Главная / Статьи

 

Материалы по теме

Статьи

Война-1877. Шипка-Шейново

Успехи русских войск на западе Болгарии побудили российское командование попытать счастья и в центре. Его главнокомандующее высочество великий князь Николай Николаевич потребовал, чтобы отряд Радецкого освободил Шипкинский перевал.

8
Статьи

Война-1877: Троянская война генерала Карцова

Павел Петрович Карцов (Карцев) не принадлежит к числу широко известных генералов Российской империи. Тем не менее именно на его долю выпал сказочный успех преодоления Балкан по почти непроходимому Троянскому перевалу.

6
Статьи

Война-1877: шипы Шипки

ТАЙМЕР продолжает повествование о великих и страшных событиях 140-летней давности на Балканах. Но прежде чем подробнее остановиться на событиях морозного декабря 1877-го, нам необходимо ненадолго вернуться в жаркий август того же судьбоносного года.

6
Статьи

Война-1877: роковая Плевна

Есть в Болгарии город Плевен (прежде именовавшийся в наших широтах Плевной, а по-турецки — Плевнэ). К слову, весьма симпатичный. Но главная его изюминка — не набор зданий, украшающих центральные улицы. Отнюдь. Главное, что манит туристов в этот город, — его легендарное прошлое. Плевенская эпопея 1877 года.

1 7

Хроника дня

Война-1877. Дважды Забалканский

За переход Балкан во время русско-турецкой войны 1828-29 годов российский военачальник Иван (он же Ханс Карл) Дибич получил почётный титул Забалканского. Спустя полвека Иосиф Гурко за один год одолел Балканы два раза, летом и зимой. Титула он не получил и просто остался в истории Дважды Забалканским полководцем.

Вообще-то перейти горы не так уж мудрено. Даже армии. Но в разгар зимы с Балканами этого не случалось, тем более когда удобные перевалы наглухо заблокированы вражескими войсками. Однако же 25 (13) декабря Западный отряд первым из русской армии бесстрашно выступил в заснеженные скалы.

Война-1877. Дважды ЗабалканскийИ. В. Гурко, В. В. Каталей, Н. Н. Вельяминов

Гурко и главком Николай Николаевич предпочли обход неприступных араб-конакских позиций турок с запада, хотя восточный рывок мог вывести русские войска на дорогу к Адрианополю — крепости, прикрывающей путь на желанный Царьград. Этот же манёвр отрезал араб-конакскую группировку от других сил османов в южной Болгарии. Но турки могли откочевать в ближайший крупный город, Софию, и организовать там оборону наподобие плевенской. София как тыловая база полна различными припасами, которых при умелой обороне хватит надолго. Ещё одной длительной осады в условиях нарастающего негодования Англии и раздражения Австро-Венгрии никто из русского командования не хотел. Потому решили обходить с запада — по Чурьякскому (главные силы, вверенные потомственному русскому офицеру, этническому украинцу из-под Нежина генерал-лейтенанту В. В. Каталею) и Умургачскому (колонна генерал-лейтенанта Н. Н. Вельяминова) перевалам. Правда, восточнее, из Этрополя, тоже выдвигался сравнительно небольшой отряд во главе с генерал-майором В. Д. Дандевилем. Он должен был попытать счастья на самом неудобном маршруте — у горы Баба.

Инструктируя солдат и офицеров перед выступлением, Гурко обратил особое внимание на действия в бою стрелковыми цепями вместо густых колонн, подчеркнул важность огневой подготовки атаки, поиска укрытий на местности и охвата с флангов, ибо «турки не любят обходов» (а кто их любит?). Быстрый ум Иосифа Владимировича обобщил практические навыки этой войны в здравые рекомендации по новой тактике боя. Ещё два месяца назад под Горным Дубняком тот же Гурко ратовал за штыковой удар — мол, враг «нашего ура не выносит». Теперь же штык, обожаемый русскими полководцами со времён Петра I, под влиянием скорострельных нарезных ружей уходил на второй план.

Увы, тратить патроны так же активно, как неприятель, солдаты всё равно не могли: взять с собой в обледенелые горы достаточное количество боеприпасов было невозможно. Пушек пришлось брать по 4 на батарею (половинный состав). Орудия распределили по ротам, люди должны были тянуть их на себе. Снаряды бережно раздали на руки. Притом солдатам выдали лишь половинную норму сухарей на пять дней и мяса на три. Подходящей тёплой одежды и обуви, разумеется, не было. Не хватало даже совершенно необходимых лопат и топоров. К счастью, окрестное болгарское население, невзирая на собственную бедность, предоставило инструменты, транспортные средства, буйволов, лошадей, проводников и тысячи добровольцев для расчистки снежных заносов.

Война-1877. Дважды Забалканский

Люди шли вверх, навьюченные, как ламы в Андах. Под пение вечной «Дубинушки» 30 человек тащили орудие, 50 человек — заряды к нему. Остальные тянули на себе ружья всей роты. Впереди шли особые подразделения и делали насечки — дорога изрядно заледенела, и таким образом сапёры обеспечивали более-менее сносное движение. Кроме того, приходилось расчищать огромные сугробы. Нижние чины и офицеры, сталкиваясь с всё новыми трудностями сначала при восхождении, а затем при не менее сложном спуске, демонстрировали отличную сообразительность, позволявшую сходу решать непредвиденные проблемы.

Продвигались медленно. Гурко планировал перевалить на юг Балкан за двое суток, реальность оказалась несравненно суровей. Изнурение людей было невероятным, некоторые умирали от перенапряжения. Ночевали под открытым небом. Вдобавок время от времени растянувшуюся над пропастями «змею» войск буквально накрывал жуткий снежный буран. Солдаты откапывались и ползли дальше. В указанное в диспозиции время, 26 декабря, в Чурьяк (Чурек) спустились только могучие лейб-гвардейцы Преображенского полка. На следующее утро к ним присоединились Кавказская казачья бригада и Козловский пехотный полк.

Тогда же, 27 декабря, в Чурьяк прибыл и сам Гурко. Во время перехода кипящий энергией 49-летний генерал был прекрасен: грыз положенные по солдатскому пайку сухари, ночевал в шинели, мёрз на ветрах и скользил по кручам, не меняя спокойного, уверенного выражения лица и не забывая ободрять подчинённых. Не все офицеры были счастливы трудностям адова перехода, но непреклонный Гурко пригрозил с позором отправить в тыл каждого, кто дрожит или ропщет. В результате даже хлипкие душой господа, мечтая о финьшампане и жареных перепелах, смирились и жевали что было, наслаждаясь горными пейзажами на свежем воздухе с температурой до минус 20°.

Когда передовые части оказались к югу от Балкан, их командир медлить не стал — солдаты и казаки быстро очистили ближайшие деревни от мелких турецких отрядов. А главные силы всё ещё шли по коварному перевалу. Порой снежные демоны насылали на невольных «альпинистов» страшные бури. Люди страдали от пронизывающих ветров и колючего снега, жалящего лицо, падали в пропасти, замерзали, получали обморожения, мучались от воспаления лёгких. Но шли. И тянули на себе пушки. Всё же им было чуть легче — авангард худо-бедно проложил путь.

Война-1877. Дважды ЗабалканскийП. О. Ковалевский. Генерал Иосиф Гурко на Балканах

Зато сильно досталось идущей справа от основных сил колонне генерала Вельяминова. Ещё в низине солдат накрыл ливень, после чего они, промокшие, стали карабкаться наверх, в крепкий мороз. По воспоминаниям участника похода, в его части не было ни одного топора, чтобы нарубить дров и развести спасительный костёр. Разобранные орудия тянули со скоростью 160 метров в час. Двигаться по расчищенной тропинке средь глубоких снегов приходилось гуськом, а метели были таковы, что сбивали с пути проводников-болгар, знавших эти горы с детства. Снежная буря буквально выморозила две сотни воинов Архангелогородского полка…

И вот, 30 (18) декабря, дожевав последний сухарь, отпущенный по голодной норме, «гурковцы» двух западных колонн накрепко обосновались на южных склонах доселе неприступных зимою Балкан. Потери, конечно, были, но в целом, если отринуть человечность мирного времени и судить сугубо с точки зрения жестокого искусства войны, не слишком тяжёлые.

Чудо свершилось.

То, что это было чудо, иллюстрирует судьба третьей, восточной колонны, двинувшейся к вершине Баба. Командовал колонной Виктор Дезидерьевич Дандевиль, точнее д’Андевиль, поскольку он был сыном пленённого в 1812 году француза, навсегда оставшегося в России и превратившегося в… оренбургского казака. Увы, на перевале Бабы-горы генералу-полуфранцузу не повезло. Не выручила даже помощь 720 болгарских добровольцев во главе с Георгием Цариградским, явившихся по его зову с кирками и лопатами расчищать метровые сугробы на горных тропах. Снежная буря, какой не помнили местные старожилы, едва не сожрала живьём Псковский полк, шедший в авангарде, и Дандевиль скрепя сердце приказал людям отойти в низину. 5-тысячная колонна потеряла 879 человек. Оправдываясь, он написал Гурко, что предпочитает сражаться «хоть с чёртом, но не с вьюгой на высоте 5 000 футов», особенно в отсутствие «землянок, сапёров, шанцевого инструмента и даже дров». Чуть позже, помогая «братушкам», болгары, часть из которых тоже заболела, откопали и вернули из снежного плена потерянные при отходе орудия.

Дандевиль продолжил наступление, но двинулся через Златицкий перевал, находившийся в русских руках вплоть до самых его ворот на юг. Турки, которые там должны были остановить наступление противника, уже не представляли серьёзной угрозы: едва узнав о концентрации Западного отряда у себя в тылу, Шакир-паша решил немедля уводить вверенную ему Орханийскую армию с араб-конакских позиций, логично опасаясь окружения. И ошалевший от происходящего Стамбул дал на это своё добро.

Война-1877. Дважды ЗабалканскийПамятник победы на Арабаконакском перевале

Гурко, выдвинув отряд Вельяминова на запад, в направлении Софии, где засели крупные силы врага, всё-таки попробовал настигнуть отступающих османов на востоке и бросил свои колонны на перехват. Правда, организовать их нормальное взаимодействие в силу ряда объективных и субъективных причин не удалось. Кроме того, Шакир загодя выставил заслон — отряд Бекера-паши, занявшего выгодную для обороны позицию у Ташкесена. Этот паша был ещё одним подарком «владычицы морей» туркам — британец Валентайн Бэйкер, надев феску, не перестал быть британцем. В том числе для англоязычных историков.

А англоязычные историки — самые победоносные в мире. Ни одна армия не выигрывала столько сражений, сколько они. Поэтому в их интерпретации бой у Ташкесена выглядит прекрасным сопротивлением 2-3 тысяч османов во главе с английским львом-генералом 24-тысячному русскому войску. Десять часов турки только и делали, что с блеском отбивались от наседающего врага, и затем бодро отошли. При этом, по убеждению трогательных в своей беспристрастности британцев, наступавшие потеряли раза в два-три больше, чем обороняющиеся. Впрочем, англичане вскользь признают, что при отходе вспыхнула небольшая паника, а раненые были почему-то брошены. Но на оценку боя сии казусы не влияют: в самой мягкой трактовке это «пиррова победа русских», которая не помешала героическому Бэйкеру выполнить задачу и заслонить собой отступление армии Шакира-паши. А диверсионная группа, направленная Бэйкером ночью, даже подожгла деревню, когда там разместились русские, в отместку за то, что болгарские селяне устремились добивать брошенных османами раненых.

В чём нет разногласий между российской/болгарской и англоязычной (а вслед за ней и всей западной) историографией, так это в том, что наступать приходилось на сильно укреплённые, толково обустроенные позиции в снегу выше колена. Однако русские дружно утверждают, что никакого сверхъестественного сопротивления они там не встретили, в отличие от той же Плевны. Численное преимущество действительно было большим (4 тысячи против 15 тысяч), но оно уравновешивалось выгодами турецкой позиции и неблагоприятными для атаки погодными условиями. Русские части действовали разрозненно, некоторые из них так и не приняли участие в бою, а наибольший вклад в несомненную победу внёс генерал-майор Оттон Егорович Раух и его доблестные солдаты.

