Главная / Статьи

 

Хроника дня

Третья годовщина одесской трагедии: выводы и заключения

Мемориальные мероприятия, посвящённые третьей годовщине событий 2 мая 2014-го года, прошли без особых происшествий — и это здорово. Однако действия властей вокруг и около событий трудно назвать безупречными.

Допуск

В 2017-м году общая политика по допуску на Куликово поле существенно отличалась от того, что мы видели и в 2015, и в 2016 годах.

В 2015-м на Куликово поле пускали всех, ограничивая меры безопасности лишь обязательным прохождением через рамки металлоискателей. В 2016-м ударились в другую крайность и решили не пускать на Куликово поле вообще никого. В 2017-м же поступили принципиально иначе.

Во-первых, «куликовцам» предоставили лишь малую часть площади (что-то около четверти): вся остальная территория была перегорожена, туда никого не пускали. Кроме того, людей пускали не через два входа (со стороны трамвайного кольца и со стороны Пироговской) как в 2015-м году, а лишь через один — со стороны Канатной, хотя ещё вечером 1 мая заявлялось, что будут работать оба. В реальности же было организовано нечто вроде Г-образного коридора: люди могли зайти со стороны Канатной, пройти к Дому профсоюзов, возложить цветы — после чего им предлагалось направиться в сторону Пироговской и покинуть площадь. Более того, вход на площадь не был вполне свободным: время от времени правоохранители без каких-либо объяснений прекращали пускать туда людей.

Третья годовщина одесской трагедии: выводы и заключения

Третья годовщина одесской трагедии: выводы и заключения

Третья годовщина одесской трагедии: выводы и заключения

По всей видимости, это делалось для того, чтобы избежать слишком большого скопления людей непосредственно на Куликовом поле. Возможно, это решение будут пытаться объяснить соображениями безопасности, но это не очень соотносится с решением существенно ограничить площадь, на которой могли размещаться люди. Так что, по всей видимости, не слишком далеко от истины предположение о том, что главной целью этих мероприятий было не допустить создания неблагоприятной «картинки».

Не обошлось и без традиционных сообщений о минировании Куликова поля: по официальным данным, за день таких сообщений было шесть, и всякий раз полицейские вежливо, но твёрдо выпроваживали с площади всех присутствующих и перекрывали допуск — под предлогом проверки на предмет наличия взрывных устройств. Подобный сценарий одесситы уже видели в 2016-м году, когда под предлогом «поисков взрывного устройства» доступ на площадь перекрыли на весь день. В 2017-м году выяснилось, что на такую проверку на самом деле требуется не более 30-40 минут, после чего доступ на площадь возобновляли.

В результате всего вышеизложенного происходящее на Куликовом поле существенно отличалось от того, что мы видели в предыдущие годы. И в 2015-м, и в 2016-м году мероприятия имели скорее характер плохо организованного массового митинга: в 2015-м он проходил на самом Куликовом поле, в 2016-м — возле него на трамвайном кольце. В 2017-м же году мероприятие проходило скорее в формате процессии — вроде тех, которые происходят на Аллее Славы ко Дню Победы: люди заходили на поле, возлагали цветы и через несколько минут покидали площадь, дабы уступить место тем, кто дожидался своей очереди у металлоискателей.

В результате число людей, находившихся на Куликовом поле единовременно, было значительно меньше, чем в прошлые годы: так, в апогее акции в районе 14-15 часов дня на самой площади находилось около 1,5-2 тысяч человек, да к тому же ещё около 300 стояли в четырёх очередях к металлодетекторам. Однако следует учитывать, что состав присутствующих постоянно менялся, по оценкам автора этих строк полностью (за исключением небольшого «ядра» активистов) обновляясь примерно за час. Причём первые люди начали прибывать на площадь уже к 9 утра, а ещё в 19:00 у входа на площадь стояли желающие туда попасть.

Таким образом, официальная полицейская оценка в полторы тысячи участников мероприятий за весь день представляется существенно заниженной, и в целом в мероприятиях в 2017-м году принимали участие по крайней мере не меньше людей, чем в 2016 и 2015. Впрочем, дать более точную оценку общего числа участников мероприятий не представляется возможным.

Третья годовщина одесской трагедии: выводы и заключения

Третья годовщина одесской трагедии: выводы и заключения

Провокации

Слово «провокации» в Украине зачастую используется неправильно: провокациями называют любые агрессивные действия вне зависимости от целей действующих. Однако в данном случае мы будем говорить именно о подлинном смысле этого слова: осознанных попытках провокаторов вызвать агрессию в свой адрес с тем, чтобы в дальнейшем использовать эту агрессию как оправдание для неких ответных действий.

В первую годовщину майской трагедии провокаций практически не было. Более того, сами «куликовцы» были склонны видеть провокаторов в людях, ничего провокационного не предпринимавших: к примеру, для того чтобы попасть в «провокаторы», достаточно было иметь ленточку в цветах украинского флага на одежде.

