Главная / Статьи

 

Хроника дня

Сирия: исторические истоки Войны всех против всех

Итак, после беглого обзора религиозных воззрений ключевых общин Сирии настала пора перейти к характеристике исторического багажа их взаимоотношений.

Но сначала имеет смысл рассмотреть географическую локализацию и количественное соотношение сирийских этноконфессиональных групп.

Напомним, нынешняя Сирийская Арабская Республика (САР) соткана из территорий, населённых суннитами, алавитами, исмаилитами, шиитами-двунадесятниками и христианами различных церквей.

Традиционной цитаделью алавитов являются прибрежные районы страны – Тартус и Латакия. Компактные районы проживания сирийских христиан и исмаилитов расположены в центре. Друзы населяют гористую южную область Эс-Сувэйда. А крупнейшие города Дамаск и Алеппо до войны представляли всю многоконфессиональную палитру Сирии. На большинстве остальных территорий преобладают сунниты, причём основная часть разведанных месторождений сирийской нефти находится именно там. 


Современное этно-конфессиональное деление  

О количестве приверженцев той или иной религии в Сирии сведения весьма противоречивы. Часто встречаются данные, что мусульмане составляют около 87% населения страны, причём 74% – сунниты. Остальные 13% граждан САР, исповедующих ислам, принадлежат к различным течениям шиизма, прежде всего к алавитам и исмаилитам, хотя есть и двунадесятники. Впрочем, другие подсчёты увеличивают количество шиитов до 20% и более.

Ещё порядка 3% сирийского населения приходится на друзов. Если рассматривать друзов частью единой исламской уммы, количество мусульман в САР повысится почти до 90%.

10% христиан Сирии тоже не являются монолитной группой. В стране действуют несколько православных церквей, несколько восточнокатолических (марониты, сиро-католики, армяно-католики) и собственно Римско-католическая церкви, Армянская апостольская церковь, а также разнообразные протестантские направления. Несмотря на обилие конкурентов, православных среди сирийских христиан едва ли не половина – большей частью прихожане Антиохийской церкви.

В Сирии также есть этнические меньшинства. Крупнейшее из них – курды (около 10% населения), компактно проживающие преимущественно на северо-востоке страны в Сирийском Курдистане, хотя немало их и на северо-западе. По вероисповеданию курды в основном мусульмане-сунниты. Кроме того, среди них есть езиды (последователи монотеистической религии, в которой причудливо переплелись заимствования из зороастризма, христианства, ислама, иудаизма) и христиане.

Остальные национальные меньшинства – сирийские туркмены, армяне, ассирийцы, черкесы – невелики.

Эту пёструю мозаику ещё более усложняют выходцы из Палестины, осевшие в Сирии после арабо-израильских войн. Они те же арабы, однако, среди местного населения отношение к ним неоднозначное. Значительное их число по-прежнему проживает в лагерях беженцев. К слову, горючий палестинский материал стал первой мишенью для нынешних радикальных проповедников-исламистов, по слухам, спонсируемых неугомонными аравийскими монархиями.

Увы, исторически отношения между этноконфессиональными группами Сирии не носили безоблачный характер – в строгом соответствии с логикой Средневековья, когда религиозный фактор был определяющим при делении на «свой-чужой». Нельзя сказать, что местные жители только и занимались взаимным уничтожением, однако периодически повторяющиеся всплески жестокости накладывали свой кровавый отпечаток на образ одной общины в глазах другой.

Например, алавиты конфликтовали с друзами, хотя и те, и другие часто бывали гонимы суннитскими правителями. Правда, это не мешало обеим общинам порой приходить друг другу на выручку. Сунниты преследовали «еретиков»-исмаилитов, те, когда могли, отвечали террором (знаменитые «хашишины», засевшие в горах от Каспия до Сирии, наводившие ужас на весь Ближний Восток, были именно исмаилитами). Свою порцию гонений от суннитов получили и христиане, что не мешало тем активно ссориться между собой – слишком уж разные церкви боролись за души и прилагающиеся к ним кошельки на этой территории. Впрочем, последователи Христа во время краткого укрепления крестоносцев в регионе тоже успели отметиться репрессиями против мусульман.

Позже регион поглотила османская Турция. Но алавиты, как и сирийские христиане, были не слишком надёжными подданными стамбульских владык. Сотрудничество алавитов с Россией уходит корнями в самое начало 70-х годов XVIII века. Тогда к берегам Леванта прибыла эскадра Балтийского флота северной империи, чтобы здесь, на востоке Средиземного моря, испепелить флот империи южной. Победы адмиралов Спиридова и Грейга искренне порадовали алавитских шейхов, оказавших содействие россиянам. А спустя почти 30 лет алавиты тепло встретили французского генерала Бонапарта, когда тот вздумал через Сирию реализовывать свои антианглийские геополитические фантазии. Однако сирийский поход амбициозного корсиканца обернулся крахом, и турки-сунниты в полной мере выместили своё озлобление на алавитах.

