Главная / Статьи

 

Материалы по теме

Хроника дня

Румянцевская война: драма в Хиосском проливе

Итак, после провала Морейского восстания у русского флота в Архипелаге оставалась лишь одна возможность для победы — сразиться с османским флотом у османских же берегов и при очевидном неравенстве сил.

Румянцевская война: драма в Хиосском проливеРисованный план Хиосского сражения

Казалось, все козыри на руках у турок. На самом же деле выучка турецких экипажей и мастерство офицеров оставляли желать много лучшего. Французы в меру сил модернизировали корабли султана, однако эти два порока не сумели одолеть. Тогдашний командующий флотом (каптан-и-дэрйа, капудан-паша) Хюсамэддин-паша слыл среди подчинённых не только бездарностью, но и трусом, каковые звания с блеском оправдал.

Лучшим из флотоводцев Мустафы III считался Джезаирли (т. е. Алжирец) Хасан, сначала бей, затем паша с почётным прозвищем Гази, о яркой личности коего ТАЙМЕР уже упоминал при рассказе об осаде Очакова в 1788 году. Отважному Хасану суждено было стать на долгие годы главным оппонентом русских на морях и быть многажды битым. Начинал же он этот горький путь тогда, в 1770-м, вынужденно взяв на себя командование вместо трусливого капудан-паши. Говорят, бывший алжирский пират заметил султану: османский флот многочисленнее русского, и «чтобы истребить русские корабли, мы должны с ними сцепиться и взлететь на воздух», тогда остальные турецкие суда «возвратятся с победой».

Хотя суда турок были крупнее, мощнее, с большим количеством пушек, то есть ещё и дороже, такая «программа» уничтожения врага при тактической пирровой «победе» действительно обеспечила бы стратегическую победу османов на море. Вопрос в том, как осуществить это на практике — ведь ни турки, ни русские не собирались взрываться.

Румянцевская война: драма в Хиосском проливеДжезаирли Гази Хасан-паша

Русский флот, посланный в качестве вспомогательного средства для поддержки восстания христианских подданных султана, теперь самостоятельно решал судьбу Архипелагской экспедиции, раз уж с восстанием не задалось. Османы прервали поставки продовольствия в Наварин, временную базу эскадры адмирала Григория Спиридова, и разрушили водопровод, по которому город снабжался пресной водой. Удерживать Наварин стало невозможно. К счастью, к тому времени уже прибыла вторая эскадра контр-адмирала Джона Элфинстона.

Амбициозный, способный, но конфликтный и авантюрный британец, с большим трудом добравшись до Греции, горел нетерпением доказать свою морскую ценность. Высадив десант в помощь Орлову, он с тремя линейными кораблями и некоторым количеством меньших судов набросился на огромный турецкий флот, не соединяясь с эскадрой Спиридова. Османы дрогнули: дерзость Элфинстона вселила в них уверенность, что на них напали основные силы гяуров, а это — лишь авангард, и отошли в залив под защиту пушек крепости Наполи-ди-Романья (Нафплион). Элфинстон атаковал вторично и снова потрепал врага. Безветрие не позволило развить успех.

Затем до турок дошло, что они разволновались преждевременно. Элфинстон был вынужден отойти, разблокировав выход османам, а тем временем к нему на помощь подошёл Спиридов, подобрав по пути десант, ранее высаженный Элфинстоном, но теперь бесполезный: русские взорвали крепость Наварин и оставили Пелопоннес.

Румянцевская война: драма в Хиосском проливе
План Наварино

В итоге османы выскользнули из залива, чуть было не ставшего ловушкой, а оба адмирала устремились в преследование. Корабли Спиридова были тихоходнее, кроме того, адмирал, предвкушая битву, решил строить их в линию, как предписывал Морской устав, утверждённый ещё при Петре Великом. Результат снова оказался неудовлетворительным: после стрельбы на дальней дистанции турки ушли.

Спиридов и Элфинстон обвиняли друг друга: британец попрекал русского медлительностью во время преследования, русский считал, что британец упустил врага, позволив ему уйти из-под Нафплиона. Отношения между командирами эскадр сразу не сложились. Несмотря на старшинство Спиридова, Элфинстон ему не подчинялся — императрица Екатерина II обещала излишне гордому бритту, что его единственным начальником будет главнокомандующий экспедицией граф Алексей Орлов.

Прослышав об адмиральской склоке, граф Орлов поспешил объединить эскадры под своим командованием (негласным советником при нём состоял Самуил Грейг). Надо сказать, что и после было не всё гладко: отношения Орлова и Спиридова оказались далеки от идеала, но вполне рабочие, а Элфинстон умудрился быстро рассориться со всеми коллегами и вскоре напрочь лишился расположения главкома.

Если Орлову и не хватало военно-морских познаний, то уж воли, решительности и природного ума ему было не занимать. Граф приказал преследовать турок, а, обнаружив, — разгромить.

