Главная / Статьи

 

Материалы по теме

Новости Одессы

На Приморском бульваре одессита побили за георгиевскую ленточку (обновлено)

Активисты «Евромайдана» во главе с одним из лидеров одесского «УДАРа» Сергем Гуцалюком напали на одессита из-за георгиевской ленты под лобовым стеклом машины, которая якобы ему принадлежит.

Новости Одессы

Под российским консульством возникла потасовка между «евромайдановцами» и бойцами спецбатальона «Одесса»

Бойцы подконтрольного губернатору Одесской области спецбатальона «Одесса» не пустили активистов «Евромайдана» к зданию Генконсульства Российской Федерации в Одессе. Между сторонами возникла потасовка.

3 1
Фото

Фотовзгляд: противостояние «Евромайдана» и «Антимайдана» на Фонтане

Днём 10 апреля завязалась драка между сторонниками «Евромайдана», пикетирующими отель «Променада» на 10-й станции Большого Фонтана, где остановился нардеп Олег Царёв, и активистами Куликового поля, пришедшими на подмогу нардепу.

2 15
Новости Одессы

Активисты Куликового поля разгромили автобус с «евромайдановцами»

В качестве финального эпизода драки на 10-й станции Большого Фонтана активисты Куликового поля разбили микроавтобус, на котором пытались вывезти из зоны конфликта активистов «Евромайдана».

39 4

Хроника дня

Теория погрома: одесский аспект

От «штурма» российского консульства в Киеве до нападений на людей с георгиевскими лентами – в украинской общественно-политической жизни ключевым форматом мероприятий всё чаще становится погром – акт политически-мотивированного насилия, имеющего форму «стихийных проявлений народного гнева».

Погромная культура обрастает своими атрибутами, символами сценарными «заготовками». Иными словами, проходит весь путь от «побочного эффекта» акций протеста к самостоятельному типу политической активности – причём всё более и более популярному.

Стороннему наблюдателю, не погружённому в украинскую политическую реальность, это явление может показаться странным. Действительно, политический погром кажется чем-то совершенно бесполезным. Он не несёт никакого собственного эффекта, не достигает и не может достичь конкретных результатов в смысле тех или иных решений (ну не думали же организаторы погрома под российским консульством, что после этого Россия примет какие-то политические действия?). Но это и не требуется. Погром – во многом «вещь в себе», и проведение достаточно успешного погрома само по себе является результатом и достижением.

Смысловые и психологические корни политического погрома в принципе те же, что и у банального бытового хулиганства. Когда пьяный хулиган разбивает гипсовую статую или пишет матерное слово на свежевыкрашенной стене памятника архитектуры, он вовсе не преследует этим никаких дополнительных целей помимо самого акта хулиганства и реакции на него. Целью хулигана является возмущённая реакция общества и восхищенная — собратьев-хулиганов, которые в случае особенно удачного поступка долго ещё будут восхищённо цыкать зубом и завистливо говорить:  «Да, ну вот это ты отмочил!».

Собственно, главный смысл хулиганства в том, что хулиган тем самым доказывает: он может это сделать. Он способен выйти за рамки закона, правил, приличий и норм морали. Тем самым он как бы становится выше их – а значит, и выше тех, кто им следует. Иными словами, хулиганство – это своего рода средство самовыражения, особенно хорошо подходящее для тех, кто иных средств самовыражения не имеет. Приятный бонус – инъекция адреналина во время самого акта хулиганства.

Переходя же от «бытового» хулиганства к хулиганству политическому, мы видим в общем и целом те же мотивы, те же обстоятельства – и, в конечном итоге, те же следствия.

К примеру, знаменитый штурм Одесского горсовета был совершенно бессмысленным актом насилия, который не только не имел, но даже не мог иметь вообще никаких непосредственных политических целей. Даже если бы погромщикам удалось-таки ворваться в здание, чего бы они добились? Два десятка человек никак не смогли бы повлиять на происходящее в сессионном зале, да они и не имели каких-либо конкретных целей в этом смысле – ни одного решения, которое они хотели бы заставить депутатов принять либо, напротив, отменить.

Во времена «Евромайдана» погром стал одним из средств в арсенале людей, поставивших целью свержение государственной власти, и в этом смысле обрёл хотя бы минимальный смысл. Погромные действия — будь то захват административных зданий, насилие в отношении сотрудников милиции и политических оппонентов, откровенный вандализм и тому подобное – способствовали решению главной задачи: созданию условий, в которых эта самая власть оказывалась неспособной контролировать ситуацию в стране. И эта стратегия дала результат.

Но широкое использование этого инструмента имело и другой результат: широкие массы людей ощутили вкус к погрому, а святость цели (борьба против власти) придала погрому ореол героизма.

