Главная / Статьи

 

Материалы по теме

Статьи

Война-1877. Шипка-Шейново

Успехи русских войск на западе Болгарии побудили российское командование попытать счастья и в центре. Его главнокомандующее высочество великий князь Николай Николаевич потребовал, чтобы отряд Радецкого освободил Шипкинский перевал.

8
Статьи

Война-1877: Троянская война генерала Карцова

Павел Петрович Карцов (Карцев) не принадлежит к числу широко известных генералов Российской империи. Тем не менее именно на его долю выпал сказочный успех преодоления Балкан по почти непроходимому Троянскому перевалу.

6
Статьи

Война-1877. Дважды Забалканский

За переход Балкан во время русско-турецкой войны 1828-29 годов российский военачальник Иван (он же Ханс Карл) Дибич получил почётный титул Забалканского. Спустя полвека Иосиф Гурко за один год одолел Балканы два раза, летом и зимой. Титула он не получил и просто остался в истории Дважды Забалканским полководцем.

7
Статьи

Война-1877: шипы Шипки

ТАЙМЕР продолжает повествование о великих и страшных событиях 140-летней давности на Балканах. Но прежде чем подробнее остановиться на событиях морозного декабря 1877-го, нам необходимо ненадолго вернуться в жаркий август того же судьбоносного года.

6

Хроника дня

Война-1877: роковая Плевна

Есть в Болгарии город Плевен (прежде именовавшийся в наших широтах Плевной, а по-турецки — Плевнэ). К слову, весьма симпатичный. Но главная его изюминка — не набор зданий, украшающих центральные улицы. Отнюдь. Главное, что манит туристов в этот город, — его легендарное прошлое. Плевенская эпопея 1877 года.

Среди красот исторического центра в глубине небольшого сада расположился внешне мало примечательный особнячок — дом-музей русского императора Александра II. 10 декабрьских дней мучительного и победного 1877-го в нём квартировал первый русский военный губернатор Плевны Михаил Дмитриевич Скобелев. А вот храму-памятнику в честь павших в боях за Плевну воинов русской и румынской армий не отказать ни в монументальности, ни в роскоши. С 2007 года город украшает эффектная конная статуя «белого генерала» у входа в мемориальный парк его имени. В самом парке Скобелева, поодаль от могил павших солдат и офицеров, высится здание панорамы «Плевенская эпопея». Когда-то высоты, где расположен парк, занимали два турецких редута. Это был ключ к Плевне, но взять его было невероятно трудно: перед высотами — огромное гладкое поле, легко простреливаемое и орудиями, и винтовками… Впрочем, обо всём по порядку.

Война-1877: Роковая ПлевнаПамятник М. Д. Скобелеву в Плевене

До появления в Плевне отряда Османа-паши данное местечко никого особо не интересовало. Турецкий полководец преподнёс этот сюрприз, получив султанское разрешение на энергичные действия. Осман попытался пробиться на помощь осаждённому Никополю, однако оборонявший город Хассан-паша не желал сражаться до последнего, считая эту войну авантюрой. В результате покладистости никопольского коменданта глава Западного отряда русской армии генерал-лейтенант Н. П. Криденер неожиданно легко овладел мощной крепостью. И возрадовался. Допустив некоторое «головокружение от успехов».

Вылилось сие недомогание в пренеприятнейшую историю. Узнав о сдаче Никополя, Осман быстро занял Плевну, где начал укрепляться, грамотно используя все выгоды местности. Засевший в городе отряд нервировал великого князя Николая Николаевича и Ко, поскольку они тут же озаботились безопасностью своих коммуникаций (в предыдущей части повествования ТАЙМЕР уже отмечал: российский штаб с таким упоением тратил войска на повсеместное расположение заслонов и прикрытий, что на наступление силёнок едва хватало; это предрешило безрезультатность первого перехода через Балканы в 1877 году). Криденер бросил на Плевну 8600 человек при 46 полевых орудиях (командир — генерал-лейтенант Ю. И. Шильдер-Шульднер), надеясь после никопольской удачи, что особых проблем не возникнет.