Румянцевская война: драма в Хиосском проливеКрепость Паламиди в Нафплионе, современный вид

Османы укрывались от боя почти месяц. Ни малые русские суда, ни греческие союзники некоторое время не могли обнаружить шустрого неприятеля. Больше всего средиземноморские балтийцы опасались, что туркам удалось уйти к Дарданеллам. Наконец, ситуация прояснилась: огромный флот падишаха стал на якорь неподалёку от анатолийского берега в Хиосском проливе.

Османы выбрали удачную позицию для боя и грамотно расположили свои силы. Даже Грейг залюбовался их грозным строем: «Турецкая линия баталии была превосходно устроена; расстояние между кораблями было немного более длины двух кораблей. Они составляли впалую дугу и были не более полумили от Анатольского берега, между заливом Чесменским и малым низменным островом». 

16 линейных кораблей, 6 фрегатов и множество судов помельче заполняли акваторию. «Увидя оное сооружение, ужаснулся я и был в неведении, что мне предпринять должно; но храбрость войск вашего императорского величества, рвение всех быть достойными рабами великой Екатерины принудили меня решиться и, несмотря на превосходные силы, отважиться атаковать, пасть или истребить неприятеля», ­— описывал позже граф императрице свои впечатления, будто писал захватывающий приключенческий роман, обильно сдобренный пряной лестью, принятой в 18 веке. Слово «ужаснулся» должно было приятно щекотать нервы государыни: уж если отчаянный Орлов ужаснулся, что же это за армада против него была!

Румянцевская война: драма в Хиосском проливе
План русской атаки в Хиосском проливе

Объективно говоря, было от чего чувствовать себя неуютно. Русские располагали лишь девятью линейными кораблями, сильно уступая и в количестве прочих судов. Превосходство в пушках у турок было более чем двойное, а сами орудия по калибру часто превосходили русские. Тем не менее коллективное российское командование в лице Орлова, Спиридова, Элфинстона и Грейга нисколько не усомнилось в необходимости решительного боя. На военном совете граф принял рискованный план Спиридова: атаковать в кильватерном строю не по правилам линейной тактики — перпендикулярно боевой линии противника, разворачиваясь бортом к туркам лишь на близкой дистанции (вплоть до «пистолетного выстрела») и сосредоточив огонь на их флагманских кораблях в надежде, что «обезглавленный» враг растеряется и запаникует.

Впрочем, кое-кто запаниковал ещё раньше: пропитанный нечеловеческим героизмом Хюсамэддин-паша перед самой битвой ощутил непреодолимое желание срочно инспектировать береговые батареи и удрал с вверенного ему флота.

24 июня (5 июля по григорианскому календарю) 1770 года атакой русского флота началось Хиосское сражение. Линейные корабли равномерно, по три, были распределены между авангардом во главе со Спиридовым, кордебаталией (средняя часть флота) под началом Орлова и Грейга, и арьергардом, порученным Элфинстону, который отстал и в битве реальной помощи не оказал. Орлов не сковывал подчинённых чрезмерной детализацией их действий в ходе боя, решив действовать по обстановке.

Румянцевская война: драма в Хиосском проливеНачало сражения в Хиосском проливе. Якоб Филипп Хаккерт

Бой получился крайне драматичным. Идущий впереди корабль «Европа» капитана Федота Клокачёва едва не напоролся на подводную скалу (по уверению греческого лоцмана) и был вынужден резко отклониться от курса. Идущий вторым на «Святом Евстафии» Спиридов издали посчитал этот манёвр трусостью — мол, не выдержали османских ядер! — и в бешенстве прокричал: «Господин Клокачёв, поздравляю вас матросом!», т. е. пообещал разжаловать капитана. Со временем ситуация прояснилась, «Европа» вернулась в строй и отважно сражалась.

Теперь первым оказался «Евстафий» под командованием капитана Александра Круза, на котором держал флаг сам адмирал. Спиридов, с обнажённой шпагой и образом св. Иоанна Воина на груди, подаренным ему императрицей в Кронштадте, открыто пренебрегал опасностью, излучая одновременно мужественное хладнокровие и боевую ярость. По его приказу на юте «Евстафия» беспрерывно звучала музыка (приказ «играть до последнего» музыканты исполнили в буквальном смысле), ей аккомпанировали артиллерийские залпы, стоны, крики и проклятия жаркого боя. Орлов уверял Екатерину: «Все корабли с великою храбростию атаковали неприятеля… но корабль адмиральский превзошёл все прочие. Англичане, французы, венециане и мальтийцы, живые свидетели всем действиям, признались, что они никогда не представляли себе, чтоб можно было атаковать неприятеля с таким терпением и неустрашимостию».

