Главная / Статьи

Хроника дня

Вспоминаем 2018-й: корь, арест Труханова, война за медин и другие главные события

По традиции в конце года ТАЙМЕР предлагает своим читателям вспомнить о самых важных событиях последних 12 месяцев.

В этом году мы решили сосредоточиться на событиях, которые, по нашему мнению, имели наибольшее значение для региона в смысле последствий, которые они могут иметь как в наступающем году, так и в более отдалённой перспективе.

Эпидемия кори

В январе 2018 года вспышка кори, начавшаяся в регионе ещё в 2017-м, стала приобретать пугающие масштабы. Если в течение всего 2017 года корью заболели 744 жителя Одессы, то только в январе 2018-го эту болезнь выявили у 270 одесситов. Чтобы предотвратить распространение инфекции, власти Одессы продлили до 22 января зимние каникулы в школах и других детских учреждениях. Кроме того, мэрия приняла решение не допускать к занятиям детей, не получивших прививки от опасного заболевания.

Попутно в СМИ продолжалась кампания по агитации родителей активнее прививать своих детей. И если летом и осенью 2017-го к советам медиков прислушивались вяло, то в начале 2018-го до родителей, кажется, что называется, дошло: в детских поликлиниках начали выстраиваться настоящие очереди желающих сделать прививки.

И это дало результат: уже к концу января заболеваемость корью упала с 75 случаев на 100 тысяч населения до 12,6 случая. «Коревые» каникулы отменили, и ситуация, кажется, вернулась в норму. Динамика заболеваемости даже позволяла медикам предполагать, что к концу 2018 года вспышка будет окончательно побеждена. Увы, этого не произошло: примерно с октября кривая заболеваемости снова пошла вверх, причём с лёгкостью преодолела «катастрофические» значения начала года — по состоянию на предпоследнюю неделю 2018-го в Одесской области фиксируется 109,2 случая заболеваемости корью на 100 тысяч населения.

Будут ли и в начале следующего года предприниматься радикальные меры по борьбе с распространением кори и почему инфекция сумела так легко восстановить утраченные позиции — мы попробуем разобраться уже в следующем году.

Вспоминаем 2018-й: корь, арест Труханова, война за медин и другие главные события

Дело Труханова

Ещё в январе некоторые особо бдительные горожане заметили, что городской голова Одессы Геннадий Труханов как–то уж слишком долго не появляется на рабочем месте. 26 декабря 2017 года мэр Одессы ушёл в отпуск на две недели, но в срок на работу не вышел: сначала он несколько раз продлевал свой отпуск, а затем сразу из него улетел в командировку в Грецию. Из Греции, не возвращаясь в Одессу, Труханов полетел в новую командировку — в швейцарский Давос.

Злые языки утверждали, что мэр избегает возвращения в Одессу: дескать, здесь его сразу же арестуют детективы НАБУ, расследующие злоупотребления, якобы имевшие место при покупке мэрией зданий завода «Краян». По мере того как странное отсутствие мэра затягивалось, их слова звучали всё более убедительно.

Труханов вернулся в Украину 14 февраля, в аэропорту «Борисполь» его действительно ждали детективы НАБУ, немедленно вручившие ему сообщение о подозрении в совершении преступления. Труханов был задержан, сутки ему пришлось провести в изоляторе временного содержания. Впрочем, уже на следующий день Соломенский суд Киева согласился отпустить мэра Одессы на поруки нардепа Дмитрия Голубова. 16 февраля Труханов вернулся в Одессу, где провёл сессию городского совета.

В дальнейшем события также развивались в пользу Труханова: суд отказался на время расследования отстранять его от должности, а впоследствии даже разрешил мэру Одессы выезжать за границу. Затем дело было передано для окончательного рассмотрения в Малиновский суд Одессы, где 22 декабря завершили оглашение обвинительного акта. Мэра и ряд его подчинённых обвиняют в сговоре с целью растраты бюджетных средств на покупку ненужного (по мнению НАБУ) городу здания по завышенной цене. Сам Труханов обвинения отрицает, уверяет, что всё это не более чем фантазии детективов НАБУ. Более подробно с аргументами сторон мы ознакомимся уже в 2019 году, когда суд перейдёт к рассмотрению дела по существу.

