Главная / Статьи

 

Хроника дня

Реструктуризация долгов: удалось ли Яресько и Яценюку спасти Украину от банкротства?

О «стрижке» внешних долгов Украины и их ближайших и отдалённых последствиях.

В данной статье вы не услышите ответ на вопрос, заданный в заголовке. Мы просто попытаемся оценить, сколько и на каких условиях должна была платить кредиторам Украина до подписания соглашения о реструктуризации — и сколько она будет платить теперь. А выводы читатели смогут сделать сами.

История вопроса

Ситуация с внешним долгом Украины стала проблематичной даже не вчера. По итогам 2013-го года государственный и гарантированный государством внешний долг Украины составил 37,5 миллиардов долларов США. На его обслуживание государству пришлось потратить более 35 миллиардов гривен. Для сравнения, на финансирование системы здравоохранения в том году бюджетная роспись предусматривала около 40 миллиардов гривен.

В 2014-м году ситуация существенно ухудшилась – преимущественно в связи с резким падением гривны. По состоянию на 31 января 2014-го внешний долг в долларовом выражении изменился относительно незначительно (на 1,3 миллиарда долларов до 38,8 миллиардов долларов США), но зато в гривневом выражении изменения были поистине драматическими. Если по итогам 2013-го года объём внешнего долга в гривне составлял 300 миллиардов, то на 31 декабря 2014 эта сумма увеличилась до 611 миллиардов, т.е. более чем вдвое.

Подскочили и расходы на содержание и выплату госдолга: в 2014-м году они составили 71 миллиард гривен при общем объёме расходов бюджета в 459 миллиардов гривен. Иными словами, если в 2013-м году долги Украины стоили государству около 8,5% всего бюджета, то в 2014-м году – уже 15%.

Следующий скачок курса в 2015-м году сделал ситуацию катастрофической. По состоянию на 31 мая 2015-го года государственный и гарантированный государством внешний долг вырос до 43 миллиардов долларов США, или 916 миллиардов гривен, достигнув пугающей отметки в 58% ВВП – и это без учёта внутренних долгов государства.

Что же касается расходов бюджета на обслуживание и выплату внешних долгов, то они по прогнозам должны составить порядка 160 миллиардов гривен, или около 30% от общей суммы бюджетных расходов. Это примерно в 4,5 раза больше, чем суммарные расходы государства на образование и медицину.

Украине оказалось попросту не по карману платить свои долги. Единственным приемлемым выходом оказалась реструктуризация.

Страшное слово на букву «р»

Реструктуризация долга – это компромисс между кредитором и неплатежеспособным заёмщиком: дабы не потерять всё, кредитор смягчает условия кредитного договора.

Как правило, для реструктуризации используются два основных механизма: отсрочка платежа или сокращение его суммы. Скажем, кредитор может согласиться получить меньше, чем договаривались изначально – это всё–таки лучше, чем если незадачливый должник объявит себя банкротом и откажется платить вообще. Второй вариант – сумма может остаться прежней, но выплата растягивается на более продолжительный срок. В этом случае кредитор получит своё в полном объёме, но позже.

Итак, Украина заявила о необходимости реструктуризации внешнего долга – правда, не всего, а определённой его части. Речь идёт о так называемом долге по еврооблигациям, держателями которого является консорциум иностранных кредиторов. Общая сумма долга – 19,3 миллиарда (около 40% от общей суммы внешнего долга), процент – 7,22 годовых, срок выплаты – 2015-2023 годы.

По отношению к своим иностранным должникам, Украина пожелала воспользоваться обеими вариантами: правительство настаивало как на рассрочке по выплате долга, так и по уменьшению его общей суммы. Последнюю операцию в англоязычных СМИ принято называть ещё «haircut» — «стрижкой».

На рассрочку иностранные кредиторы были, в общем и целом, согласны, а вот на «стрижку» долгое время не соглашались. И не мудрено: Украина настаивала на том, чтобы «состричь» 40% от суммы долга. Однако у правительства имелся железный аргумент: если кредиторы не согласятся на такие условия, то Украина оставляет за собой право отказаться от каких-либо выплат вообще, пойдя на технический дефолт. Правда, это решение имело бы непредсказуемые негативные последствия для самой Украины, но кредиторам от этого ни в коем разе не легче.

Переговоры шли несколько месяцев, и 27 августа министр финансов Наталья Яресько порадовала сограждан: соглашение о реструктуризации достигнуто. Кредиторы согласились не только отсрочить выплату долга на четыре года, но и «состричь» сумму долговых обязательств – правда, не на 40%, а на 20, простив Украине в общем и целом 3,8 миллиарда гривен. Разумеется, дело не в обуявшей кредиторов щедрости: пойдя на уступки, они кое–что получили взамен.