В дни «Евромайдана» и после него активисты откровенно гордились погромами как доказательством решительного характера своих действий, как проявлением решительности, отваги, вызова существующему порядку. Погромные действия прямо противопоставлялись пассивности невовлечённых в беспорядки масс: «Мы «коктейли Молотова» в милицию кидаем! Мы шины жжём! А вы на диванах сидите!». Более того, погромная решимость протестующих выступала как бы доказательством их внутренней свободы, готовности бросить вызов нормам «общепринятого поведения». Вспомните популярное после «Евромайдана» стихотворение «Мы никогда не будем братьями», автор которого упрекала россиян в том, что, цитируем, «У вас молчание золото, а у нас жгут «коктейли Молотова», подразумевая, что именно второй тип действий характерен для свободных людей. Дескать, мы можем устроить погром, а вы – нет. «Нация проснулась!», — с гордостью говорили погромщики, глядя на бущующие массы в центре Киева.

«Евромайдан» закончился, но люди, вкусившие запретный плод погрома, остались. Правда, в сложившейся ситуации, когда ключевая цель восстания была достигнута, погромы, казалось бы, снова потеряли всякий смысл. Но переоценка ценностей уже произошла: погром стал символом внутренней свободы, и, более того, самым простым способом показать собственную свободность. Тем более что никакого реального освобождения «Евромайдан» не принёс. Но там, где невозможно добиться чего-то по сути, нередко пытаются искать решений по форме. Именно в этой логике адепты погромной субкультуры зачастую ставят телегу впереди лошади, подыскивая (и находя!) поводы устроить очередной погром.

Ничем иным, как «облегчённой версией» погрома является распространившееся в последнее время привычка активистов материться в публичных местах. Собственно, в нормальном мире нецензурная брань на публике, а особенно в СМИ, является явлением предосудительным. Но погромщики сознательно нарушают эту норму морали, осознанно эпатируют общество. Присваивая себе право на подобные действия, погромщики как бы расширяют границы собственной свободы.

Если говорить об Одессе, то здесь погромная культура также распространяется со скоростью лесного пожара, проявляя все свои характерные черты как в положительном, так и в отрицательном смысле. Начиная от «люстрационных» визитов в Приморский и Киевский суд (который действительно неплохо бы почистить от коррупционеров) и до совершенно уже бессмысленной «охоты за георгиевскими ленточками» — организаторы одесских политических погромов в точности копируют образцы своих киевских коллег.

Дальнейшее развитие погромной культуры имеет для отечественной политики целый ряд негативных последствий.

1. Погром является наиболее простой формой политической активности. Он не требует сложной организации и концептуальной подготовки. Не требуется и серьёзная работа по мобилизации значительного числа участников: если традиционные митинги и пикеты обретают вес и значимость при участии сотен людей, то для организации погрома достаточно привлечь десяток активистов. При этом погром является куда более резонансным и «привлекательным» с медийной точки зрения, чем даже на порядок более многочисленный мирный митинг. Именно поэтому при сохранении сегодняшних тенденций погромы могут стать главным видом политической активности.

2. При этом большинство погромщиков, как уже было отмечено выше, рассматривают погром как самоцель, а формальные политические цели погрома – лишь как повод, во многом забывая о них после завершения погрома. Так было, к примеру, с визитом «евромайдановцев» на одесские пляжи: погромив владения арендаторов под крики «Слава Украине», активисты, кажется, напрочь потеряли к ним интерес. Последствия погрома были устранены в течение суток. Соответственно, погромы позволяют разрядить накопленное напряжение без всякого вреда для того, кто это напряжение создал, и являются идеальным политическим «громоотводом».

3. Ввиду того, что погромщики прикрываются политическими лозунгами, их действия в подавляющем большинстве случаев остаются безнаказанными (за исключением, впрочем, тех ситуаций, когда погромщики выходят за пределы разрешённого коридора возможностей, как это было с тем же визитом в Киевский суд, после которого один из организаторов погрома вынужден был провести ночь за решёткой). Это существенно размывает сами рамки понятия «общественный порядок» и ещё на один шаг приближает общество к состоянию полного хаоса и вседозволенности.

4. Погромы удобны также тем, что под предлогом неких политических целей (а они, как мы видели, могут быть достаточно абстрактными) можно решать сугубо прикладные, личные вопросы, в частности, «кошмарить» чиновников, на которых имеется личный зуб у конкретного организатора погрома. Или банально шантажировать те или иные структуры, вымогая у них деньги или преференции, угрожая погромом в противном случае. По слухам, именно такие цели на самом деле имеют атаки на ночные клубы, организующие концерты тех или иных «неблагонадёжных» исполнителей. Иными словами, организация погромов может превратиться в новую разновидность коррупционного бизнеса.

Подобные тексты принято завершать какими-то выводами о том, как же вернуть ситуацию в здравое русло. Увы, подобных ответов у автора этих строк нет. К сожалению, погромное движение выгодно всем: и власть имущим, вовсе не желающим, чтобы погромы сменила реальная борьба с существующими проблемами, и политическим активистам, которые могут не «заморачиваться» чем-то более конструктивным, чем погромы, и средствам массовой информации, для которых погромы являются прекрасным материалом для новостных сюжетов. Так что, похоже, погромы надолго станут неотъемлемой частью политической реальности современной Украины.

Автор: Юрий Ткачёв

4
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

????????...

Видео

Опрос: что такое формула Штайнмайера и как уладить ситуацию в Донбассе?

ТАЙМЕР продолжает узнавать мнение рядовых одесситов по поводу наиболее обсуждаемых политических вопросов.

Инфографика



????????...