Вспоминаем 2018-й: корь, арест Труханова, война за медин и другие главные события

Кризис припортового

Ситуация на Одесском припортовом заводе уже давно является достаточно сложной. Ещё в августе 2016 года завод впервые за много лет остановил производство из–за того, что у предприятия не оказалось денег на закупку природного газа. После нескольких месяцев простоя завод перешёл на работу по так называемым давальческим схемам, когда и газ, и полученные из него аммиак или карбамид являются собственностью поставщика–давальца, а завод получает фиксированную оплату за переработку сырья в готовую продукцию.

Давальческие схемы позволяли заводу сводить концы с концами. Однако в апреле 2018-го сотрудничество с последним поставщиком — малоизвестной до этого момента «Всеукраинской энергокомпанией» — прекратилось, причём при весьма скандальных обстоятельствах. Выяснилось, что давалец поставлял на ОПЗ газ, который ему не принадлежал: фактически фирма купила для поставки одно количество газа, а на ОПЗ сообщила о другом, большем объёме, который завод дисциплинированно откачал, переработал и отгрузил заказчику готовую продукцию.

Когда скандал вскрылся, оказалось, что предприимчивого давальца и след простыл — удалось арестовать лишь последнюю изготовленную для «Всеукраинской энергокомпании» партию карбамида, что было весьма слабым утешением для «Нафтогаза» и правоохранителей.

С мая 2018 года Одесский припортовый завод простаивает. На ОПЗ продолжают работу лишь два структурных подразделения: цех по перевалке на суда поступающего из России по трубопроводу аммиака, а также железнодорожный узел, обслуживающий другие предприятия в промзоне Южного. Эта деятельность приносит заводу кое–какие деньги, однако на поддержание жизнедеятельности предприятия даже в режиме простоя их не хватает.

Примерно в октябре 2018 года случилось то, что и должно было рано или поздно случиться: деньги у припортового завода закончились. По состоянию на момент публикации данной статьи рабочие предприятия пока так и не получили зарплату за октябрь, кроме того, у ОПЗ скопились долги перед поставщиками коммунальных услуг. Не оплатишь их — заводу отключат газ и электричество, что окончательно повергнет предприятие в состояние клинической смерти. С другой стороны, отчаявшиеся увидеть зарплату рабочие грозятся массовыми увольнениями. То есть предприятие оказалось на грани полного краха.

Горсовет Южного, для которого припортовый завод является градообразующим предприятием, уже попросил у Кабинета министров 500 миллионов гривен стабилизационного кредита для ОПЗ. О какой–либо реакции правительства на это обращение пока не сообщается.

Однако в последние дни 2018 года у ОПЗ всё–таки появилась надежда на спасение: один из прежних поставщиков–давальцев, фирма «Либерти газ», вроде бы согласилась опять сотрудничать с заводом. Если всё пройдёт гладко, то на ОПЗ рассчитывают возобновить производство уже в середине января 2019-го.

Вспоминаем 2018-й: корь, арест Труханова, война за медин и другие главные события

Беды «Черноморца»

2018 год был, мягко говоря, не слишком удачным для одесского футбольного клуба «Черноморец». По итогам игрового сезона 2017/2018 годов клуб лишился права выступать в украинской Премьер-лиге, заняв предпоследнее место в чемпионате Украины.

Однако летом фанаты одесского клуба получили приятный сюрприз: «Черноморец» всё–таки остаётся в высшем дивизионе украинского футбола. От своего места в Премьер-лиге внезапно отказалась «Полтава», и остальные клубы лиги голосованием решили, что её место займёт именно «Черноморец».

Однако воспользоваться этим шансом «Черноморец», похоже, не сумел. Первая половина сезона 2018/2019 годов стала для команды, мягко говоря, не слишком удачной: из 18 матчей «моряки» проиграли 12, а выиграли только три. Итог — всё та же предпоследняя строчка в турнирной таблице и снова маячащая перед «Черноморцем» перспектива вылета из высшего дивизиона.

Правда, на исправление положения у «моряков» есть ещё вторая половина сезона. Сможет ли главный тренер «Черноморца» Ангел Червенков изыскать некие внутренние резервы и сделать это? Увидим в 2019 году.

Вспоминаем 2018-й: корь, арест Труханова, война за медин и другие главные события

Эпидемия АЧС

Вот уже четвёртый год не покидает Одесскую область эпидемия африканской чумы свиней. В 2018-м страдали от опаснейшего заболевания преимущественно южные районы области. Так, в июне карантин, включающий забой всех свиней и запрет на торговлю мясом, ввели в Измаиле, в июле вспышку АЧС зафиксировали в Килие. Страдали от заболевания также Болградский, Ренийский и Овидиопольский районы области — в общем и целом за год в регионе зафиксировали порядка 20 вспышек.

Иными словами, о каких-либо существенных успехах в борьбе с распространением опасного заболевания пока говорить не приходится: несмотря на самые строгие карантинные меры, болезнь просто мигрирует из одного района области в другой, продолжая поражать свиноводческие хозяйства одно за другим.

Как бы там ни было, с 2015 года поголовье свиней в Одесской области снизилось почти вдвое: с 390 до 195 тысяч голов. И если распространение АЧС не удастся остановить, то в конце 2019 года мы можем увидеть ещё более гнетущие цифры.

Вспоминаем 2018-й: корь, арест Труханова, война за медин и другие главные события

Старт ремонта дома Руссова

Но есть и хорошие новости: в 2018 году городские власти наконец-то перешли от слов к делу в решении проблем одного из самых многострадальных одесских памятников архитектуры — знаменитого дома Руссова. В начале года по заказу мэрии здесь произвели срочные противоаварийные работы, а в июне стартовал полноценный капитальный ремонт.

Заявленный масштаб работ впечатляет: новая крыша, укрепление фундамента и несущих конструкций, замена прогнивших деревянных перекрытий и, конечно же, реставрация наружного декора, для чего в здании развернули специальную мастерскую.

Работы ведёт компания «Укрспецпроект». Как удалось выяснить ТАЙМЕРУ, фактически в реставрации принимают участие те же специалисты, которые ранее восстановили здание бывшей гостиницы «Большая Московская» на Дерибасовской.

Всего на ремонт здания планируют потратить 108 миллионов гривен, из которых по состоянию на 1 октября 2018 года израсходовали уже 35.

Завершить работы планируется в декабре 2019 года.

Вспоминаем 2018-й: корь, арест Труханова, война за медин и другие главные события

Битва за медин

Ещё одной эпопеей 2018 года, итоги которой мы, возможно, будем подводить в 2019-м, стало сражение, развернувшееся за пост ректора Одесского медина.

Официально эта история началась 17 июля, когда министр здравоохранения Ульяна Супрун подписала приказ об увольнении с занимаемой должности бессменного ректора вуза Валерия Запорожана. Формальным поводом стало злостное невыполнение Запорожаном условий контракта в виде недопуска в вуз специальной проверочной комиссии из Киева.

Хотя на самом деле всё началось несколько раньше: о том, что в Минздраве вынашивают планы сместить Запорожана, в вузе начали говорить ещё с зимы. Одни связывали происходящее с интригами экс-заместительницы и в прошлом близкой соратницы Запорожана Владлены Дубининой, позже превратившейся в его злейшего врага. Запорожан даже неоднократно пытался уволить Дубинину, однако та «спаслась» в отпуске по уходу за ребёнком. Теперь же, мол, Дубинина решила сместить самого Запорожана с тем, чтобы занять его место.

Другие полагали, что инициатором является как раз сама министр Ульяна Супрун: в подтверждение своих слов они указывают, что Минздрав в последнее время взял курс на смену руководства многих украинских научных и учебных медицинских учреждений. К примеру, ранее Супрун уволила главу киевского медуниверситета имени Богомольца, говорили об её планах изменить руководство столичного «Института Сердца», который возглавляет давний оппонент Супрун Борис Тодуров.

