Главная / Статьи

Хроника дня

Тернист и извилист брег древнего Тираса…

В Белгороде-Днестровском почти полностью разрушена береговая зона Днестровского лимана.

Когда-то, более двадцати пяти веков назад, здесь, в устье бурного Тираса, поселились первые колонисты из древней Греции. Так был основан город Тира. Позже, в ходе то и дело мелькавших завоеваний, облик города и его названия не единожды менялись. Сейчас это Белгород-Днестровский, преемник ранее более известного Аккермана.

Собственно, коренные жители и нынче называют свой город Аккерманом. Это как бы роднит нас с теми земляками, которые давно уж отошли в мир иной. Теперь мы ходим по тем улицам, которыми ходили наши предки. Мы приходим в крепость, и так же восхищаемся её грозной мощью. Мы с первыми лучами солнца появляемся на берегу Днестровского лимана и как наш давний аккерманец ловим бычка, лениво щуримся на ту сторону водоёма, где, словно белыми крохами хлеба среди зелёной топи, разбросаны  малые поселения Овидиополя и его округи. 

 

За все эти годы Днестровский лиман претерпел многое. Больше всего ему досталось от потребительских плодов деятельности человека. Рыбы с каждым годом становится всё меньше, акватория стремительно зарастает густыми плантациями водорослей, а сам лиман так и вовсе обмелел. Стал мельче он, по словам специалистов, в том числе и по причине уничтожения его фарватера по руслу Днестра. Раньше, когда из Молдавии в наши малые порты ходили караваны барж с песком, фарватер регулярно углубляли. Последний раз это было, пожалуй, четверть века назад. Если не более. Во время незначительных приливов, особенно после напористого северо-западного ветра, вода уже хищно лижет ворота лодочных гаражей. Мы ещё вернёмся к вопросу о гаражах и их обитателях….

Береговая городская зона лимана протянулась от бывшего пограничного пикета (у местных – «Красный» домик), что в так называемых Мокрых Чаирах, и до бывшего мясокомбината. Навскидку, километра четыре-пять.  Когда-то плотная прибрежная зона камыша прерывалась небольшими пляжиками. Я их хорошо помню. В воду купаться заходили, точно в десятиметровый коридор — с двух сторон обступал толстый, пятиметровый камыш. Он был настолько прочен, что мы, пацаны, его использовали вместо удилищ. Между прочим, я таким удилищем выводил полукилограммового карася, и ничего.

Камыш местные потомственные рыбаки аккуратно подкашивали, чтобы не зарастали проходы к воде. На каждом пляжике в песок была вкопана большая кастрюля без дна. На крышке кастрюли вверх дном стояла незамысловатая алюминиевая кружка. Вода с лимана, тщательно отфильтрованная песком, была чистой и очень вкусной. Рыбаки раньше юшку готовили не иначе, как зачерпнув воды огромным казаном с тихой глади лимана. На лиманской воде она считалась гораздо мягче и приятнее. Через каждые 100 метров со стороны лимана в плавни те же рыбаки ещё встарь прорыли ерики — узкие каналы для свободного прохода рыбы в плавни во время нереста.  Так было веками, я помню это…

 

Потом пришли «чужие». В середине семидесятых на плавни пошло тотальное наступление. Ерики забрасывали сором. Камыш выкосили, насыпав новый слой грунта. Пошла массовая застройка побережья гаражами. Если честно, то лодки там держали не все. В основном, мужики сбегали туда из дому, чтобы «оттянуться», побухать, поблудить вдали от суровых взоров жён. Понятно, что и криминалу прибавилось на патриархальных брегах седого лимана.

И ещё одна, действительно, беда.Город  расположен на холмах, и как бы разбит на две части: верхний город и нижний. Так вот, во время проливных дождей бурные потоки дождевых вод устремлялись в нижний город. Но природа мудра! Попадая в плотные заросли камыша плавней, стоки как бы гасились. Плавни были своего рода губкой для ливневых стоков. Оттого и близлежащие дома не подтапливались.

 

В восьмидесятых годах теперь уже прошлого века некие умники-проектанты, которые и в глаза не видели древний город и не вникали в особенности его ландшафта, с лёгкой руки местной власти (опять же, из пришлых) затеяли построить здесь два небольших микрорайона. Плавни безжалостно выкосили, перекопали, засыпали строительным мусором, закатали в асфальт. Ерики исчезли… Ещё не один год косяки обезумевшей рыбы бросались к берегу, следуя зову своих предков.

