Главная / Статьи

Хроника дня

Вторая столица проституции. Коммерческий секс у самого Черного моря

Корреспонденты ТАЙМЕРА изучив, так сказать, рынок одесской проституции, задались вопросом: а может, к чертям, легализовать все это дело?


Все знают, что ТАКИЕ женщины и мужчины у нас есть, но чаще всего стесняются о них говорить.

Одесса по праву считается второй, после Киева, «столицей» отечественной проституции. А кроме того, это перевалочный пункт международной торговли «живым товаром», прежде всего секс-рабынями и рабами - о чем прекрасно известно и Интерполу, и украинской милиции.
Когда на небе появляются звезды и улицы очищаются от толп народа, вступает в свои права Ночная Одесса. Она непохожа на Одессу дневную. Это целый мир со своими законами и нормами морали, со своими рабами, надсмотрщиками и рабовладельцами. ДРУГОЙ мир, в который дано заглянуть не каждому.

По данным общественной организации «Вера, Надежда, Любовь», в Одессе работает свыше трех тысяч лиц только женского пола, предоставляющих сексуальные услуги. С мужчинами проституток у нас – почти 4 тысячи.

Правоохранители полагают, что ежемесячный доход всех лиц, занятых в одесской сфере коммерческого секса, составляет не менее 6 млн. долларов США.

Корреспонденты ТАЙМЕРА изучив, так сказать, рынок одесской проституции, задались вопросом: а может, к чертям, легализовать все это дело?

Рабыни похоти
В глаза Нике смотреть не хочется. Невольно отворачиваешься – такая в них пустота и безразличие. Жуткие глаза…

- Делай свое дело, чего ждешь, - говорит она. - Время твое исходит, а продлить будет стоить денег.

Разговорить эту молчаливую и, видимо, когда-то привлекательную девушку непросто. После часового «допроса» она сознается, что родом из приднестровского Тирасполя, приехала в Одессу учиться. Однако поступить в вуз Нике не удалось, и она решила искать какой-то иной приработок: возвращаться на родину не солоно хлебавши совсем не хотелось.

В один из дней, целиком посвященных поискам работы, девушка повстречала своего старого знакомого Олега. Он ей предложил устроиться официанткой в один из баров Аркадии. Ника согласилась.

- Вечером ко мне подошли два молодых человека и спросили: не хочу ли я заработать. Я, конечно же, сразу поняла, чем они предлагают мне заняться. Согласилась - деньги были нужны позарез. А что, это наказуемо?! - девушка заносчиво вскидывает голову.

Согласно неписанному, но, тем не менее, строго соблюдаемому правилу, человек, нашедший новую служительницу Венеры, получает гонорар в размере двух-трех сотен долларов. После этого у неофитки отбирают документы - чтобы, не дай бог, испугавшись, не сбежала. Некоторое время проститутка живет впроголодь, отдавая почти всю свою зарплату «работодателю» - сутенеру, владельцу «заведения» или «мамочке». Правда, потом это с лихвой компенсирует - начинается действительно «красивая жизнь». Многие правоохранители полагают, что большинство проституток - латентные нимфоманки: дескать, работают в свое удовольствие, деньгу зашибают - чего же их жалеть?

- Известны случаи, когда, выйдя замуж (за клиента даже бывало), такие девушки возвращались обратно - не могут, видать, без этого, - рассказывает нам сотрудник Приморского райотдела милиции Александр.

Многие труженицы сексуального конвейера живут с постоянным половым партнером, нередко состоят в браке, воспитывают детей. Удивительно, но факт: мужчины, зная о роде занятий своей «второй половины», не протестуют и не пытаются отговорить ее от панели. Многие, впрочем, тоже вовлечены в бизнес - в качестве сутенеров, водителей или охранников. Такой своеобразный семейный подряд…

Ника зарабатывает в день 200-300 долларов, при этом половину отдает «мамочке». Возвращаться домой, в постылый Тирасполь не стремится.

- Чего я там не видела, в этом совке, - говорит она, всем видом показывая, что жизнью своей довольна и ничего менять не собирается.

Но, к несчастью, есть и совсем другие истории - скажем, 15-летней Инны, повстречавшейся нам на одной из одесских улиц.

Несовершеннолетняя девочка, волею судеб оказавшаяся без крова на улице, попала в руки ватаги бездомных мужчин. Инну изнасиловали, после чего заставили заниматься проституцией.