Как бы там ни было, приказ об увольнении Запорожана был издан, однако подчиняться ему бессменный ректор, кажется, не спешил. Он обратился в суд с иском о признании данного приказа незаконным, а также добился судебного определения, запрещающего проводить новые выборы руководителя медина до решения дела по существу.

Большая часть сотрудников медина встала на сторону уже бывшего ректора. Новоназначенный временный руководитель вуза, заведующий кафедрой психологии Константин Аймедов долгое время попросту не мог попасть на рабочее место. Он смог это сделать лишь 20 июля, когда ректорат ОНМедУ банально взяли штурмом активисты, силой водворившие Аймедова на рабочее место.

В ответ 31 августа сторонники Запорожана провели собрание трудового коллектива вуза, на котором голосованием избрали и. о. ректора профессора Юрия Сухина. А представители «группы Супрун» в тот же день провели «альтернативное» собрание трудового коллектива в здании университетской клиники, где избрали своим предводителем вышеупомянутую Владлену Дубинину.

В вузе воцарилось двоевластие: часть служебных помещений контролировала «одесская группа», другие удерживали представители «группы Супрун» при поддержке «евромайдановцев». Дошло даже до применения «химического оружия»: в ходе осады одного из кабинетов на лестнице перед ним кто–то разлил ртуть, чтобы вынудить находящихся в здании людей его покинуть.

Наконец, 10 декабря представители «одесской группы» во главе с и. о. ректора Сухиным в сопровождении полиции и судебных исполнителей заняли ректорат вуза, выселив оттуда «группу Супрун», тем самым окончательно взяв под контроль учебное заведение. Через неделю на сайте медина появилось благодарственное письмо в адрес президента Порошенко, премьера Гройсмана и председателя Верховной Рады Парубия, в котором сотрудники вуза благодарят их за помощь в восстановлении единовластия в учебном заведении — не слишком тонкий намёк на то, что у «группы Запорожана» нашлись в Киеве защитники рангом повыше, чем Супрун.

Единственное, что смог в этой ситуации предпринять Минздрав — это заявить о намерении создать на базе медина новый вуз: дескать, вместо Одесского национального медицинского университета появится Национальный одесский медицинский университет. Вероятно, план заключается в том, что новый вуз постепенно поглотит старый: к примеру, в следующем году квоты на обучение бюджетников может получить именно новосозданное учреждение с уже новым руководством.

За дальнейшим развитием событий вокруг ОНМедУ мы будем с интересом следить в 2019-м.

Вспоминаем 2018-й: корь, арест Труханова, война за медин и другие главные события

Рост цен на газ

19 октября Кабинет министров Украины принял решение о повышении цены на газ для населения с 6,9 до 8,5 гривен за кубометр, или на 23,5%.

На повышении цены на газ настаивал МВФ, угрожая в противном случае не дать всё тот же транш кредита, из–за отсутствия которого правительство и вынуждено было пуститься на рискованные финансовые манипуляции. Причём иностранные кредиторы требовали поднять цену на газ ещё в прошлом году, однако правительство всячески пыталось этого избежать, осознавая негативную реакцию населения на подобные меры. И всё же диктат международных банкиров, буквально держащих за горло отечественную экономику, оказался непреодолим.

Вслед за ростом цены на газ увеличился и тариф на отопление. 10 декабря Национальная комиссия по регулированию рынка коммунальных услуг утвердила новую стоимость отопления, которая в среднем по стране выросла на 24%. К примеру, в Белгороде–Днестровском отопление подорожало на 22%, а в Теплодаре — на 30%.

Одессы это, впрочем, пока не коснулось: тарифы на тепло для нашего города будут утверждать уже в 2019 году. Правда, прогнозы в этом смысле неутешительны: в КП «Теплоснабжение города Одессы» подсчитали, что тариф должен вырасти на 72% — до 52 гривен 90 копеек за каждый метр отапливаемой площади.