Если главный расчёт наступления заключался в том, что турки устанут выговаривать фамилию бравого русака Шильдер-Шульднера и, оконфуженные, в панике отступят, то он не оправдался. Генерал разделил и без того немногочисленный отряд, не наладив должного взаимодействия между двумя частями. По приказу отца-командира пехота атаковала турок в лоб сомкнутыми рядами, неся громадные потери. Солдаты дрались с отчаянным мужеством, отдельным частям Вологодского и Архангелогородского полков удалось прорваться на плевненские улицы... Но Осман поднапрягся и опрокинул наступающих. В «первой Плевне» 20 (8 по старому стилю) июля у русских, согласно их данным, выбыло из строя 2400-2800 солдат и офицеров или 4 тысячи по оценкам противника. Турки лишились 2000 по русским сведениям, сами же они оценили свой урон в тысячу человек.

Война-1877: Роковая Плевна
Н. П. Криденер и Ю. И. Шильдер-Шульднер

В глазах российского командования, под влиянием неудачи увеличенных строго по поговорке, сравнительно небольшое соединение Османа-паши превратилось в многочисленную армию. Теперь тяготы освобождения Плевны взял на себя лично барон фон Криденер. Возглавляемые им силы ощутимо превосходили неприятельские. Данные о численности войск, как и об их потерях, разумеется, разнятся, но недалёкими от истины представляются такие оценки: 32 тысячи русских при 140-170 орудиях отправились бить 23 тысячи турок, имевших 50-60 пушек. Аскеры судорожно пытались укрепить свои позиции — им не хватало всего, вплоть до шанцевого инструмента, однако они упрямо терзали болгарскую землю штыками, пытаясь прокопать траншеи и соорудить редуты.

Кроме того, у Османа-паши был скрытый резерв — Осман-паша. А Криденеру приходилось ограничиваться лишь Криденером. 30 (18) июля 1877 года это соотношение сил крайне пагубно сказалось на русской армии. Наступавшие, невзирая на тяжелейший урон, поначалу вновь добились успеха, сбив самоотверженно обороняющихся турок с передовых позиций, однако в конечном итоге откатились назад; многочисленная российская артиллерия действовала крайне вяло. В итоге русские потери составили 7,3-8 тысяч, турецкие же ограничивались 1,2-2 тысячами.

«Вторая Плевна» уже походила на разгром — по сравнению с Криденером Шильдер-Шульднер со своим скромным результатом казался Цезарем. Барон в генеральстве, подобно мещанину во дворянстве, мучительно искал способы возвысить себя и нашёл их в сказках собственного изготовления о двукратном численном превосходстве врага. Потрясённый царь приказал отмобилизовать и перебросить на дунайский фронт Гвардейский и Гренадерский корпуса. Для сбора гвардейцев в Петербург был отряжён Иосиф Гурко, живая легенда недавнего перехода через Балканы, что сильно ослабило армию. А резервы эти всё равно могли появиться на полях сражений только полтора-два месяца спустя.

Война-1877: Роковая ПлевнаВ. В. Верещагин. Перед атакой. Плевна

И тут главнокомандующее высочество повело себя поразительно: сын императора Николая I почти взмолился о помощи, обращаясь к румынскому господарю Каролю. Румынский домнитор (господарь), естественно, немец, в миру Карл Гогенцоллерн-Зигмаринген, и в каком-то смысле Николай Николаевич просил его как единоплеменника и родственника — если бы просил с достоинством. Но прозвучало это фантастически: Российская империя устами царского брата едва ли не умоляет Объединённое княжество Валахии и Молдавии срочно прийти на выручку, ибо «наших бьют».

80-летний шеф внешнеполитического ведомства князь А.М. Горчаков не жаловал прямое участие румын в боевых действиях: заковыристая линия российской дипломатии традиционно основывалась на формуле «как бы чего не вышло». И действительно — у неё редко чего выходило, так что совсем нерабочей формулу признать нельзя. После «второй Плевны» перепуганный монарший родич проигнорировал мнение престарелого канцлера, а 40 тысяч молдаван и валахов поспешили на помощь. За румынскими солдатами нынче закрепилась неважная репутация: её портят излишне впечатляющие достижения румын в обеих мировых войнах. Однако в 1877-м они оказались достойными союзниками — Румыния сражалась за свою свободу.

Чтобы затруднить сообщение Османа-паши с южной Болгарией, откуда он черпал подкрепления и боеприпасы, было решено атаковать город Ловчу (Ловеч). Для этой цели выделили 23 тысячи человек под началом князя Александра Имеретинского; в отряде нашлось место и ранее «бесприютному» генералу М. Д. Скобелеву, которого назначили командовать одной из двух наступающих колонн. Турки сопротивлялись яростно, но их было лишь 8 тысяч, а среди атакующих генералов не оказалось глупцов. В результате трёхдневных боёв Ловеч был освобождён 3 сентября, уцелевшие его защитники спешно отступили в Плевну. По русским сведениям, только убитых противников было похоронено 2220, ещё около 2000 турок попали в плен. Свои потери победители оценили в 1,5-1,7 тысяч убитых и раненых. Князь Имеретинский имел мужество подчеркнуть исключительную роль Скобелева в штурме Ловчи.

Война-1877: Роковая ПлевнаВ. В. Верещагин. Перевязочный пункт под Плевной

После этого всё внимание переключилось на Плевну, где сосредоточилась огромная русско-румынская армия. Турки лихорадочно укрепляли свои позиции, ибо полученного подкрепления не хватало: их было немногим больше 30 тысяч против втрое превосходящих сил союзников. Штурм обещал стать кровавой, но грандиозной победой. Непревзойдённый главком Николай решил по-родственному преподнести памятный подарок государю и назначил общую атаку на 11 сентября (30 августа) — день тезоименитства Александра II, который прибыл к Плевне насладиться триумфом. Правда, был там и румынский князь Кароль, на военном совете вместе с немногими высказавшийся против штурма: ведь турки великолепно вооружены, а их позиция превосходно укреплена. Но, по мнению большинства, подавляющее преимущество в людях и пушках должно было свести на нет все плюсы обороны.

И грянуло 11 сентября — роковой день не только для современной американской истории. После 4-дневной артподготовки русские и румынские солдаты устремились на приступ османской твердыни. Общее руководство осуществлял генерал-лейтенант П. Д. Зотов, первым делом поставивший в резерв почти две трети войск. Остальные сражались геройски.

Надо отдать должное румынским союзникам, наступавшим на два Гривицких редута. Вымостив своими телами подступы к ним, валахи и молдаване трижды атаковали укрепления, но всякий раз откатывались — турки бились насмерть. Наконец, получив в подкрепление батальоны бравых «архангелогородцев» и «вологодцев», отличившихся ещё в «первой Плевне», румыны ворвались в Гривицкий редут № 1 и закрепились в нём.

Война-1877: Роковая ПлевнаН. Д. Дмитриев-Оренбургский. Захват Гривицкого редута

У других наступавших частей успехи были ещё скромнее: жесточайший огонь первоклассных винтовок и пушек противника парализовывал их действия. Исключением стал отряд, вверенный Скобелеву. Захлёбываясь кровью при пересечении огромной простреливаемой долины (после она стала известна как «Долина мёртвых»), солдаты добрались до редутов «Каванлык» и «Исса-ага», расположенных на высоте, господствующей над Плевной с юга. И взяли их. Это было почти невозможно, в чём легко убедиться, побывав в нынешнем парке Скобелева, разбитом на этой высоте. Почти невозможно. Но они взяли! К исходу 11 сентября ключ к Плевне оказался в руках русских.

Было очевидно: перебросить сюда даже небольшие подкрепления — и в городе, лежащем у подножия холма, не останется недоступного для русских орудий места. Это была победа. Победа, добытая самым ненавидимым при штабе генералом, Михаилом Дмитриевичем Скобелевым. Победа, достигнутая дорогой ценой. Но вот сейчас подойдут подкрепления, и соотношение потерь, как обычно в таких случаях, резко изменится — беззащитных турок будут расстреливать на выбор, они запаникуют, бросятся кто куда, их будут рубить кавалеристы и выкашивать пушки…

А дальше произошло то, во что трудно поверить. 12 сентября страшно поредевший отряд в одиночку долгое время отражал натиск всей армии Османа-паши. Отбил 5 атак, всё ожидая, когда же придут долгожданные подкрепления. Но подкрепления — не пришли! Излишне даровитого «выскочку» Скобелева и его героев-солдат, сотворивших невозможное, бросили умирать на захваченной высоте, отказавшись от добытой ими победы. Это невероятно. Это немыслимо. Но это — факт. Ни Зотов, ни Николай Николаевич не послали истекавшим кровью скобелевцам никакой подмоги. Очень странный подарок на именины заготовил своему брату великий князь.

