Главная / Статьи

Хроника дня

В чьих интересах отмена госрегулирования цен?

С 1 июля 2017 года вступило в силу постановление Кабмина Украины об отмене госрегулирования цен на продукты питания, которое действовало с 1996 года.

Что же теперь смогут делать производители и торговцы? Во-первых, ничтоже сумняшеся ставить торговые надбавки выше 15% аж на 15 групп самых социально значимых товаров, а именно, на муку, хлеб, макаронные изделия, крупы, сахар, говядину, свинину и мясо птицы, колбасные изделия варёные, молоко, сыр, сметану, масло сливочное, масло подсолнечное, яйца куриные. Во-вторых, никто больше не заставит декларировать изменения оптово-отпускных цен на 13 групп товаров (список почти такой же), т.е. повышать цены можно будет в любой момент и без объяснений причины. Если спросите, почему подняли цены, вполне законным будет ответ: «А почему бы и нет?». Как в старом анекдоте: Почему у вас картошка по 8, если у всех по 3? Потому что 8 больше, чем 3. В-третьих, больше нет предельного уровня рентабельности производства муки и хлеба социальных сортов, а также торговых надбавок для детского питания. Ставь хоть 1000% рентабельности, если сможешь. Так что старики и дети — это наше всё. Ну и, в-четвёртых, всякая мелочь вроде отмены предельного уровня рентабельности упаковки и отмены госрегулирования цен на услуги на рынках.

В чьих интересах отмена госрегулирования цен?

В стране кризис, безработица, денег у населения нет, тарифы ЖКХ заоблачные — зачем, спрашивается, нужны такие нововведения, которые явным образом ухудшат жизнь — прежде всего, самых незащищённых социальных групп, но и не только? Раз народ интересуется, правительство объясняет для особо недоходчивых, т.е. для тех, кто почему-то не оценил его заботу о благополучии населения. Итак, оказывается, главная цель дерегулирования цен — это снижение административного давления на бизнес, устранение избыточного вмешательства государства в экономические процессы, развитие конкуренции и дебюрократизация в сфере ценообразования. Данные меры якобы должны привести к потоку иностранных инвестиций, которые и спасут экономику Украины.

Что же, не будем огульно обвинять правительство в обеспечении интересов кого-то помимо народа, а разберём произошедшее с точки зрения современной экономической теории и попробуем это сделать на человеческом языке.

Итак, первый вопрос, который автоматически возникает у любого здравомыслящего гражданина: не поднимутся ли цены? А то для чего сняли ограничение на торговую надбавку? Если бы хотели цены снижать, так можно было бы ограничение и не отменять. Отвечает премьер-министр Гройсман. По его словам, в 2016 году уже прошла проба пера в виде трёхмесячной (с 1 октября и до конца года) отмены госрегулирования цен, и ничего страшного не случилось, даже цены существенно не поднялись и темпы инфляции не усилились. Они просто остались стабильно высокими. Что такое «не усилились»? Согласно данным НБУ, инфляция на потребительские товары в октябре-декабре 2016 вполне себе росла и концу года доросла до 12,4%, тогда как по тем же данным зарплата выросла лишь на 6,5%. Это значит, что люди стали беднее вполовину. А к маю текущего года инфляция добралась до отметки 13,5% и пресс-служба НАБУ вполне резонно объяснила это подорожанием продуктов, табачных изделий и ростом тарифов ЖКХ. Так в каком тогда смысле не случилось ничего страшного? Надо говорить, что не случилось ничего хорошего, попытка отмены госрегулирования цен в конце 2016 не дала никакого положительного результата, а экономика как падала, так и продолжает падать.

Впрочем, народ не обманули. Никто ведь не сказал, что он станет богаче. Сказано было — снижение административного давления на бизнес. Т.е. бизнес (абсолютное меньшинство населения) должен стать богаче и вообще всячески развиваться. Да вот беда, на начало января 2017, как раз после окончания пилотной версии отмены госрегулирования, общее количество предпринимателей в Украине снизилось на 130 тысяч. Чаще всего закрываются предприниматели розничной и оптовой торговли, складских и транспортных услуг. А всё дело в новых нормах, согласно которым предприниматели-физлица второй и третьей групп обязаны платить единый социальный взнос даже в те месяцы, когда у них нет прибыли. Странная, если честно, поддержка. Получается, у приличной доли мелкого и среднего бизнеса нет прибыли даже когда отсутствует административное давление в виде регулирования цен. Как же так?

В чьих интересах отмена госрегулирования цен?