Самое отвратительное, что и с домами вышло через заднее место. Вода теперь в подвалах многоэтажек стояла по пояс. Не во всех, но стояла. Во время дождей ливни неслись в нижний город и беда, если поблизости не было очищенного ливневого протока к лиману! Все угодья владельцев частных домов подтапливались. Размокали стены строений, а глиняные — рушились. Вот этаким боком старому Аккерману вывернулась так называемая его урбанизация. И процесс продолжается…

 

Белгород-Днестровский — небольшой, но компактный, зелёный, уютный курортный городок. Несмотря на то, что его полвека «ломают об колено». Когда-то летом городской пляж был одним из самых людных мест после городского сада имени Ленина. С годами само понятие пляжа исчезло. Нынче в этом месте расположены объекты частного предпринимателя с самовозведённым причалом, от которого ходит плоскодонный речной пассажирский катер времён 70-х годов 20 века. В основном, сметливый предприниматель катером прогуливает пассажиров по лиману во время курортного сезона. С экскурсоводом, с баром и настоящим ревуном перед заходом на швартовку. А вот того, что было многолюдным пляжем, увы, нет.

Люди перестали сюда ходить. Нет, бизнесмен не закрыл им ход. Напротив, он пытается поддерживать порядок для прогуливающихся тут горожан, есть песочек, зелёная лужайка, бар, но интерес аккерманца к сему месту пропал. Более всего отталкивает народ далеко не чистая вода и, понятно, развитие курортов в соседнем посёлке Затока. Сейчас там можно вполне комфортно отдохнуть, причём, купаясь в прекрасной морской воде. Я этого, честно говоря, не понимаю. Но это, скорее, личное…

От средневековой крепости начинают свой отсчёт городские причалы. Самый древний из них — первый причал. Он расположен почти у подножия крепости. Как говорят, построен он был ещё в позапрошлом веке. Отсюда ходил пассажирский пароход в Одессу. Здесь грузились баржи, паромы и грузовые суда зерном, вином, фруктами, рыбой, солониной, мёдом, камнем-ракушечником, в общем, всем тем, на что была богата земля аккерманская.

 

Первый причал в последние годы стал камнем преткновения в жарких спорах меж некоторыми депутатами и исполнительной властью. У первых есть страстное желание его приватизировать с тем, чтобы тут же продать матёрому одесскому бизнесу, у вторых — не отдать причал на откуп. Правда, и сама власть толком не знает, что с ним дальше делать. Нынче здесь едва «жевріє» частный извоз отдыхающих к золотым пескам бугазских пляжей.

Второй причал метрах в ста от первого. Впрочем, его практически нет, ибо с недавних пор тут частные владения. Правда, надо сказать, сделано всё добротно. Отстроен крепкий дом, проложена дорога, укреплены края бывшего причала. А как напоминание, что сюда простому смертному аккерманцу «зась» — серьёзные ворота и даже шлагбаум. От второго причала к городскому пляжу ведёт узкая полоса загаженного даже не знаю чего — трудно подобрать нужное определение. Пожалуй, смеси сора и песка. Образуется небольшая как бы гавань, над которой на утёсе возвышается известная Греческая церковь. В старину, как мне рассказывал дед, звон колокола с «гречки» (местная идиома) легко нёсся над водной гладью лимана, и его было слышно аж в селе Молога, что полутора десятках километров от города.

Внизу, в скале утёса, ещё сохранились высеченные в породе склепы. Как говорят, здесь в старину хоронили людей зажиточных и уважаемых. Понятно, что с тех пор от склепов остались лишь пустые глазницы, а летом добавляется смрад, ибо народ к питию и бродяжнечеству склонный тут привычно справляет нужду. В начале прошлого века, да и ранее, в этом месте была достаточно широкая набережная. Любили здесь прогуливаться мещане и офицерство с местными черноглазыми хохотушками.

 

Четвёртый и пятый причалы отстроены уже в 20-м столетии. В советское время отсюда ходили катера и суда на водных крыльях в те же места обетованные отдыхающих на море: в Затоку, Солнечную, Лиманскую, Каролино-Бугаз. Ежедневно, через каждый час, в Овидиополь отправлялся пассажирский катер. Шёл он до противоположного берега тяжело, сердито бормоча мотором, медленно, накреняясь то на  один, то на другой бок, словно грузный еврей-астматик из гостей.

После успешного развала СССР все причалы стали беспризорными. Местный люд потихоньку порезал на металлолом навесы, поручни, ограждения. Рыбаки попробивали дыры в бетонных плитах для удобства ужения бычка.  Вся округа щедро загажена всякой дрянью. Но главное, всё это творится в какой-то сотне метров от районной государственной администрации и мемориала Славы. Можете себе представить, с каким отвращением здесь прогуливается приезжий человек.