Комендантом захваченного редута Скобелев назначил майора Фёдора Матвеевича Горталова, потребовав защищать позицию до последней возможности. Горталов дал слово, что живым редута не отдаст. Убедившись в бесперспективности дальнейшего ожидания помощи, «белый генерал» приказал покинуть укрепление. Однако Горталов уходить отказался, сказав, что русского офицера от данного им слова может освободить только смерть. «Моя честь является залогом того, что я не оставлю редута», — с этими словами майор вернулся на позиции и, прикрывая отход ещё уцелевших сослуживцев, с горстью таких же отчаянных смельчаков схлестнулся с турецкой армией, ведомой лично Османом-пашой. Пять штыков пронзили майора Горталова, но не смогли заставить его отступить.

Война-1877: Роковая ПлевнаФ. М. Горталов и надгробье в Скобелевском парке Плевена, где указано его имя. На остатках того самого редута, который майор, таким образом, не покинул и после смерти

К исходу 12 сентября всё было кончено. В руках союзников остался лишь один Гривицкий редут. Имея огромное превосходство в силах, они потерпели жестокую неудачу, потеряв до 16 тысяч (13 тысяч русских и 3 тысячи румын). Урон турок составил 3-5 тысяч. «Третья Плевна» стала, пожалуй, самым тяжёлым поражением русских за все их многочисленные войны против османов. «Именинный пирог из начинки людской брат подносит державному брату», — так в одном из вариантов народной «Дубинушки» расценили итоги плевенской бойни. От Петербурга до Стамбула гремели два имени: все говорили об Османе (получившем от султана титул Гази — «победоносный») и Скобелеве.

Большинство генералов, прежде дружно пророчивших успех штурму, теперь так же синхронно повесили нос на аксельбанты и ратовали за отвод войск — вплоть до отхода за Дунай, в Румынию. На отступлении настаивали и Зотов, обессмертивший бесславьем своё имя за два адских дня под Плевной, и великий князь Николай Николаевич, убедительно показавший пример, как, будучи высочеством, оставаться ничтожеством. Лишь немногие военачальники, в том числе военный министр Д. А. Милютин, не поддались унынию, воспротивившись позорной ретираде. Слушая их уговоры, Александр II вспоминал, как более 20 лет назад смалодушничал при завершении Крымской войны. Теперь же это был не подавленный ответственностью неопытный монарх, а закалённый государственный муж, понимавший всю тяжесть политических последствий от не вовремя проявленного колебания.

Император приказал побеждать.

Было решено отказаться от наступательных действий, стянуть к Плевне как можно больше сил и заморить бойкого Османа грамотной блокадой. А для её устроения из России царь вызвал человека, в великих военно-инженерных дарованиях которого не сомневался — героя севастопольской обороны Эдуарда Ивановича Тотлебена. В 1854 году в Севастополе он из ничего в кратчайшие сроки сотворил неприступную крепость. Под Плевной его гений должен был сделать всё с точностью до наоборот: неприступную крепость, созданную из ничего Османом, как можно быстрее превратить обратно в ничто.

И тут турки поняли, что война-то, в сущности, только начинается. И основные неприятности для них ещё впереди.

Автор: Владислав Гребцов

1 7
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в
Склярук Руслан Склярук Руслан

Шикарный очерк !

Ответить +1

????????...

Летний сезон в Одесском театре музкомедии

С началом пляжного сезона Одесса становится самым популярным городом, который стремятся посетить отдыхающие со всей страны: здесь есть не только известные пляжи Украины, но и ночные клубы, роскошные театры, интересные музеи и множество других развлечений.

3

Видео



????????...