В 2016-м году появились уже и настоящие провокаторы, рассеянные в толпе участников траурных мероприятий, цеплявшиеся к отдельным их участникам и т.п.

В 2017-м году проблема провокаций получила действительно системный характер: организованные группы представителей «евромайдановских» и праворадикальных организаций были рассредоточены по окрестностям, провоцируя участников акций агрессивными и оскорбительными для памяти погибших речёвками и т.п. Если бы им удалось добиться своего, то итоги возможного столкновения были бы явно не в пользу националистов просто ввиду соотношения сил сторон. Однако последствия вряд ли были бы особо тяжкими с учётом наличия на Куликовом поле значительных сил полиции, в т.ч. в специальной экипировке. Зато итоговая цель была бы достигнута: вспышки насилия непременно были бы широко раскручены средствами массовой информации и в дальнейшем, возможно, могли бы стать основанием для запрета аналогичных акций «куликовцев» в будущем.

Третья годовщина одесской трагедии: выводы и заключения

Третья годовщина одесской трагедии: выводы и заключения

Третья годовщина одесской трагедии: выводы и заключения

К счастью, «куликовцы» проявили немалую сдержанность и самодисциплину, да и полиция достаточно адекватно реагировала на действия провокаторов, не допуская даже минимальной возможности столкновений.

Третья годовщина одесской трагедии: выводы и заключения

Третья годовщина одесской трагедии: выводы и заключения

К слову сказать, «майдановцы» так увлеклись провоцированием своих оппонентов, что в массе своей опоздали на собственное мероприятие — панихиду по погибшим 2 мая «евромайдановцам» на Греческой площади, которое в итоге получилось, мягко говоря, немноголюдным.

Хотя действия провокаторов 2 мая 2017-го года и не имели успеха и не повлекли за собой сколь угодно тяжких последствий, закрывать глаза на проблему нельзя — особенно с учётом неблагоприятной динамики данного явления.

«Профилактическая работа»

Наиболее скандальным аспектом проведения мероприятий 2 мая 2017-го года в Одессе стало то, что замминистра МВД на вечернем брифинге назвал «профилактической работой». В реальности же эта работа заключалась в том, что с раннего утра 2 мая целый ряд активистов Куликова поля, а также одесских политиков, включая, к примеру, депутатов облсовета от «Оппозиционного блока» Саутенкова и Баранского, получили вызовы на допрос в правоохранительные органы. К другим правоохранительные органы пришли сами — с обысками, а уже после них доставили на допросы.

При этом правоохранители весьма фривольно отнеслись к ограничениям, которые накладывает на подобные следственные действия законодательство. К примеру, ст. 135 УПК Украины предусматривает, что повестка должна вручаться лицу не менее чем за три дня до того времени, когда он должен явиться на допрос — а явно не с утра того же дня.

Другие обстоятельства не оставляют места для сомнений в том, что в данном случае правоохранители воспользовались своими процессуальными правами исключительно как методом политического давления. К примеру, у активиста Куликова поля Мориса Ибрагима обыск провели… по делу о событиях 2 мая 2014-го года. Мысль о том, что некто будет три года хранить у себя дома некие улики против себя представляется не слишком разумной, однако правоохранители соображения разумности в расчёт не брали.

Третья годовщина одесской трагедии: выводы и заключения

Проще говоря, правоохранители предпочли «выключить» из процесса тех, чьё участие в нём было нежелательным по тем или иным причинам — пусть даже и весьма сомнительным с правовой точки зрения способом. Излишне упоминать, что «профилактические меры» такого рода применялись лишь к представителям Куликова поля, не предпринимавших никаких провокационных действий ни в 2015, ни в 2016 годах. Тогда как их оппоненты, действительно занимавшиеся провокациями и иными нарушениями общественного порядка в связи с мероприятиями на Куликовом поле, «профилактической работой» были «незаслуженно обойдены».

Заключение

Вот уже который год киевские власти и их местные представители усиленно пытаются найти золотую середину между двумя неприемлемыми для них крайностями: полной свободой собраний 2 мая (что приводит к совершенно нежелательному медийному эффекту) и полным запретом таких собраний (что неизбежно вызовет осуждение со стороны международного сообщества и ещё больше обозлит «куликовцев»). Очередную попытку скрестить бульдога с носорогом мы и наблюдали 2 мая 2017-го года. Эта попытка была относительно удачной с точки зрения соображений безопасности, однако весьма кособокой в плане политических трактовок и произведённого эффекта: власти и «картинку» получили, и поводов для обвинений в политическом преследовании заслужили более чем достаточно.

Пытаясь усидеть на двух стульях, киевский режим оказался в итоге на полу. Эта ситуация для него вообще характерна — и далеко не только в тех вопросах, которые касаются трагедии 2 мая.

Третья годовщина одесской трагедии: выводы и заключения

Автор: Юрий Ткачёв

12
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Новости партнёров: