Главная / Статьи

 

Материалы по теме

Статьи

Война-1877. Шипка-Шейново

Успехи русских войск на западе Болгарии побудили российское командование попытать счастья и в центре. Его главнокомандующее высочество великий князь Николай Николаевич потребовал, чтобы отряд Радецкого освободил Шипкинский перевал.

8
Статьи

Война-1877: Троянская война генерала Карцова

Павел Петрович Карцов (Карцев) не принадлежит к числу широко известных генералов Российской империи. Тем не менее именно на его долю выпал сказочный успех преодоления Балкан по почти непроходимому Троянскому перевалу.

6
Статьи

Война-1877. Дважды Забалканский

За переход Балкан во время русско-турецкой войны 1828-29 годов российский военачальник Иван (он же Ханс Карл) Дибич получил почётный титул Забалканского. Спустя полвека Иосиф Гурко за один год одолел Балканы два раза, летом и зимой. Титула он не получил и просто остался в истории Дважды Забалканским полководцем.

7
Статьи

Война-1877: роковая Плевна

Есть в Болгарии город Плевен (прежде именовавшийся в наших широтах Плевной, а по-турецки — Плевнэ). К слову, весьма симпатичный. Но главная его изюминка — не набор зданий, украшающих центральные улицы. Отнюдь. Главное, что манит туристов в этот город, — его легендарное прошлое. Плевенская эпопея 1877 года.

1 7

Хроника дня

Война-1877: шипы Шипки

ТАЙМЕР продолжает повествование о великих и страшных событиях 140-летней давности на Балканах. Но прежде чем подробнее остановиться на событиях морозного декабря 1877-го, нам необходимо ненадолго вернуться в жаркий август того же судьбоносного года.

Ибо, увлечённые Плевненской эпопеей, мы отвлеклись от не менее героической Шипкинской. А ведь события на Шипке предопределили исход войны в той же мере, что и бои за Плевну. Более того, они тесно взаимосвязаны.

Турок Шипкинский перевал манил так же, как русских Плевна. Прорвись османы на северную сторону Балкан — и перед ними открылись бы возможности рассечь русскую армию надвое, взяв Тырново. Простая угроза Тырнову побудила бы российские войска оставить Плевну в покое. В свою очередь это позволило бы Осману-паше перейти в наступление, что в координации с ударом с востока в исполнении тогдашнего главкома Мехмета–Али–паши могло поставить русскую армию в сложное положение — настолько, что та предпочла бы удалиться за Дунай. Так, по крайней мере, виделось дело советникам обоих императоров, всероссийского и османского.

Война-1877: шипы Шипки
Гора Святого Николая (ныне Шипка) с Памятником Свободы

На Шипку наступал горячий Сулейман–паша, с 40 тысячами аскеров и иррегулярных войск вытеснивший небольшой русский Передовой отряд из южных предгорий Балкан. После чего туркам понадобилось около месяца, чтобы вновь обрести способность к решительному наступлению. Им противостоял генерал–лейтенант Фёдор Фёдорович Радецкий и его Южный отряд, разбросанный на фронте в 120 км. В целом русских было не меньше, чем турок, — 46 тысяч — но командование не знало, какие именно перевалы предпочтёт для движения на север энергичный Сулейман, и раскидало свои силы. Причём на оборону самого удобного Шипкинского перевала людей выделили сравнительно немного.

Быть может, на это повлиял недавний опыт Гурко, одолевшего с Передовым отрядом почти непроходимый для войск Хаинбоазский (Хаинкиойский) проход, чтобы намять турецкие бока в южной Болгарии. Теперь русское командование опасалось, что аскеры окажутся способны на такой же подвиг, только в обратном направлении. Быть может, оказал влияние рапорт Скобелева, который со свойственной ему пылкостью красочно расписал неприступность шипкинских позиций. Они действительно неприступны, если у защитников достаточно сил, чтобы оседлать соседние вершины и наглухо перекрыть возможность перекрёстного обстрела или обходного манёвра со стороны наступающих.

Однако и главнокомандующий, и его штаб, и командир Южного отряда не верили в штурм Шипкинских позиций, считая, что Сулейман предпочтёт выход на север по одному из менее удобных проходов, расположенных восточнее. С российским командованием был солидарен турецкий главком Мехмет-Али–паша, также настаивавший на обходе Шипки. И просьбы командиров, которым была вверена оборона перевала, генерал–майоров Николая Григорьевича Столетова и Валериана Филипповича Дерожинского, направить им ещё один полк — всего лишь полк! — Радецкий игнорировал, создав при этом крупный резерв в Тырнове. Он рассчитывал запечатать этими подкреплениями место будущего наступления неприятеля, но они были куда ближе к городку Елене (восточная зона ответственности Южного отряда), чем к Шипке.

Война-1877: шипы Шипки
Русские военачальники, герои обороны Шипки: Н. Г. Столетов и В. Ф. Дерожинский

На шипкинских позициях, узких, вытянутых с севера на юг вдоль горного гребня над столь желанной всем дорогой, разместились около 5 тысяч человек с 27 пушками. Ещё полторы тысячи наблюдали за сетью горных троп, оплетавших главное шоссе перевала, а также в качестве резерва квартировали в городе Габрово, расположенном поблизости от северных «ворот» шипкинского прохода. В этот населённый пункт провели телеграфную линию, с помощью которой поддерживалась связь со штабом Радецкого — широкое применение военного телеграфа было несомненным достижением российской армии в ту войну. Габрово славится остроумием своих жителей, но тогда им было не до смеха: они предвкушали специфические шутки албанских башибузуков и черкесской конницы, если те прорвутся к городу.

А на пути профессиональных головорезов стояли только Орловский полк, несколько казачьих сотен, пять дружин болгарского ополчения да не бог весть какие мощные батареи, сооружённые на перевале, причём в качестве орудийной прислуги на них порой выступали те же пехотинцы, наскоро (за 2 недели) обученные артиллерийским премудростям. Впрочем, благодаря деятельным офицерам, знатокам своего дела, новоявленные артиллеристы оказались на высоте не только по сравнению с уровнем моря, но и по сравнению с турецкими «коллегами». В последний момент Радецкий, встревоженный телеграммами из Габрова, приказал перебросить к Шипке Брянский полк — решение запоздалое, однако сыгравшее важную роль в дальнейшем.

Сам же Фёдор Фёдорович незадолго до начала боёв на перевале увёл свой резерв от него ещё дальше на восток, ожидая удара главных сил турок со стороны Осман–Базара (ныне Омуртаг). Незначительная стычка в донесении перепуганного начальника Еленинского отряда генерала Борейши была представлена как столкновение с крупным вражеским подразделением. Сообщения как всегда излишне информированных всезнаек–корреспондентов тоже гласили о скором комбинированном ударе Мехмета–Али–паши и Сулеймана–паши в район Елены и Златарицы. То ли турецкая разведка провела грамотную дезинформацию, то ли российское командование само себя убедило, что вскоре на востоке начнётся мощное наступление, но факт остаётся фактом: резервы не приблизились, а отдалились от Шипки.

По большому счёту это означало, что её защитники обречены. Оставив у подножия Балкан солидные резервы, Сулейман повёл наверх не менее 27 тысяч, не считая башибузуков, а нехватка людей, как уже было сказано, не позволяла русским занять соседние высоты и перекрыть горные тропы, чтобы сделать свои позиции почти неуязвимыми.

Война-1877: шипы Шипки
Вид с Шипки
XIX века на Шипку современную (гору Святого Николая)

Передовым, самым южным, и, как оказалось, ключевым пунктом русской обороны стала могучая гора Свети Никола. Николай Чудотворец особо почитаем на Руси, и в этом смысле то, что бои, решившие исход войны, развернулись в подобном месте, очень символично. В 1950-е годы гору переименуют в честь её главного защитника, и на картах появится пик Столетова (русский генерал, он был создателем и командиром болгарского ополчения; по знаменательному совпадению его имя тоже Николай). В 1977 году пик станет просто Шипкой — вероятно, для удобства, ибо к тому времени вот уже сто лет под этим названием подразумевались русско–болгарские оборонительные позиции на перевале. Однако настоящая вершина Шипка расположена примерно в километре к северо–западу от горы Святого Николая, и она пониже. Во время августовских событий 1877-го на ней размещались героическая Круглая батарея (впрочем, негероических в тех боях просто не было) и командный пункт Столетова. А село с аналогичным названием раскинулось поблизости от южных «ворот» перевала.

