Главная / Статьи

 

Хроника дня

Управлять культурой или расправляться с ней? Об Одесской балетной школе – из зала суда.

А потом удивляемся социальным катаклизмам…

Приморской суд рассматривает два иска против городского департамента культуры и туризма. С чиновниками судятся уволенные директор Одесской городской хореографической школы, заслуженный работник культуры Украины Анатолий Литвиненко и преподаватель Валентина Наваева. Оба иска рассматривает один судья – Руслан Абухин.

Уволенные не раз на протяжении многих лет становились фигурантами статей в прессе, только статьи эти были восторженные, с похвалами их творческой и педагогической деятельности. Если погасить все эмоции и сдержать нормальные человеческие реакции на явную несправедливость, вырисовывается такая картина: в ходе судебных разбирательств ясно, что оба увольнения очевидно незаконны. Но надежды на справедливый исход крайне мало. Со стороны ответчика на судебные заседания является начальник юридической службы департамента Дмитрий Сербин, истцов представляют их адвокаты. Лишняя эмоциональность, присущая артистическим личностям, работе законников помехой. А департамент, призванный вроде бы управлять культурой, почему-то творит расправу со специалистами, которые сделали и могут сделать ещё немало доброго, обучая детей искусству балета.

«Мой педагогический стаж составляет 50 лет, – волнуясь, говорит Анатолий Литвиненко. – 35 лет из них я работал директором Одесской балетной школы, ныне носящей название «Детская хореографическая школа города Одессы». Отдал своему детищу самую лучшую половину своей жизни! 21-го ноября 2013 года в 18 часов вечера меня уволили с работы.  Под большим давлением чиновников департамента культуры я вынужден был поставить свою подпись об ознакомлении с данным приказом. Заявление о согласии с указанным приказом я не писал. Полный расчёт со мною (компенсация моего директорского оклада и моей педагогической нагрузки) был выполнен лишь 28 ноября 2013 года, то есть только по истечении недели после приказа о моем  увольнении. 22-го ноября в обед юрист департамента собрал членов коллектива и зачитал им приказ о моём увольнении, а также приказ о назначении завуча школы Оксаны Анатольевны Книжник исполняющей обязанности директора школы. Приказ о моём увольнении был вывешен на всеобщее обозрение на доске информации и провисел там длительное время.

 

В течение недели Оксана Книжник в срочном порядке перевела все бухгалтерские и административные документы на свое имя. В этот же день, 22-го ноября, будучи в шоковом состоянии от происшедшего, я попал в больницу. Я находился на больничном с 22-го ноября по 2-е декабря включительно. Свой день рождения – 23 ноября – я встречал, благодаря необыкновенным усилиям департамента культуры и туризма, на больничной койке…. А потом  каждые десять дней я вынужден был посещать консультации врача-кардиолога, сдавая анализы на протромбин и кардиограмму».

Уволенный директор обоснованно полагает, что под надуманными предлогами департамент освобождал его кресло для дочери коммерческого директора «Осетринницкого комплекса», депутата Одесского облсовета от фракции «Народная партия» Анатолия Михайловича Мирошникова, Оксаны Анатольевны Книжник, не имеющей никакого (!) отношения к искусству балета и преподаванию хореографии. Однако и на управленцев бывают свои проверяющие. Литвиненко обратился в Госинспекцию по труду Украины, которая, естественно, сочла увольнение незаконным как по форме, так и по существу. Но возвращать заслуженного человека на работу с подобающими извинениями не входило ни в чьи планы.