А пока одесситы платят за тепло ещё по–старому, само «Теплоснабжение города Одессы» покупает газ уже по новым ценам. В результате образуется ценовая вилка, оборачивающаяся для предприятия немалыми расходами. В результате, к примеру, сотрудники «ТГО» по состоянию на 24 декабря пока не видели зарплату за ноябрь: рассчитаться с ними обещают до конца года, однако обещаниям этим в «Теплоснабжении» верят с трудом.

На сессии горсовета 12 декабря предприятию решили выделить из городского бюджета транш в 100 миллионов гривен на компенсацию этих убытков. По оценкам директора «ТГО» Ивана Донченко, хватит этих денег до февраля.

Вспоминаем 2018-й: корь, арест Труханова, война за медин и другие главные события

Церковные страсти

Усилия президента Петра Порошенко по созданию собственной украинской православной церкви, похоже, всё–таки принесли свои плоды.

В начале сентября в Константинопольском патриархате однозначно заявили о намерении создать в Украине автокефальную церковь, независимую от Московского патриархата. 11 октября Синод Константинопольского патриархата принял резонансное решение об отмене собственного акта 1686 года о передаче Киевской митрополии в ведение Русской православной церкви и обратном переподчинении её Стамбулу.

29 ноября тот же Синод утвердил устав будущей церкви, которую решено было создать на базе этой митрополии. А 15 декабря в Киеве священники самопровозглашённых Украинской православной церкви Киевского патриархата и Украинской автокефальной православной церкви приняли решение о ликвидации своих церковных организаций и вхождении в состав новой институции под омофором Константинопольского патриархата.

Ожидается, что уже в начале января Константинопольский патриарх Варфоломей окончательно объявит о создании новой украинской церкви.

Данное решение крайне негативно воспринимают как в Русской православной церкви, так и в Украинской православной церкви Московского патриархата. В знак протеста против стамбульского своеволия обе церкви разорвали общение с Константинопольским патриархатом, а также со всеми, кто будет участвовать в делах новосоздаваемой церкви.

Действия Киева и Стамбула в той или иной форме осудили Иерусалимский и Александрийский патриархи, а также главы Армянской и Сербской православных церквей. Предстоятель Румынской православной церкви высказался более осторожно, призвав Москву и Стамбул к диалогу по украинскому вопросу. О поддержке позиции Константинопольского патриархата и новосоздаваемой Православной церкви Украины пока не заявила ни одна из православных церквей.

Вопреки ожиданиям многих, каноническая Украинская православная церковь пока проявила удивительное единство перед лицом данных событий. В учредительном соборе 15 декабря приняли участие лишь двое из 95 епископов УПЦ: митрополит Переяслав–Хмельницкий Александр (Драбинко) и митрополит Винницкий Симеон (Шостацкий). Остальные иерархи УПЦ мероприятие проигнорировали. Впоследствии УПЦ заявила о том, что участвовавшие в соборе иерархи больше не имеют отношения к церкви, уйдя в раскол. На смену митрополиту Симеону, к примеру, уже назначен архиепископ Бородянский Варсонофий (Столяр).

Уже на следующей неделе после собора Верховная Рада приняла закон, который предписывает Украинской православной церкви сменить название и отныне зваться Русской православной церковью в Украине. Правда, куда более важный по существу законопроект о самоопределении религиозных громад, открывающий дорогу для почти законного захвата храмов и приходов УПЦ, Верховная Рада пока утверждать не стала — но не отклонила его совсем, а лишь не внесла в повестку дня, как бы отложив на потом.

В УПЦ уверены: вопрос захвата храмов — дело времени, тем более что в своё время об этом сразу заявлял глава так называемого Киевского патриархата Филарет. И действия государства, кажется, позволяют сделать вывод о том, что их убеждения в этом смысле небезосновательны. СБУ уже открыла ряд уголовных производств по факту деятельности церковных структур: в спецслужбе утверждают, что священники УПЦ по заданию Москвы занимались разжиганием межрелигиозной розни, а также готовили массовые беспорядки. Правда, ни один из священников пока не назван обвиняемым официально — пока они все проходят в качестве свидетелей. Однако сам факт вмешательства СБУ в церковные дела кажется вполне красноречивым.