Не надо быть доктором экономических наук, чтобы понимать: прибыль предпринимателей напрямую зависит от покупательной способности населения, которая, согласно официальной статистике, упала катастрофически. В чём смысл отпуска цен, если у людей просто нет денег? Да что там, всё ведь видно даже по показателям задолженности населения за ЖКУ. На конец мая долг за электричество составил 3,9 млрд гривен, за отопление — 8,9 млрд гривен, за газ — 11,3 млрд гривен, за содержание домов — 2,9 млрд гривен и за водоснабжение — 1,8 млрд гривен. Минимальная продуктовая корзина же на сегодняшний день составляет примерно 1 600 грн на одного человека в месяц.

Нынешнее правительство постоянно ссылается на западные экономические теории, но почему-то не на современные, а на древние и замшелые вроде теории свободного рынка  середины XIX века. Флагманы сегодняшнего маркетинга чётко и ясно объясняют: при ограниченности покупательной способности конкурентами становятся не только производители одной группы товаров, но и все производители вообще, так как потребителю приходится решать, что он купит — еду или стиральную машину, одежду или мебель. Одновременно и то, и другое приобрести он не может. Таким образом, если отмена госрегулирования цен на продукты питания и упростит жизнь данного сектора бизнеса (хотя точно усложнит жизнь большей части трудящихся и социально зависимых), то она отберёт прибыль у других секторов и в целом лучше жить классу предпринимателей не станет.

И ещё один момент, касающийся замшелых экономических теорий. Оказывается, малый и средний бизнес сократился не только в этом году. По словам члена Всеукраинского объединения предпринимателей малого и среднего бизнеса «Фортеця» Александра Пливы, «за последние 6 лет число физических лиц предпринимателей сократилось на 699 тысяч — это 24% от общего количества».

Это уже тенденция. Так в чём она заключается? В конце XIX — начале XX века экономика свободного рынка, т.е. свободной конкуренции, в мире закончилась. Самые экономически развитые государства создали монополии, с помощью которых фактически грабили государства слабые, и до сих пор тенденция только нарастает. Такие монстры, как Kraft Foods, Nestlé, Procter & Gamble, Johnson&Johnson, Unilever, Mars, PepsiCo, Coca-Cola и небольшое количество других корпораций практически полностью монополизировали мировой рынок потребительских товаров, и Украина здесь не исключение. На транснациональные корпорации приходится более половины мировой торговли и 80% научных патентов и лицензий. 

В чьих интересах отмена госрегулирования цен?

Есть, правда, у нас и национальные монополии (владельцев которых принято называть олигархами), от чего, впрочем, малому и среднему бизнесу легче не становится. Ну, разве что национальная гордость за то, что рынок контролируется гражданином Украины, а не Германии или Австрии. Хотя, если Украина уже Европа, то и такой разницы больше нет. Понятно, что маленькое предприятие с маленькими оборотными средствами, слабыми возможностями захвата рынков и полной невозможностью заниматься научными инновациями объективно проигрывает конкуренцию монополиям и постепенно уходит в небытие. Да, существуют антимонопольные комитеты. Вот только никто и никогда ещё не видел, чтобы даже самый могучий антимонопольный комитет в самой законопослушной стране раздробил такую монополию, как, например, Procter & Gamble. Это невозможно просто потому, что с помощью финансовых ресурсов они лоббируют свои интересы в правительствах всех стран, а иногда просто ставят своих людей в эти правительства. Вспомним, откуда взялся, к примеру, нынешний госсекретарь США Рекс Тиллерсон. Верно, нефтяная корпорация Exxon и т.д. и т.п. Даже генеральный директор Украинской ассоциации поставщиков торговых сетей Алексей Дорошенко недавно заявил касательно отмены госрегулирования цен: «Переводить же ответственность только на Антимонопольный комитет по надзору за рыночными условиями в стране, где победили монополии, не эффективно». Так что они действительно победили, и это естественный результат экономического развития капитализма.

Кроме того, борьба с монополиями противоречит духу рыночной экономики, к которой так стремятся все борцы с «тоталитарным» советским прошлым. Поскольку рынок — это конкуренция, а конкуренция — это экономическая борьба, в которой кто-то проигрывает, а кто-то побеждает, победитель раньше или позже захватывает рынок и становится монополистом. Монополия — это естественный результат рыночной экономики, поэтому быть одновременно рыночником и бороться с монополизацией (ещё и с помощью госвмешательства) — это непоследовательная позиция.

Монопольным считается положение, при котором компания занимает 35% рынка, поскольку в таком случае у неё нет значительных конкурентов. Но доля занятого рынка может быть и меньше, если доли конкурентов незначительны. Также монопольной можно считать такую ситуацию, когда совокупная доля не более чем трёх субъектов хозяйствования на одном рынке превышает 50%, а совокупная доля не более чем пяти субъектов хозяйствования — 70%. 

Вот и давайте посмотрим, кто занимает рынок тех продуктов питания, на которые правительство отпустило цены, и ряда других, но тоже очень важных. Данные нашлись за несколько последних лет, так что соотношения могли некоторым образом поменяться, но общая картина, безусловно, остаётся неизменной.