За месяц, проведённый в ожидании турецкой атаки, части, расквартированные в горах, кое–как укрепили свои позиции, невзирая на крайне слабое обеспечение шанцевым инструментом. Укрепления выдались посредственными ещё и потому, что лишний раз копошиться в горных породах иногда просто не было сил — кормили измотанных в прежних боях солдат и ополченцев плохо, доблестные интенданты не желали безвременно худеть, заползая со своими транспортами на высоту птичьего полёта. Порой хлебная порция уменьшалась до 100 граммов в сутки. Отчаявшись добиться вразумительных ответов начальства на свои просьбы, Столетов рискнул: пока армия Сулеймана зализывала прежние раны, он, взяв три дружины болгар, организовал вылазку в город Казанлык (к югу от перевала) и захватил там запасы зерна, заготовленные ранее турками. Этот пищевой набег обеспечил защитников Шипки хлебом почти до самого наступления Сулеймана–паши. Ещё одним огромным минусом русской позиции было отсутствие на ней водных источников. За водой приходилось спускаться к восточной окраине горы, что не проблема, пока не стреляют. А вот в условиях беспрерывного свиста пуль это сделать невероятно трудно.

Война-1877: шипы Шипки

Турецкая армия собралась проглотить Шипку, не подавившись. Во главе её был блестяще образованный, утончённый Сулейман–паша. Военный интеллигент в лучшем смысле этого слова, чьи башибузуки только недавно массами вырезали мирных болгар в предгорьях Балкан. В этом деле по мере сил и способностей помогал западный интернационал: немец Вессель-паша (командир одной из колонн) и англичанин Леман–паша (импортный викторианец заведовал артиллерией; в целом же английских военспецов в турецкой армии были десятки). Впрочем, на Шипке выяснится, что Сулейман умел быть бессердечным по отношению не только к гяурам, но и к правоверным, которых гнал на убой с вдохновением истинно великого человека.

Поначалу турецкий командующий не воспринял оставленный против него заслон достаточно серьёзно. Для удара по горстке русских и болгар он выделил две колонны, включавшие примерно половину всех наличных сил: Реджепу-паше с востока предписал наступать решительно, прежде заняв окружающие высоты, а Шакиру-паше провести демонстрацию (отвлекающие действия) против наиболее укреплённого пункта, южных склонов горы Святого Николая, от которой на юг мысом выдвигалась неуютная узкая скала, т. н. «Орлиное Гнездо», передовая позиция защитников.

В ночь на 21 августа, накануне вражеского штурма, генерал Столетов собрал военный совет, где твёрдо и спокойно, без шумного пафоса и пронизывающей истерики, обобщил: «Будем стоять до последнего. Ляжем костьми, но позиции не сдадим. А теперь по местам». На Шипке все прекрасно понимали: если русская армия может пережить выход сулеймановых башибузуков на просторы северной Болгарии, то местное христианское население — вряд ли.

В 7 часов утра 21 (9) августа 1877 года выстрелы возвестили о начале великой Шипкинской эпопеи.

Надо признать, второстепенные паши подвели главного пашу. Вопреки приказу Шакир яростно атаковал, а Реджеп, в распоряжении которого было в два раз больше людей, довольно вяло делал вид, что ему тоже хочется. Проблема заключалась не только в боевом пыле Шакира–паши, но и в том, что он штурмовал мощную позицию в лоб.

Война-1877: шипы Шипки
Скала Орлиное Гнездо, вид с горы Святого Николая

Нельзя не восхититься запредельным мужеством османских воинов, которые, презирая смерть, карабкались под облака по отвесным кручам под непрерывным огнём. Однако одного героизма для победы хватает не всегда, особенно если с другой стороны собрались такие же отчаянные бойцы.

Каждый метр русских позиций простреливался с окружающих гор. Винтовки Пибоди–Мартини засыпали защитников горы Святого Николая градом свинца. Однако русская артиллерия оказалась зубастей турецкой: картечь выгрызала чудовищные бреши в цепях наступающих турок. Одна за другой подкатывались синемундирные волны храбрецов в красных фесках к вершине, и, отхлынув, оставляли у её подножия и на склонах новые десятки счастливцев, убитых наповал, и их мучительно агонизирующих соратников.

Бой длился уже почти пять часов, когда на помощь обороняющимся «орловцам» пришли «брянцы» во главе с блистательным офицером, полковником Александром Иосифовичем Липинским. С Брянским полком количество бойцов у Столетова увеличилось до 7,5 тысяч. Однако в тыл ударил новый враг — жажда. Она донимала обороняющихся: денёк августовский, и хотя на вершине всегда ветрено, в горячке боя пить хочется невыносимо. Тропа к источнику скоро оказалась выложена телами смельчаков, пытавшихся доставить воду товарищам в окопы. Тем не менее всё новые и новые воины пробирались к манящему ручью, буквально прикрываясь телами павших сослуживцев как бруствером.

Во второй половине дня аскеры продолжили свои отчаянные попытки завладеть вершиной. Но Святой Николай им никак не поддавался, хотя болгарские ополченцы с отчаянием обнаружили, что их вооружение, несколько устаревшие французские ружья Шасспо, от частой пальбы массово выходят из строя. Теперь в ползущих по скалам турок с горы полетели камни. Война 19 века — винтовки Пибоди–Мартини против валунов…

Последнюю атаку османы организовали уже под прикрытием вечернего мрака. Им удалось подобраться вплотную к Стальной батарее подпоручика Киснемского, молодого необстрелянного парня, только недавно окончившего столичное Михайловское училище. Позиция его была самая уязвимая, да и артиллеристы там смех один — банальная пехота, ещё недавно знавшая о пушках только то, что они больно и громко стреляют. Но на беду турок, Гавриил Петрович Киснемский оказался, пожалуй, самым даровитым, изобретательным и неутомимым артиллерийским командиром на шипкинских позициях. Он отлично обучил своих солдат-«орловцев» обращаться с вверенным их попечению «богом войны», а рядовой Мирошниченко стал прямо–таки асом орудийной стрельбы. В результате досыта наевшиеся картечи аскеры вновь убрались восвояси.

Война-1877: шипы Шипки

Бой затих.

По разным оценкам, за 21 августа солдаты и ополченцы отразили от 8 до 11 атак противника, нанеся ему большой урон. Сами обороняющиеся потеряли около 250 человек. На следующий день эти потери компенсировали 200 подоспевших болгар-добровольцев и несколько десятков казаков.

Увы, локальный успех имел и обратную сторону. Турки засели на окружающих русские позиции вершинах, откуда могли поливать обороняющихся огнём. Водное снабжение стало сопряжено со смертельным риском. Даже доставлять воду из–под Габрова было проблематично, поскольку шоссе тоже простреливалось врагом. На русских батареях количество снарядов уменьшилось вполовину, а «шасспо», которыми командование вооружило болгарских ополченцев, обнаружили восхитительную ненадёжность. Ну и главное: стало ясно, что Сулейман извлечёт урок из поражения 21 августа и обрушит на Шипку все свои силы. И раздавит малочисленный отряд, ибо подкреплений у того нет.

Правда, подкрепления уже шли. Разобравшись на месте, что слухи о турецком наступлении у Осман–Базара сильно преувеличены, и получив известия об отчаянном бое на перевале, Радецкий понял, что его провели. Теперь он срочно послал генерал–паникёра Борейшу куда подальше, а свой резерв — на Шипку. Но его солдаты уже и так прошли немало. Теперь им предстояло срочно идти десятки километров в обратном направлении — форсированный марш по сорокаградусной жаре, переходящий в «прогулку» по горам. Было очевидно, что подкрепления в срок не поспеют.

Однако вместо решительного натиска на следующий же день после первой неудачи, турки 22 августа обустраивали новые позиции, присматривались, пристреливались, разведывали. Дело, конечно, нужное, но, как ни парадоксально, эта не вовремя поразившая обычно кипящего Сулеймана обстоятельность сыграла против него. Паша невольно подарил Радецкому и его теряющим сознание от жары и обезвоживания солдатам, изо всех сил спешащим к перевалу, целые сутки.

А 23 августа грянуло ключевое сражение за Шипку.

Автор: Владислав Гребцов

6
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

????????...

Летний сезон в Одесском театре музкомедии

С началом пляжного сезона Одесса становится самым популярным городом, который стремятся посетить отдыхающие со всей страны: здесь есть не только известные пляжи Украины, но и ночные клубы, роскошные театры, интересные музеи и множество других развлечений.

3

Видео



????????...