В Одесской епархии уверяют, что готовы мужественно встретить грядущие испытания. Ещё до собора 15 декабря духовенство Одесской области провело свой собственной собор, на котором 406 из 413 представителей местного духовенства в ходе тайного голосования заявили о своей верности канонической УПЦ и митрополиту Онуфрию.

Вспоминаем 2018-й: корь, арест Труханова, война за медин и другие главные события

Военное положение

С 26 ноября по 26 декабря 2018 года в Одессе и Одесской области действовал режим военного положения. Его распорядился ввести президент Пётр Порошенко после конфликта в Керченском проливе, в ходе которого два украинских бронекатера и буксир вместе с экипажами были захвачены российскими военнослужащими и пограничниками.

Правда, изначально Порошенко планировал ввести военное положение на два месяца на всей территории Украины, однако после долгих споров в Верховной Раде согласился пойти на уступки: срок действия ВП сократили вдвое, а территорию, на которой оно вводится, ограничили областями, граничащими с Россией, Крымом и Приднестровьем или расположенными на побережье Чёрного и Азовского морей. Злые языки, правда, заметили, что список областей, в которых вводится военное положение (Одесская, Николаевская, Херсонская, Донецкая, Луганская, Винницкая, Сумская, Харьковская, Черниговская и Запорожская) удивительно точно (за исключением Винницкой) совпадает со списком регионов, жители которых плохо голосовали за Порошенко на президентских выборах 2014 года.

Зачем вообще Порошенко понадобилось вводить военное положение, было неясно с самого начала. В 2014 году, когда на Донбассе шла настоящая война, а в остальной части территории Украины производилась мобилизации военнослужащих, его вводить не стали, а теперь эта мера зачем–то понадобилась. Многие предполагали, что Порошенко воспользуется военным положением для некоей зачистки оппозиционных сил либо и вовсе использует его для отмены предстоящих выборов.

Порошенко, впрочем, заверял, что, если не случится прямого военного вторжения России (напомним, по официальной риторике оно случилось ещё в 2014-м, и тогда военное положение не вводили; видимо, это было какое–то неправильное вторжение), то права граждан ограничиваться не будут. И надо сказать, что в данном случае Порошенко сказал чистую правду: по крайней мере, в Одессе и Одесской области единственным видимым признаком введения военного положения было повышение на несколько дней курса доллара, возродившиеся блокпосты на въездах в город (введённые скорее по привычке, нежели с некими реальными целями), да краткие недельные сборы резервистов, ради которых, кстати говоря, сняли арест со сгоревшего ещё в 2017-м лагеря «Виктория».

26 декабря президент Порошенко заявил, что не считает нужным продлевать военное положение. И это, безусловно, заставило многих жителей Одессы и области вздохнуть с облечением. Но вместе с тем оставило вопрос: а что же это такое вообще было и зачем оно понадобилось?

Вспоминаем 2018-й: корь, арест Труханова, война за медин и другие главные события

Такими были самые важные, по мнению ТАЙМЕРА, события в Одессе и вокруг неё в уходящем 2018 году. Нетрудно заметить, что действительно хороших новостей этот год принёс нам не много. Будем надеяться, что следующий станет в этом смысле более удачным!

Автор: Юрий Ткачёв

10
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

????????...

Одесские Рождественские вечера объявили программу: ледовое шоу, «Праздночтения» и «Атака века»

Одесский областной совет мира, Одесская епархия, Литературный музей и литературно-мемориальный музей А. С. Пушкина представляют ежегодную благотворительную культурно-просветительскую программу «Рождественские вечера 2019-2020».

Видео

Спасатели работают на месте пожара в Одессе

На улице Троицкой, 25 продолжают разбирать завалы на месте пожара в доме Асвадурова, где находились экономико-правовой колледж и ряд других организаций.

Пожар на Троицкой

Инфографика



????????...