Война-1877. Дважды ЗабалканскийВ. Д. Дандевиль и О. Е. Раух

Правда, минусом Отто фон Рауха была истинно немецкая педантичность: выйдя на ударные позиции поближе к неприятелю после полудня, он потратил два часа, спрашивая Гурко, не присутствовавшего на поле сражения, можно ли ему наступать дальше. Получив разрешение, Раух по-умному, цепями, бросил бойцов на врага, используя природные укрытия, поливая противника ружейным и орудийным огнём и пытаясь охватить с фланга. В итоге турки оказались сбиты с оборонительных позиций, а снаряд, угодивший в их склад боеприпасов, и вовсе вызвал закономерную панику. Однако добить не удалось из-за двух потерянных часов короткого дня 31 декабря — место битвы давно окутала густая тьма. Русские источники говорят о потере в этом столкновении 562 человек. Урон османов оценивается ими примерно в 800-1000 (причём первая цифра совпадает с турецкими оценками). Бекер-паша отступил резво, забыв от такой нервотрёпки, что арьергард Орханийской армии ещё не успел выйти на равнину, и на одном дыхании промаршировал 19 километров в ночном мраке без привалов, подальше от страшных любому английскому джентльмену русских варваров.

Возможно, дело обстояло не столь гладко, но британским историкам в этом случае точно доверять нельзя. Они изнемогают от величия единокровных собратьев, где бы их ни обнаружили, и это пагубно отражается на британских исследованиях. Однако вне зависимости от желания англичан, нежно симпатизировавших туркам, все перевалы на западе Балкан отныне перешли под русский контроль. Избегая окружения, лишившаяся боевого задора Орханийская армия быстро катилась по направлению к Филиппополю (Пловдиву). Правда, в перестрелке у села Петрич шальные пули насмерть сразили двух русских генералов — Василия Васильевича Каталея и Дмитрия Алексеевича Философова.

Война-1877. Дважды ЗабалканскийГвардейский памятник в Софии с именами павших генералов В. В. Каталея и Д. А. Философова

Пока Раух выбивал Бэйкера из Ташкесена, на выдвинутый к Горному Бугорову (Горни-Богров под Софией) отряд Николая Николаевича Вельяминова (4200 человек) обрушились вдвое превосходящие османские силы. Но солдаты не дрогнули, а их командир организовал отменную оборону, о которую в щепы разбились турецкие атаки: потеряв всего 269 человек, Вельяминов обратил в бегство врага, чей урон многократно превышал его собственный. Гурко решил оставить до поры отступающую армию Шакира и ударить по скоплению турецких таборов в Софии, дабы не дать возможности превратить её в новую Плевну, тем более что командовал там… Осман Нури-паша! Правда, совершенно другой. А его тёзка, блестящий Гази, наслаждался в этот момент всеми плюсами жизни пленного маршала в России.

Чувствуя себя почти окружённым страшным «Гяурко-пашой», комендант города не стал упрямиться и благоразумно ударился в бега вместе со своими таборами, бросив припасы и растеряв по дороге 6 тысяч раненых и больных, которых русским пришлось откармливать трофейными припасами. С ним бежала масса местных мусульман. Перед отходом Осман хотел сжечь Софию, но иностранные консулы, находившиеся там (итальянец Витторио Позитано, француз Леандр Лё Гэ и австриец Йозеф Вальдхарт), брезгливо поморщились, и сожжение не состоялось. За это в нынешней столице Болгарии дипломаты увековечены улицами, названными в их честь. В деле спасения города особенно усердствовал Позитано — в короткий, но смутный период междувластия он организовал борьбу с пожарами и мародёрами, за что удостоился русского ордена.

4 января 1878 года Кавказская казачья бригада, а за ней весь отряд Рауха вступили в Софию. Ликование православных болгар, как и всюду, было неописуемым, Гурко увенчали лаврами триумфатора.

Война-1877. Дважды ЗабалканскийБюст И. В. Гурко в Софии

По случаю освобождения города счастливый «генерал-спартанец» обратился к своим подчинённым: «Взятием Софии завершился блестящий период нынешней войны — переход через Балканы, в котором не знаешь чему больше удивляться: храбрости ли, геройству ли вашему в сражениях с неприятелем или выдержке и терпению, с которым вы переносили тяжкие невзгоды в борьбе с горами, стужей и глубоким снегом… Пройдут годы, и наши потомки, которые посетят эти суровые горы, торжественно и с гордостью скажут: здесь прошло русское войско, воскресившее славу суворовских и румянцевских чудо-богатырей».

Великий Гурко оказался прав. Прошло уже 140 лет, но мы с огромной гордостью за предков-героев говорим: гурковские солдаты, одолевшие неприступные зимние Балканы и принёсшие свободу Болгарии, в полной мере воскресили славу чудо-богатырей времён Румянцева и Суворова.

Автор: Владислав Гребцов

7
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

????????...

Видео



????????...