 

После пятого причала, некогда, когда ещё функционировала воинская часть, пару тройку десятков метров занимал так называемый «военный» пляж. У огромных валунов, скатившихся с обрыва, тут летом купались солдаты. Всё дальнейшее побережье лимана в городской зоне занято самовольно построенными лодочными гаражами. 80% гаражей в настоящее время разрушены. Пройти сегодня от «военного» пляжа до мясокомбината проблематично, ибо груды битого камня, и те гаражи, что уцелели,  почти вплотную подступают к воде. Вот такой, если коротко, представляется сегодня прибрежная территория Белгорода-Днестровского. Хорошо, скажете вы, и что дальше? Всё так безнадёжно и надолго?

Я встретился с одним из немногих, для кого тема развития прибрежной зоны Белгорода-Днестровского очень близка. Начальник транспортного отдела организации дорожного движения и коммуникационных систем исполкома горсовета Виталий Литвиненко занимается тематикой рекреации и стратегии  развития побережья Днестровского лимана с 2007-го года. 

 

«В 2007-м году была проведена инвентаризация городской черты берегов лимана, — рассказывает Литвиненко. — Мы определили пригодные для дальнейшего их развития и использования для громады города. Для этого, собственно, в то время и было создано коммунальное предприятие «Аккермантуринвест». Предполагалось, что за предприятием будет закреплена часть второго причала. Если бы горсовет в лице «Аккермантуринвеста» стал совладельцем причала, то теперь от деятельности частного лица, которое заняло объект, была бы некая прибыль в местный бюджет. Однако время упущено. В своё время приглашал я специалистов из центрального учреждения, что занимается вопросами берегоукреплений речных портов. Был предложен интересный проект. В двух словах он выглядел так. От начала средневековой крепости у побережья лимана (ул. Ушакова) до первого причала построить дугообразную широкую полосу, которая вдавалась бы в лиман на 200-250 метров. Здесь можно было бы разместить комфортабельные отели, стилизованные под старину, с фонтаном, аквабусами. Думали построить добротную дорогу, озеленить участок. В образовавшейся проточной гавани предполагалось обустроить стоянку маломерных судов.  Как обычно, застарелая мозоль всех глобальных современных проектов — их финансирование. Дело замерло...»

Вообще, Виталий Литвиненко отсутствием креативного мышления не страдает. Это действительно один из немногих чиновников современного типа, который увлечён своей работой, который горячо и творчески берётся за своё дело. К сожалению, не всё удаётся…

Мы долго говорили о том, как было бы хорошо, если бы от второго причала до черты бывшего городского пляжа обустроить широкую набережную. С дорогой, с лавочками под навесом для отдыха прогуливающихся отдыхающих, с аллеей тенистых деревьев, с киосками, где торговали бы не водкой, а прохладительными напитками, мороженым. Такую же набережную хорошо бы построить и от пятого причала, в сторону мясокомбината.

 

«Ну, пока о строительстве таких мощных для нашего города проектов, понятно, что говорить разве что можно. А вот как насчёт восстановления сообщения между Белгород-Днестровским и Овидиополем?» – такой вопрос задал я чиновнику.

«Это классная идея! И очень выгодная к тому же для обоих регионов, — живо откликнулся Литвиненко. — Я был а райадминистрации Овидиополя. Там наше предложение приняли с интересом. Ведь, по сути дела, регулярное сообщение между Аккерманом и Овидиополем оживило бы обмен туристами, а главное, для нашего города дало бы дополнительную возможность сократить по времени поездки в Одессу почти на половину. Собственно, как оно и было тридцать лет назад. Скажу больше того, в планах в районе мясокомбината обустроить причал для отправки маломерных скоростных судов для сообщения с Овидиополем. Выбор этого места не случаен. Горожанам, проживающим в микрорайонах Победа и Южный, такая возможность будет привлекательной, так как новый причал расположен будет недалеко от их места жительства». 

Что сказать в завершение статьи?.. Я понимаю, что сейчас, в эти дни окаянные, говорить о развитии береговой зоны Аккермана по меньшей мере — удел мечтателя. Иные хлопоты нас захватили. В то же время, очень надеюсь, и это пройдёт тоже. В конце концов, зло уйдёт из нашей страны, а новые, инициативные, сильные духом люди вдохнут в наши проекты саму жизнь. Ну, а как иначе?

Владимир Воротнюк

9
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!

Новости партнёров:

Видео

«Нулевой тайм»: одесские футбольные фанаты атаковали болельщиков «Манчестер Юнайтед»

Вечером 8 декабря перед матчем луганской «Зари» и «Манчестер Юнайтед» на одесском стадионе «Черноморец», в парке Шевченко колонну британских болельщиков атаковали местные футбольные хулиганы.