До чего договорились?

Как уже было сказано выше, кредиторы соглашаются простить Украине 3,8 миллиарда долларов, в результате чего сумма долга сокращается с 19,3 до 15,6 миллиардов. Кроме того, с 2015-го по 2019-й годы Украина будет платить лишь проценты по кредиту, но не будет выплачивать само тело кредита.

Однако есть и обратная сторона медали. Во–первых, процентная ставка по данным долговым обязательствам несколько выросла: с 7,22 до 7,75 процентов годовых. Во–вторых, взамен на «состриженные» 3,8 миллиарда Украина выдаст кредиторам новые облигации, притом весьма хитрого устройства. Называются они инструмент возобновления стоимости (Value Recovery Instrument, или VRI). В отличие от обычных облигаций, они не имеют номинальной стоимости и доходности. Доход, который они будут приносить своим владельцам, зависит от показателей экономики Украины и определяется весьма хитрой формулой:

  1. Если ВВП Украины по итогам года вырос на 3% и менее, то облигации не приносят ничего;
  2. Если ВВП Украины по итогам года вырос на 3-4%, то облигации приносят владельцам 15% от каждого процента свыше трёх.
  3. Если ВВП Украины растёт более чем на 4% в год, то облигации, помимо суммы из пункта 2, приносят владельцам дополнительно 40% от стоимости каждого процента свыше четырёх.

Чтобы было понятнее, посмотрим на примерах. Так, если украинская экономика демонстрирует рост ВВП на 3,5%, то держатели VRI получат 15% от 0,5% ВВП, или 0,075% ВВП. Если рост составляет 4%, то они получат 15% от 1% ВВП, или 0,15% ВВП. Если рост составляет 5% ВВП, то держатели облигаций получат 15% от 2% ВВП (0,3% ВВП), да ещё 40% от 1% ВВП (0,4% ВВП), или в сумме 0,7% ВВП. При шестипроцентном росте доходность VRI будет ещё выше: 15% от 3% ВВП (0,45% ВВП) плюс 40% от 2% ВВП (0,8% ВВП) – в сумме 1,2% ВВП. При семипроцентном росте доходность облигаций составит 1,8% ВВП и так далее.

Эти суммы Украина будет выплачивать своим кредиторам с 2021 по 2040 год. Правда, есть ещё одно условие: в течение первых пяти лет выплат (2021-2025 годы) общая доходность VRI не может превышать 1% ВВП.

Вооружаемся калькулятором

Итак, посмотрим, что же дало Украине подписанное соглашение?

Ранее Украина должна была в течение ближайших восьми лет выплатить держателям еврооблигаций в целом 24,9 миллиарда долларов тела долга и процентов по нему.

По новым условиям проценты немного увеличиваются, но сумма значительно уменьшается: в итоге за восемь лет (с 2019 по 2027 годы) Украина должна будет выплатить лишь 20,5 миллиардов долларов. Правда, с 2015 по 2019 год государство также должно будет выплачивать кредиторам проценты в размере 1,2 миллиарда долларов ежегодно – или 6 миллиардов за весь период «кредитных каникул». В конечном итоге, итоговая сумма выплат немного увеличится и составит 26,5 миллиардов против 24,9 по старым условиям.

Однако среднегодовая нагрузка на бюджет при этом снизится весьма значительно – особенно в ближайшие пять лет, когда платить придётся всего по 1,2 миллиарда в год, тогда как при старой схеме среднегодовой платёж составил бы 3,1 миллиарда долларов. Да и когда придёт время платить по счетам, нагрузка на госбюджет будет существенно ниже: так, в 2019 году Украине предстоит выплатить порядка 2,9 миллиарда долларов, а не 3,7 как по старым условиям.

Так что в том, что касается самого кредита, условия, пожалуй, можно считать довольно выгодными – если, конечно, гривна в ближайшие пять лет останется относительно стабильной.

Отсроченная кабала?

Основные опасения экспертов вызывают вышеуказанные VRI, которыми Украина расплатилась со своими кредиторами за «стрижку». Будучи привязанными к экономическому росту отечественной экономики, данные финансовые инструменты характеризуются весьма непредсказуемой доходностью для своих держателей – и стоимостью для государственной казны Украины.