Румянцевская война: драма в Хиосском проливе
Бой «Святого Евстафия». Иван Айвазовский

Метким огнём 66-пушечный «Евстафий» зажёг 84-пушечный флагман Джезаирли Хасана (его именуют то «Реал-Мустафа», то «Бурдж-у-Зафер»). Османы же метили в рангоут и такелаж атакующих, пытаясь сделать из них неподвижные мишени. Паруса, мачты и снасти «Евстафия» действительно оказались сильно повреждены, быстрым течением его, лишённого возможности маневрировать, неумолимо сносило к горящему «турку». Вскоре корабли столкнулись и сцепились рангоутом. Пламя перекинулось на «Евстафий». Русские бросились на абордаж. Сохранилась легенда об отважном матросе, добравшемся до корабельного флага турок: османы изранили его руки, вцепившиеся в знамя, тогда он схватил полотнище зубами и даже мёртвым удержал его — подоспевшие товарищи доставили ценный трофей адмиралу Спиридову.

Вражеский корабль был взят, однако расцепиться с ним не успели: пылающая османская грот-мачта рухнула на русскую палубу, искры попали в открытую крюйт-камеру, набитую порохом, и «Евстафий» с ужасным грохотом взлетел на воздух. Через некоторое время за ним последовал корабль Хасана, с которого тот, правда, успел уйти.

В свою очередь успели покинуть загоревшийся «Евстафий», как того требовал устав, адмирал и состоявший при нём Фёдор Орлов, брат Алексея. На другой шлюпке Круз отправил 17-летнего Алексея Спиридова к графу Орлову с донесением о взятии турецкого корабля — вероятно, просто спасал жизнь второму сыну адмирала, раз уж первый умер ещё в пути. Сам Круз, верный присяге, остался со своим кораблём и чудом выжил после взрыва. Таких счастливцев набралось около шести десятков, погибших же было в десять раз больше…

Румянцевская война: драма в Хиосском проливеГибель «Святого Евстафия». Якоб Филипп Хаккерт

Тем временем османам удалось нарушить управление корабля «Трёх святителей», которым командовал Степан Хметевский. В результате огнедышащие «Святители» не по своей воле оказались зажаты меж четырёх турецких колоссов и, сражаясь насмерть, страшно расстреляли всех четверых. Раненный в голову осколком ядра Хметевский продолжал руководить адским боем. «Трёх иерархов» под командованием Грейга сразился со 100-пушечным кораблём заранее удравшего капудана-паши и так изрешетил этого деревянного монстра, что тот обратился в бегство. Из-за панической растерянности бегство удалось ему не сразу, и пушки «Иерархов» славно истерзали корму замешкавшегося противника. Потрёпанные артиллерией Хметевского османские суда тоже бросились наутёк. Наконец, ужасные взрывы «Евстафия» и его противника окончательно истребили в турках желание сражаться. В полном расстройстве они устремились искать спасения в небольшой бухте у крепости Чешмэ; по свидетельству не склонного к преувеличениям Грейга, «турецкие корабли бросились сюда в совершенном беспорядке, сталкиваясь между собою, отчего некоторые из них потеряли бушприты». Русские преследовали их вплоть до входа в миниатюрный залив.

В Хиосском проливе русские потеряли убитыми от 523 до 660 человек, из них на «Евстафии» пали 507-636 по разным оценкам. Османские потери неизвестны, однако, вероятно, они были более значительны. Между тем в результате боя обе стороны безвозвратно потеряли по кораблю, что вполне соответствовало «доктрине» лихого Джезаирли Хасана. Кроме того, побеждённые полагали, что обрели надежное убежище в узкой бухте, защищённой береговыми батареями — гяурам сюда не проникнуть, а, значит, потрёпанные корабли правоверных в безопасности.

Румянцевская война: драма в Хиосском проливе
Отступление турецкого флота в гавань Чесмы. Якоб Филипп Хаккерт

Однако это мнение было, мягко говоря, излишне оптимистичным: турецкий флот, тесно сгрудившийся, лишённый возможности манёвра, оказался попросту заперт в бухте. «Сие их убежище будет и гроб их», — резюмировал Спиридов, оценив обстановку.

В отдалении, за мачтами османских кораблей, высились минареты городка Чешмэ (Чесма в тогдашнем русском произношении). И немногим более суток оставалось до того момента, как этот городок обретёт всемирную известность.

Автор: Владислав Гребцов

1 9
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в
Сагайдак Анна Сагайдак Анна

Ну блин, Владислав, ну вы умеете заинтриговать )))
Ждём продолжения )

Ответить +1

Загрузка...

Видео

Об операции по подъёму Delfi рассказали на специальной пресс-конференции

11 сентября в Одессе состоялась пресс-конференция, на которой представители осуществлявших эвакуацию танкера Delfi компаний рассказали подробности операции.

Инфографика



перекредитування онлайн позик
Загрузка...