Детское питание: 80% продукции импортируется. 75% процентов импорта занимают Danone, Friso и Nestle. 25% находятся в руках Hipp, Bebi и Humana.

Курятина: «Мироновский хлебопродукт» (МХП) — 52% рынка.

Яйца: «Авангард» — 49% рынка.

Молоко: «Молочный альянс» — 22% рынка.

Сыр и сырный продукт: «Альмира» — 23% и «Терра фуд» — 17%.

Йогурты: Danone — 74%.

Безалкогольные напитки: Coca Cola — 32%, PepsiCo — 18%.

Соки: PepsiCo, «Витмарк», TB Fruit — более 73% рынка.

Кроме того, 25% рынка розничных продаж продуктов питания удерживают такие крупные сети, как АТБ, Фоззи (Сильпо), Метро и Ашан.

В чьих интересах отмена госрегулирования цен?

Таким образом, вопрос, в интересах кого принято решение об отмене госрегулирования цен, как бы сам собой отпадает. Малый бизнес всё равно сильно поднимать цены не может, иначе тут же будет съеден монополиями, у которых есть ресурс даже для временного искусственного занижения цен (чем они регулярно пользуются для захвата рынков), а становящийся всё беднее и беднее пролетарий-потребитель проиграет при любых раскладах. Либо ради сохранения качества своего питания он станет покупать меньше других товаров (в том числе, ещё сильнее вырастет долг за ЖКУ), либо производитель начнёт фальсифицировать свою продукцию, т.е снижать её качество (для монополии это не проблема, раз нет конкуренции), чтобы сохранить объем рынка при уменьшившейся покупательной способности населения. Фальсифицированные продукты неизбежно ухудшат здоровье, что повысит спрос на продукцию фармацевтики, тоже производимую преимущественно олигархическими монополиями. Так начинается цепная реакция смерти среднего класса.

Нам же осталось лишь рассмотреть, что будет с иностранными инвестициями. Правительство утверждает, что повышение цен (которого, по словам Гройсмана, не произойдёт) увеличит рентабельность производства, и в него тут же начнут вкладывать деньги иностранцы. Инвестиции же дадут общий рост экономики, новые рабочие места, зарплаты и т.д., что теоретически компенсирует все вышеуказанные потери. Надо потерпеть ещё чуть-чуть, а потом заживём.

Что же говорит современная экономическая теория об иностранных инвестициях, кроме того, что с их помощью контролировать экономику Украины будут иностранцы? Инвестор — не спонсор, он приходит только тогда, когда можно получить прибыль. Прибыль иностранец будет выводить к себе на родину в соответствующей влюте – долларе или евро, но уж никак не в гривне. Чтобы вывести доллары и евро, их надо получить в банке в обмен на гривны, полученные в виде прибыли от торговли в Украине. А откуда в украинском банке доллары и евро? Только от продажи отечественных экспортёров товаров за рубеж. Конечно, это ещё могут быть кредитные деньги, но мы же не подумаем, что народное правительство отдаст олигархам полученные от ЕС или МВФ деньги на реформы. Поэтому исключительно экспорт.

В чьих интересах отмена госрегулирования цен?

Согласно данным Госстата, в первом квартале 2017 сальдо экспорта/импорта у нас отрицательное. Это значит, что валюты больше уходит, чем приходит, т.е. её не хватает не только на прибыль инвесторов, но и на импорт необходимых иностранных товаров, а без кредитов вообще жизни нет. В такой ситуации, когда нечем выводить прибыль, инвестор не то что деньги вкладывать не станет, он их обязательно заберёт обратно, что и видно, например, по уходу с украинского рынка сети крупного австрийского ритейлера BILLA. Интересно, кто займёт освободившуюся нишу — Ашан, Фоззи или мелкий фермер из Винницкой области?

Малому и среднему бизнесу нужно хорошо усвоить, что при капитализме, в котором мы живём, для него места нет, и не радоваться инициативам правительства, направленным якобы на его развитие. Капитал — самовозрастающая стоимость, поэтому бороться за превращение крупных собственников в мелких никто не будет, да это и глупо. Разделение же на монополистов-олигархов и наёмных работников идёт объективно и неумолимо, и никакие очередные избранные в парламент представители крупного бизнеса никогда не решат эту проблему, т.к. они и не хотят, и не могут. Борьба же за права трудящихся ведётся не на митингах и не на выборах, а совсем иными методами.

Павел Волков 

5
Скачивайте мобильное приложение ТАЙМЕРА для вашего мобильного телефона на iOS или Android!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

Новости партнёров:

Видео

Бандитский налёт на «7-й километр»: опубликовано видео

В распоряжении редакции ТАЙМЕРА оказалась любительская видеозапись вооружённого ограбления киевских предпринимателей на промрынке «7-й километр» утром 10 июля.

1