В правительстве цитируют прогноз МВФ, согласно которому ежегодный рост ВВП Украины в среднесрочной перспективе составит порядка 4% в год. В этом случае, как мы уже подсчитали выше, Украина должна будет отдавать держателям облигаций 0,15% ВВП.

К примеру, если к 2021 году ВВП Украины достигнет 160 миллиардов долларов (а именно таковы прогнозы МВФ) при вышеуказанных темпах роста в 4%, то за этот год Украина должна будет заплатить по VRI около 240 миллионов долларов США. При сохранении тех же темпов роста сумма будет постепенно увеличиваться, к 2040 году достигнув полумиллиарда долларов, а за всё время действия VRI Украине придётся выплатить их держателям порядка 7 миллиардов.

Иными словами, общая сумма затрат на погашение данного долга, считая выплату самого долга с процентами, уплаты процентов за время «кредитных каникул» и расходы по VRI составит около 33,5 миллиардов долларов США – т.е. переплата составит около 8,6 миллиарда долларов по сравнению с условиями до реструктуризации.

Но вот если темпы экономического роста окажутся выше, то суммы платежей по VRI возрастут, причём значительно. Так, уже при пятипроцентном росте отечественной экономики сумма первого годового платежа составит 1,12 миллиарда долларов, а к последнему году достигнет 2,8 миллиардов. А за всё время действия VRI Украине придётся выплатить по данным ценным бумагам ни много, ни мало – 37 миллиардов долларов. Это увеличивает итоговую стоимость долговой операции до 63 миллиардов долларов.

При среднегодовом росте экономики в 6%, цифры получаются и вовсе космическими: первый платёж возрастает до 1,6 миллиарда, последний – до 5,8, а общая стоимость долговой операции достигает 95 миллиардов долларов!

Между тем, подобные темпы роста ВВП Украины не являются чем–то совершенно фантастическим. К примеру, за 20 лет с 1993 по 2013 годы ВВП Украины вырос в 5,2 раза. О том, каковы будут расходы по VRI в случае, если Украина снова продемонстрирует ту же динамику, не хочется даже думать.

Привязка выплат по внешним обязательствам к состоянию экономики является, пожалуй, в целом хорошей идеей. Вопрос лишь в формуле этой привязки.

Вернёмся к нашим министрам

Впрочем, события 2021 и даже 2019 годов в современных украинских реалиях являются весьма отдалённым будущим. Куда более интересным является вопрос о том, что будет происходить в самое ближайшее время. Причём я вряд ли слишком ошибусь, предположив, что в ходе обсуждения соглашения о реструктуризации украинское правительство руководствовалось той же логикой.

Итак, удастся ли Украине избежать дефолта в результате реструктуризации долга? Дать на этот вопрос точный ответ, пожалуй, не представляется возможным ввиду недостатка информации. Однако кое–какие рассуждения привести всё же можно.

Следует понимать, что речь идёт не обо всём долге Украины, а лишь о его части, хотя и довольно значительной. Пусть Украине и удалось сэкономить около 50 миллиардов для бюджета 2015-го года, однако по остальным долговым обязательствам платить всё–таки придётся – а значит, сумма затрат на обслуживание и выплату долга всё равно превысит 100 миллиардов гривен, т.е. оставит около 20% расходной части бюджета. Совсем не факт, что украинское правительство сможет найти деньги и на выполнение своих обязательств по обслуживанию долгов, и на финансирование других защищённых статей госбюджета. На эти мысли, в частности, наводит тот факт, что уже после подписания соглашения о реструктуризации Fitch снизил кредитный рейтинг Украины до уровня «С», который расшифровывается как «дефолт неизбежен».

Если прогнозы пессимистов оправдаются, и Украина вынуждена будет объявить хотя бы частичный или технический дефолт по ряду своих обязательств, то отложенные на будущее немалые расходы на проведение «специальной долговой операции» окажутся напрасной жертвой. Причём приносить эту жертву, скорее всего, придётся уже другому правительству.

И ещё один нюанс. 2019-й год совсем не так далёк, как кажется. И совсем не факт, что к этому моменту украинская экономика настолько окрепнет, а государственный бюджет – настолько наполнится. И не исключено, что в 2018-м году украинскому правительству придётся начинать новые переговоры о реструктуризации внешнего долга, который к тому же станет ещё больше в связи с новыми заимствованиями, начать которые планируется уже в 2017-м году.

Автор: Юрий Ткачёв

5
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!

Новости партнёров:

Видео

Лузановка с высоты птичьего полёта

На YouTube-канале «Fly od wings», где выкладываются виды Одессы с воздуха, появился ролик, посвящённый Лузановке и району «Молодой гвардии».