Вообще, средневековые нравы в этих местностях Османской империи оказались на редкость живучими. В 1860 году состоялась массовая резня друзами христиан (прежде всего маронитов) в Сирии и Ливане. Турецкие власти сладко созерцали погромы, и лишь прибытие военных кораблей императорской Франции с массивными орудиями и злыми морпехами на борту побудило их усмирить разбушевавшуюся толпу. Даже в начале ХХ века суннитской верхушкой Блистательной, но давно уже не блистающей Порты были организованы дикие акции охоты на людей за «неправильную» этноконфессиональную принадлежность – жестоко пострадали курды-езиды, ассирийцы и армяне-христиане, что в определённой мере наложило отпечаток и на сирийские земли.

Кстати, в течение XVIII – XIX веков постепенно складывались и внешние связи религиозных общин Сирии: друзы получали поддержку от британцев, французы опекали маронитов, а русские оказывали посильную протекцию православным. Естественно, суннитские султаны Турции покровительствовали местным единоверцам, хотя на тот момент это было частью внутригосударственной, а не внешней политики.

После Первой мировой войны Сирия и Ливан достались Франции в качестве добычи победителя – как подмандатные территории, на владение которыми благословила сама Лига Наций, предтеча ООН. Новые колонизаторы старались учесть местную специфику и, в отличие от изобретательных и шаловливых британцев, не слишком-то пытались стравливать этноконфессиональные группы. К примеру, в межвоенный период возникли полностью подчинённые Парижу, но наделённые правами внутреннего самоуправления «государства» алавитов и друзов в регионах их компактного проживания. Однако неприязнь между общинами сохранялась: ведь многие алавиты и христиане с радостью восприняли французский контроль над этими землями, в то время как среди суннитов, исмаилитов и друзов преобладали антифранцузские настроения.


Деление Сирии по французскому мандату 

После Второй мировой войны во властном олимпе получившей независимость Сирии тон поначалу задавали сунниты, но закалённые в постоянных схватках меньшинства не позволяли благостно почивать на лаврах. Перевороты и мятежи следовали один за другим – скучать сирийцам не приходилось, даже если они того страстно желали. Тем временем массовый приток алавитов на военную службу, начавшийся ещё в период французского управления, обеспечил им неуклонный рост влияния в армейском офицерском корпусе и, как следствие, в обществе. Впрочем, в тот период религиозный фактор несколько уступил влияние политическому: интеллектуалов арабского мира охватила волна симпатий к умеренному национализму и социализму, что нашло воплощение в программе Партии арабского социалистического возрождения (Баас). Именно эта сила пришла к власти в Сирии в 1963 году и с тех пор управляла государством, причём военнослужащие из алавитов находились в руководстве на первых ролях. А в 1970 году в результате внутрипартийной борьбы верх взял отец нынешнего президента, тоже офицер-алавит Хафез аль-Асад. «Асад» по-арабски означает «лев», что было его прозвищем, ставшим фамилией. И её новый лидер оправдал с лихвой.

 

Железная хватка «Льва» покончила с чередой переворотов. Несомненно, что для нормализации ситуации в стране он в значительной степени опирался на представителей своей конфессии, однако отнюдь не только на них: на высших должностях был представлен весь конфессиональный спектр. Принципиально выстраивая светское государство, Асад прежде всего заботился о том, чтобы нейтрализовать разрушительное влияние религиозных радикалов, а не о доминировании одной общины в ущерб другим. Но и Асаду-старшему пришлось несладко: «возмутителями спокойствия» стали члены организации «Аль-ихван аль-муслимун», «Братья-мусульмане». Появившись в Египте, они быстро растеклись по всему арабскому миру, пленяя простонародье незатейливой идеологией исламского радикализма. В сравнительно короткое время «ихваны» стали самым влиятельным исламистским движением на Ближнем Востоке. В Сирии в 70-е годы они сотрясали государство своими осиными атаками, устраивая теракты с десятками жертв, убивая высокопоставленных клириков и представителей власти. Истерзанные силовики отвечали истреблением «неравнодушных активистов» и им сочувствующих.

Апогеем сирийского противостояния с «ихванами» стали события в четвёртом по величине городе САР – Хаме. В 1982 году там вспыхнуло инспирированное «братьями-мусульманами» восстание. На подавление Асад бросил армейские части, вооружённые до зубов. Обе стороны слишком много вложили в этот последний и отчаянный бой, погибли не меньше тысячи солдат и от 10 до 25 тысяч исламистов (а также, увы, мирных жителей, ставших заложниками противоборства). «Ихваны» проиграли. После разгрома в Хаме хамить президенту Асаду у них сил уже не хватало, и страна наконец-то получила мирную передышку.

Да, в Сирии воцарился мир. Но разгром экстремистов не означал их полного уничтожения. Более того, панарабизм и социализм в 1990-е годы вышли из моды – Ближний Восток охватила тяга к салафитским течениям ислама. А это сулило только одно: когда «львиная» хватка ослабеет, попытка реванша непременно будет. Ей и стало нынешнее грандиозное по размаху противостояние, об основных этноконфессиональных нюансах которого мы расскажем в дальнейшем.

Автор: Владислав Гребцов
3
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!

Новости партнёров:

Видео

Лузановка с высоты птичьего полёта

На YouTube-канале «Fly od wings», где выкладываются виды Одессы с воздуха, появился ролик, посвящённый Лузановке и району «Молодой гвардии».