«23-го декабря я приехал в школу забрать свои личные вещи, – вспоминает Анатолий Николаевич. – Исполняющая обязанности директора Оксана Книжник не предупредила меня о том, что приказ о моём увольнении аннулирован и я восстановлен в должности, потому что такой информации ещё не было. Она позвонила мне домой и предложила мне взять педагогические часы в школе, на что я ответил отказом. Я предложил назначить меня художественным руководителем школы с педагогической нагрузкой в одну ставку. Моё предложение было отклонено.  8 января 2014 года я получил два письма из департамента, в которых от меня требовали предоставить все мои больничные листы и объяснения, почему я не выхожу на работу (очевидно, чиновники забыли, что они меня уволили?!), в этих письмах не было ни слова о том, что меня восстановили в должности. Лишь из письма от Государственной инспекции по труду Украины, полученного мною 13 января 2014 года,  я узнал что приказ №126 от 21 ноября 2013 года –недействителен (нет моего заявления и согласия  на увольнение). Этот приказ получен мною по почте 27 января 2014 года. Что же мы видим? Приказ №131/1 об аннулировании приказа об увольнении №126 от 21 ноября 2013 года/ издан задним числом, а именно – 22 ноября 2013 года, только лишь после проверки областной инспекции по труду, признавшей приказ об увольнении недействительным. Указанная комиссия проводила проверку по моему личному делу в конце декабря 2013 года, о чём говорит письменное освидетельствование  Государственной инспекции по труду Украины. Вот почему в конце декабря 2013 года  я ещё числился уволенным, и ярким подтверждением этому стало новое расписание групповых занятий, составленное Книжник с 1-го декабря 2013 года, где уже отсутствует моя фамилия. Это расписание – тоже вопиющее нарушение трудового законодательства, так как я в это время был ещё на больничном листе вплоть до 3-го декабря 2013 года, а меня уже с 1-го декабря исключили из расписания! Приказ о моём восстановлении на работе отсутствует, я такой приказ не видел и не подписывал. Приказ №127 от 22 ноября 2013 года о назначении Книжник на должность и.о. директора до сих пор не отменён, значит, мне просто нет места в директорском кресле».

Меж тем, во всех письмах от департамента культуры и туризма, получаемых Литвиненко, самым главным вопросом стоял вопрос о его нахождении на больничном листе, и ни слова о том, что он восстановлен на работе. Лишь 27 января 2014 года по почте Анатолий Николаевич получил приказ о своём увольнении №126 от 21.11.2013 г. и второй приказ №131/1 от 22.11.2013 года  о том, что приказ об увольнении аннулирован.

Впору бы порадоваться, но на следующий же день, то есть 28-го января Литвиненко вторично уволили «за прогул в течение трёх часов без уважительных причин». О каких именно трёх часах идет речь, опальный директор так и не понял – у него ведь ненормированный рабочий день…

«Основанием для приказа о моём вторично увольнении стал акт о невыходе на работу 28-го января 2014 года, составленный без моего присутствия и моей объяснительной.  Вторым основанием для моего вторичного увольнения стало якобы согласие профсоюзного комитета школы от 28 января 2014 года», – говорит Анатолий Николаевич.

Поскольку ни заседания профкома школы за 28.01.2014 года о его увольнении, ни личного присутствия директора на таком заседании не было, Литвиненко надеялся, что суд учтёт вопиющий факт: уволили его без согласования с профкомом.

Слушайте, люди добрые, журналист, конечно, законником не является, но напрашивается вопрос: почему судья Абухин, не увидев протокола заседания профкома по спорному вопросу, вместо того, чтобы удовлетворить иск несправедливо убранного директора, переносит суд на месяц, что даёт полную возможность упивающейся вседозволенностью новой администрации школы заняться фальсификацией и подлогом  документов?.. Изготовив и оформив протокол задним числом и датировав его 28-м января, сперва не обратили внимания на такую «мелочь»: за это время состав профкома поменялся, на бумаге подписи не тех людей! Даже судья возмутился… И снова перенёс суд – очевидно, чтобы администрация успела изготовить ещё одну липовую бумагу о смене состава профкома, датированную 20-м января…

 

И стоит ли удивляться, что трое членов «карманного» профсоюза, а именно, председатель профкома школы Галина Золотовская, успешно проработавшая с уволенным директором 35 лет, и наспех переизбранные члены профкома - концертмейстер Татьяна Зубрилина  и завхоз школы Бойченко, который ни одного дня не проработал с истцом, явились в судебное заседание и подтвердили под присягой своё согласие с увольнением Литвиненко? Люди боятся не законов Украины (и даже не Бога), а своего начальства! Боятся завтра очутиться в таком же положении, как Литвиненко! А честный и принципиальный человек, концертмейстер Ирина Шеремет, заявившая, что не было такого заседания и подпись её на бумаге кем-то подделана, была осажена фразой: «Их больше!».