- Так с многими «клеедышками» (жаргонное название бездомных детей, намекающее на распространенный в их среде порок - токсикоманию, - ТАЙМЕР) делают, - говорит проститутка. -
Они ходят вдоль теплотрассы, заглядывают в люки, смотрят, где есть девочки. Вытаскивают и насилуют по очереди. Меня «разложили» прямо возле люка, чуть ли не на виду у прохожих…

«Сломали» несовершеннолетнюю относительно быстро и просто - изнасиловав еще несколько раз, «подсадили» на иглу, то есть, сделали потребителем инъекционных наркотиков. Теперь она вынуждена торговать собой за «дозу», обслуживая до десятка мужчин еженощно.

Рынок любви
Пообщавшись с правоохранителями и помотавшись по ночной Одессе, мы смогли составить более-менее полное представление о местном рынке сексуальных услуг. Эта сфера далеко не так однородна, как кто-то, может быть, думает.

Дорожные, вокзальные и уличные проститутки. Низшая и всеми презираемая каста. Как правило, эти женщины злоупотребляют спиртными напитками или наркотиками, часто не имеют определенного места жительства. Они предоставляют сексуальные услуги в основном на окраинах города, - покупая на вырученные гроши алкогольные напитки, наркотики, продукты питания.

Еще недавно на железнодорожном вокзале можно было увидеть странную нищенку неопределенного возраста (говорят, что было ей всего 16-ть…), постоянно окруженную такими же, как она, бездомными, мужчинами. Людмиле (назовем ее так) за кусок хлеба приходилось ежедневно вступать в половой контакт с более чем двумя десятками бомжей. Чаще это больше напоминало не работу, пусть и тяжелую, а самое настоящее изнасилование. О дальнейшей судьбе девушки, увы, ничего не известно - как и многие ее товарки по несчастью она просто исчезла.

По данным неофициального прейскуранта, распространяемого агентствами, которые занимаются организацией секс-туров в Одессу, «на вокзале трахнуть бомжачку - 20 гривен»… Без комментариев.

Вторая категория - проститутки, работающие на центральных улицах города, кафе, в развлекательных заведениях. Они выглядят гораздо приличнее «низшей касты» и получают за часовой «сеанс» долларов 50-100. Основное место их работы, одесский аналог улицы красных фонарей, - Таможенная площадь, в районе морского порта. Кроме того, проститутки промышляют в ряде городских гостиниц и саун.

- Тут чаще всего удается подцепить клиента, – рассказывает наша знакомая Ника. - Они же все подвыпившие, да и бедные сюда не ходят. Кроме того, так безопаснее - есть своя «крыша», в том числе и среди охранников.

В отличие от первой категории, предпочитающей индивидуальный промысел, эти «девочки» работают уже с сутенерами - «мамочками» (бывшими проститутками), «быками» (представителями криминалитета), бизнесменами, содержащими бары, сауны и клубы.

Следующая по табели о рангах категория одесских проституток - работницы «по вызову». Они работают через сутенеров или по объявлениям - в саунах, оздоровительных комплексах, по месту жительства клиентов, в арендуемых квapтирax или гостиницах. В том, что такая разновидность дам легкого поведения достаточно многочисленна, убедиться легко - достаточно заглянуть на рекламную страничку любой одесской газеты. Там полным полно объявлений типа: «Обольстительная кошечка скрасит досуг состоятельного мужчины». В одном из номеров известного рекламного издания мы насчитали до двух сотен таких заметок!.. Кстати, если есть желание просто пообщаться с «девочкой», звонить по номерам телефонов, указанных в объявлениях, бесполезно - на линии сидят опытные коммуникаторы, как правило, сами из бывших проституток. Они принимают заказ и договариваются о месте и времени рандеву клиента с «работницей», но никого ни с кем не соединяют... Пробовали - гиблый номер!

И, наконец, высшая каста, приобщиться к которой мечтают все «древнейшие профессионалки», - т.н. «валютные» (или, по милицейской классификации, -- гостиничные и ресторанные) проститутки. Эти женщины, нередко знающие один-два иностранных языка и большей частью с вузовским образованием, работают индивидуально или в паре, знакомясь с состоятельными мужчинами - бизнесменами, иностранцами - в ресторанах и барах гостиниц. Они создают впечатление респектабельных, обеспеченных дам, тщательным образом скрывают свой род занятий. Это наиболее оплачиваемая категория – за ночь такие девушки могут заработать до 1000 долларов! Средняя их цена – 300-500 долларов.

Традиционные места сосредоточения представительниц этой категории - крупные одесские гостиницы, вроде «Черного моря» и «Одессы».

Есть еще мужская проституция - явление малоизвестное, однако, уж поверьте, не менее распространенное, чем «традиционная» торговля телом.

Как и любая теневая деятельность, работа проститутки полна опасностей. Клиент может не заплатить за услуги, может избить «девочку», надругаться над ней, заразить нехорошей болезнью. Бывали случаи, когда представительницы «древнейшей профессии» просто исчезали - куда, никто не знает...

Когда ангелы плачут…
Правда, если взрослую проституцию хоть как-то можно принять - в конце концов, это ведь не рабство, все добровольно, - то детскую…

Это было в 2007-м году… Автомобиль-амбулатория уже упоминавшейся общественной организации «Вера. Надежда. Любовь» ехал по одесской Слободке. На пешеходной части улицы никого: не так давно стартовала традиционная «ментовская» отработка курортных регионов. Девочки об этом знали и старались избегать людных мест.

Рядом со мной сидел врач-дерматовенеролог, которая рассказывала о случаях из своей практики.

По словам медика, самой юной проститутке, из тех, что ей встречались, едва-едва исполнилось… 10 лет.

- Девочка отдалась чуть ли не за конфету, - вздыхала женщина в белом халате.

Фары высветили хрупкую фигурку.

- Попалась, - с азартом воскликнул водитель. Микроавтобус плавно подъехал к бордюру и остановился. Выходим.

Перед нами совсем молоденькая девушка, похожая на испуганного птенца. На вид - лет 15-16. Волонтер, приобнимая проститутку за плечи, начал втолковывать ей что-то о своей организации, показывая агитационные материалы. Затем Катя (так звали девушку) прошла в машину. Там - настоящий врачебный кабинет: гинекологическое кресло, разные банки-склянки, приборы. Девушке предложили сдать анализы на СПИД и сифилис. Процедура заняла от силы минут пять, после чего анализатор - что-то вроде теста на беременность - выдал результаты. «Пациентка» оказалась ВИЧ-инфицированной…

Нужно видеть глаза человека, впервые узнавшего о том, что он обречен, - эту мгновенную смену эмоций, по-настоящему животный ужас, панику...

Ребенок - а Катя, несмотря на специфику «профессии», была тогда еще ребенком, - узнав о своем недуге, мгновенно «раскололась» и поделилась, увы, стандартной историей:

- Мне было одиннадцать, я жила в семье без отца в Раздельной. Мать пила, и очень скоро в доме не стало, чего есть. Я убежала в Одессу, где встретила других девочек - Лену, Иру, Надю. Мы долго побирались, пока не набрели на дядю Адама, он руководил Зеленым театром, что в парке Шевченко. Мы жили у него с полгода - в заброшенном здании, у забора. Там было всего три окошка и света не хватало. Но Адам о нас заботился - стирал, кормил, даже денег давал. Приходил он к девочкам и ко мне вечером… Иногда приводил других мужиков – говорил, так надо. Как мы оттуда выбрались? А мы, собственно, и не хотели убегать: а зачем, если кормят? Но как-то начался пожар, и Адам нас запер в этом сарае. Для чего, не знаю. Мы протиснулись по очереди сквозь окошко и оказались на улице. В общем, убежали.

Мы не знаем, о ком рассказала нам в своей путаной истории Екатерина, что это за человек, которого она назвала Адамом. Может быть, все поведанное ложь, столь обычная для ночной Одессы. Но… Впрочем, разбираться не нам, а правоохранительным органам.

Массаж не по-детски
Впрочем, ожидание клиентов у обочины давно стало «прошлым веком» в профессии проститутки. Сейчас в моде – «массажные салоны». И объявления можно легально давать в рекламные издания. И от наиболее отмороженных» клиентов отбиться по телефону.

Как правило, в таких объявлениях пишут о «всевозможных» видах массажа, в том числе «тайских» и в «четыре руки». Объявления обычных массажистов от «сексуальных» отличаются тем, что предусмотрительные мануальщики в своих рекламных заявках обязательно отмечают «без интима!». Цены на эротико-сексуальный «массаж» в Одессе колеблются от 150 гривен за массаж «предстательной железы с последующим расслаблением» до 300 гривен за «ласковые прикосновения в тайском стиле с тантрическим отдыхом».

Созвонившись с одной из массажисток, набиваемся на сеанс «массажа». Нашу визави зовут Лика, раньше она работала, по ее словам, медсестрой.

- Выросла я в Арцизе. Там и замуж вышла за местного парня. Уехали жить в Одессу, в Арцизе делать было нечего - или работать за копейки, или прозябать на коровнике», - рассказывает симпатичная массажистка.

Но в Одессе супружеская жизнь быстро развалилась. А от брака остался сын, которого Лика отдала на воспитание своим родителям. Поработав некоторое время медсестрой, она быстро поняла, что на зарплату медработника можно присоединиться к контингенту больных – оклада хватало только на оплату съемной квартиры и едва – на еду. Поэтому, по совету подруги, уже в Одессе окончила двухмесячные курсы массажа. Поначалу делала массаж «без расслабления» - так в кругах мануальщиков называют оргазм клиента. Но многие клиенты частенько намекали на «продолжение» массажа, причем за солидные деньги, несопоставимые с обычной «мануалкой». В итоге наша собеседница перешла на массаж с «расслаблением».

- Это не значит, что я покончила с обычным массажем, - качает головой Лика. – Просто я не отказываю тем клиентам, которые хотят получить «расслабуху».

В доказательство своей компетентности массажистка показывает медицинскую лицензию и свидетельство об окончании курсов. В числе «услуг», которые оказывает Лика, - оральный и анальный секс, а также манульное доведение клиента до оргазма, попросту говоря, мастурбация.

Сейчас уроженка Арциза работает в собственном массажном «салоне», которым служит обычная двухкомнатная квартира. Залогом безопасности считает свое медицинское образование: мол, уж она то знает все симптомы венерических заболеваний, и такому клиенту быстренько дает «от ворот поворот». В ванной «массажного» салона Лики стоит батарея баночек с хлоргексином – профилактическим средством от «любовных» болезней. А для наиболее «опасных» видов секса, например, анального, она приглашает наемную девушку, которую сама она разыскала по объявлению. Девушка зарабатывает одну треть от платы клиентов.

По словам Лики, у нее давно подобрался постоянный контингент клиентов. А некоторым из них даже предоставляются скидки, могут обслужить и в кредит.

Съем квартиры под массажный салон стоит 2500 гривен. За день Лика делает «массаж» двум-трем клиентам. Средняя плата – от 250 до 300 гривен. На аксессуары, по подсчетам массажистки, у нее уходит до 2 тысяч гривен. На остаток, заключает бывшая медсестра, жить можно. И даже помогать родителям растить 12-летнего сына Артема.

Единственная трудность, говорит девушка, – это соседи. Пара престарелых пенсионеров быстро «вычислила», для каких целей снимается квартира. После этого последовал визит участковых. Однако героиня к такому повороту была готова. Один звонок «крыше» - сотруднику областного УБОПа, - и все. «Крыше», по словам Лики, приходится каждый месяц «отстегивать» 500 долларов. Однако овчинка выделки стоит.

Милиционеры быстро «порешали» проблемы хозяйки «массажного» салона с участковыми, куда пришли жалобы пенсионеров. А с пенсионерами, уверяет Лика, все закончилось «полюбовно» - каждый месяц она приносит им объемистую сумку с консервами и крупами.

Легализовать нельзя расстреливать
Вообще, правоохранительные органы весьма тесно контактируют с секс-индустрией, причем, далеко не всегда речь идет о борьбе с этим явлением. По словам наших собеседниц, милицейские власти и рядовые сотрудники МВД регулярно получают мзду с сутенеров, «крышуют» те или иные «точки» с девочками, в общем, поддерживают коррупционные связи.

Проблема поддержки секс-рынка коррумпированными госслужащими связана с другой, давно дискутируемой в обществе: может, для того, чтобы выбить почву из-под ног торговцев «живым товаров» и продажных чиновников, проституцию следует просто легализовать? Увы, все не так просто.

В «Вере, Надежде, Любви», например, в радужные перспективы придания секс-бизнесу законного характера не верят. Сомневаются в способности государства защитить своих граждан, в том, что воротилы индустрии так просто откажутся от сверхдоходов. Да и практика показывает: поддержка проституции государством лишь усугубляет проблему торговли людьми.

- Страна, признающая секс-индустрию как законный вид бизнеса, - сказал нам представитель организации, - сама становится еще одним сутенером, наживающимся на зарабатываемых проститутками деньгах.

Надо сказать, по данным института имени Горшенина, за легализацию проституцию в Одессе выступает всего 13,5 процентов горожан. 49,3% - за ужесточение наказания для сутенеров и «жриц любви».

Как бы то ни было, легализовать или нет коммерческий секс, решать законодателям. Пока же вопрос остается на повестке дня, и вторая, ночная, Одесса процветает.

1
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

????????...

Видео



????????...