«Те, кто видел от директора много добра не по заслугам, а авансом, из хорошего отношения, как раз и пошли его «топить». А детекторов лжи у нас в суде пока нету… Получается, и со мной так будет – тех, кто солжёт, окажется больше, и  дело о моём восстановлении на работе будет закрыто?!» – опасается прекрасный педагог Валентина Феоктистовна Наваева, уволенная также без согласия профсоюза.

А как иначе, если не задним числом, можно было изготовить акт, датированный… 31 декабря?  Конфликт опытнейшего педагога с новым «руководителем» школы начался с несправедливо урезанной педагогической нагрузки.

«Согласно приказу директора школы Литвиненко от 26 августа прошлого года у меня была нагрузка 20 часов в неделю, – поясняет Валентина Феоктистовна. – В ноябре внезапно узнаю, что с октября мне начисляют зарплату всего лишь за 18 часов. Прошу ознакомить с соответствующим приказом Книжник – отказывается, обращаюсь в профком – на заседание она не является, прошу помощи в обкоме профсоюзов. Но не могу же я по устному заявлению лишить детей столь необходимых им часов подготовки концертных номеров – продолжаю работать по 20 часов. Это же только весьма далекий от балета человек может не понимать, что с детьми сегодня отработаешь элемент – а завтра они могут напрочь все забыть, им нужно закреплять в классе пройденное! Вторично я обратилась в обком профсоюзов в январе 2014 года, и там приняли решение: за два месяца, то есть октябрь и ноябрь, доплатить за 20 часов нагрузки, а с 1 декабря директор департамента культуры и туризма Татьяна Маркова подписала тарификацию на 18 часов. Председатель обкома профсоюзов Тамара Фомина объяснила мне: «В нашей компетенции возместить недоплату только за два месяца, остальное решать в суде». Я делаю вывод: и.о. директора Книжник не заинтересована в приказе, но требует, чтобы я работала не 20, а 18 часов в неделю. А если это провокация, результатом которой станет статья о невыходе на работу? В коллективе все следят друг за другом, доносят начальству, какая-то паранойя…Оксане Анатольевне надо было бы отменить приказ Анатолия Николаевича о нагрузке в 20 часов, но там также есть фамилии моих коллег, целый список фамилий, значит, ей нужна только я…»

 

Так вот, о новогодних приказах. На одно из последних судебных заседаний сторона ответчика предоставила интересную бумагу. В то время как в школе не было никого по причине зимних каникул, оказывается, Валентина Феоктистовна отказалась подписать приказ о 18-ти часах нагрузки, что, в свою очередь, засвидетельствовали своими подписями сама Книжник (почему-то «завуч», а не «и.о. директора»), педагоги Колесникова и Слабых.

«Если бы я была ознакомлена с таким приказом, то, как законопослушный человек, работала бы не 20, а 18 часов, – уверяет Наваева. – Но этого не случилось, так как на самом деле сей сомнительный «документ» был изготовлен задним числом для предъявления в суд! И почему же во всех последующих приказах в феврале и марте (выговоры за якобы не так заполненный журнал и увольнение) нет ссылки на этот «новогодний» приказ?».  

Что ж, следующее судебное заседание по делу Валентины Наваевой назначено на 19 августа. Литвиненко, которому уже отказано в удовлетворении его иска, готовит с адвокатом апелляцию. Трудно в нашем обществе законным способом защитить свои права, практически невозможно (за редчайшими исключениями). А потом удивляемся социальным катаклизмам…

ТАЙМЕР продолжает следить за судебными прениями.

Автор: Мария Гудыма

3
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

????????...

Видео

Пережившие кораблекрушение моряки рассказали о катастрофе и своём спасении

12 января в Одессу прибыли спасённые моряки затонувшего утром 7 января судна «Волго–Балт-214», с ними, а также с родственниками пообщался корреспондент ТАЙМЕРА.

1


????????...